Как евреи с русскими пряник делили

© p-syutkin.livejournal.com

© p-syutkin.livejournal.com

— А, шо вы таки подумали, мы за еврейскую кухню ничего не скажем? Я вас умоляю! 

Мы имеем сказать пару слов. Поговорим за пряник. Да каждый шлимазл знает: только про еврейский пряник можно сказать «Шоб вы так жили!» 

Не кричите. Я понимаю слов! Конечно, не хуже, чем этот ваш русский пряник.


Это ужас любого настоящего патриота в картузе и онучах. Представить себе, что наш русский исконный пряник может быть моложе еврейского… 

Это… это… «Ты что, моего Христа в евреи записываешь?» — известная по фильму фраза как нельзя лучше описывает всю трагичность ситуации. А проект новой, так сказать, конституции и вовсе рисует двушечку за «умаление» памяти предков, передавших чего-то там безмерное нам, потомкам.

Похоже, именно эти замахнувшиеся на самое святое русофобы и делали проходящую сейчас выставку Шагала в музее «Новый Иерусалим». Уже за первый месяц работы, сообщает ТАСС, она обошла по посещаемости предыдущие проекты музея, такие как выставки Пабло Пикассо, Бориса Кустодиева, Альбрехта Дюрера и другие. Только посмотрите на эту пряничную доску на верхнем фото. Именно к ней относится это пояснение:

© p-syutkin.livejournal.com

Впрочем, пора вернуться к серьезному тону и поговорить о той самой пряничной традиции. Которая, конечно, принадлежит многим народам. Пекли пряники и в Древнем Египте, в чуть менее Древнем Риме. А уж немецкие «лебкухены», оказывается, были изобретены в Бельгии. Что нисколько не умаляет славы нюрнбергских пряников.

И все-таки о пряниках еврейских. Вы таки будете смеяться, но сюжет о них — неизменное блюдо русской черносотенной литературы. Сквозь века проходит любимый рассказ о том, как злобные евреи подманивали пряником наивных крестьянских детей. А потом, — о ужас! Православный иеромонах, отец Ипполит Лютостанский посвятил этому в 1876 году целую разоблачительную книгу. Вышедший в Москве его труд «Вопрос об употреблении евреями-сектаторами христианской крови для религиозных целей» прямо и честно заявляет:

Нельзя сказать, что это была единственная точка зрения про еврейские пряники. Попадался и более вменяемый взгляд. Примером тому может служить Александр Алексеевич Алексеев (настоящее имя — Вульф Нахлас, 1820−1895). Как вы понимаете, урожденный еврей, обращенный в православие и ставший известным миссионером. Он происходил из хасидской семьи раввинов местечка Назаринец Подольской губернии и был знатоком Торы и Талмуда, что значительно облегчило ему миссионерскую деятельность в среде иудеев.

В. Нахлас был автором ряда полемических книг. Его семья славилась знанием еврейской традиции. Отец был самым авторитетным в местечке знатоком Талмуда, а дед, «почетный раввин города Ямполя», был родом из Иерусалима, собирал по Подолии средства для бедных евреев, живших в Палестине. 

Вульф Нахлас получил хорошее традиционное образование в хедере и йешиве. Уже в детском возрасте он познакомился и с христианским учением, к которому проявил живой интерес, хотя читать книги приходилось тайком. В 13−14 лет Вольф Нахлас попал в рекруты, в Казанские батальоны военных кантонистов. В армии влияние православия было бесспорным. Десятки тысяч евреев приняли его там. И между прочим немало способствовали славе русского оружия. Вот и наш герой принял там православие, а вскоре и сам активно занялся миссионерством.

В большинстве своих работ Нахлас опирается на собственный жизненный опыт, сообщает множество фактов личной биографии. Кроме того, он рисует сложную картину жизни евреев в царской России XIX в., предлагая своим собратьям пути того, как можно встраиваться в государственную и экономическую жизнь общества.

Алексеев А. Беседы православного христианина из евреев с новообращенными из своих собратий об истинах святой веры и заблуждениях талмудических. СПб., 1872.

Алексеев А. Беседы православного христианина из евреев с новообращенными из своих собратий об истинах святой веры и заблуждениях талмудических. СПб., 1872.

Итак, пряник — есть любимая еврейская закуска. Честно говоря, я не очень представляю себе, как закусывать водку пряником. Хотя, вспоминая свою студенческую молодость, понимаю: это еще не самый плохой вариант.

Численность евреев в России в конце XIX века — примерно 2,5 миллиона человек. Не бог весть сколько. Скажем старообрядцев было примерно раза в три-четыре больше. Но степень влияния и тех, и других на кухню русского общества трудно переоценить. Несмотря на неофициально (а порой и вполне официально) поощряемый антисемитизм, множество блюд еврейской кухни вошли в русский быт. И это вполне объяснимо. Ведь евреи, как немногие другие народы, всегда могли приспособиться к местным условиям и продуктам. А, следовательно, создать свои версии местных блюд:

© p-syutkin.livejournal.com

Народы России: живописный альбом. СПб., 1877.

Народы России: живописный альбом. СПб., 1877.

Блюда из репы, пряники из ржаной муки — не правда ли это хороший пример адаптации к местной кухне? Нужно сказать, что эти комплименты еврейской кулинарии в России — не исключение, связанное с происхождением их автора. Даже Императорское русское географическое общество тоже на жалеет похвал в адрес еврейских пряников и вообще кулинарных способностей этого народа:

Труды этнографическо-статистической экспедиции в Западно-Русский край, снаряженной Императорским русским географическим обществом. Т.VII. СПб., 1872.

Труды этнографическо-статистической экспедиции в Западно-Русский край, снаряженной Императорским русским географическим обществом. Т. VII. СПб., 1872.

При этом, как всегда, остается вопрос: это евреи научились русским пряникам или они приспособили свой давний рецепт к российским условиям и продуктам? Ответ мы, похоже, можем найти в независимых источниках.

Регестры и надписи. Свод материалов для истории евреев в России. Т.I. СПб., 1899.

Регестры и надписи. Свод материалов для истории евреев в России. Т. I. СПб., 1899.

Да, еврейские купцы издавна ввозили пряники, медовики в Россию из Германии и Польши. То есть для них это блюдо было понятным и привычным издавна. Рискую предположить — еще тогда, когда возникает и русский пряник из старинного «медового хлеба». То есть, когда на Руси пряничные специи (кориандр, ваниль, имбирь, кардамон, корица, анис, бадьян, тмин, мускат, гвоздика) становятся доступными хотя бы обеспеченной публике.

А позже и вовсе термин «еврейский пряник» становится вполне понятным и знакомым для русской публики. Хотя даже у классиков что-то в нем всегда настораживает, «колет и режет». Вот и А. П.Чехов в повести «Степь» не удержался: «А Егорушка идет к себе в детскую, бросается, не раздеваясь, в постель, и спит, спит, спит и только чувствует, как что-то острое режет его правое бедро — это еврейский пряник, который лежит в кармане». Это, конечно, ирония. Но смех смехом, а еврейский пряник «лекох» постепенно входит в русскую кухню. Тем более после революции:

© p-syutkin.livejournal.com

Это рецепт из «Сборника технологических инструкций по производству восточных и еврейских сладостей» (Пищепромиздат, 1940). Увы, в последующие 50 лет еврейская кухня в СССР не удостаивалась чести быть изданной в виде книги. «Шо ты хочешь от моей жизни? Уже сиди и не спрашивай вопросы».

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)