Особые люди: как живут на линии разграничения Грузии и Южной Осетии

© Георгий Эристави/Ridus.ru

© Георгий Эристави/Ridus.ru

Недалеко от линии разграничения я встретила грузинских полицейских, собаку и нескольких местных жителей. Как и чем там живут — в репортаже «Ридуса».


В Грузии очень много маленьких поселков, и все они похожи друг на друга. В них люди выращивают яблоки, сливы, хурму и лимоны, держат коров и кур, дети играют с собаками, а женщины готовят тесто, чтобы испечь что-то вкусное на ужин.

Живут обычной жизнью. Но есть несколько особых поселков.

Их название о многом говорит местным, и далеко не все готовы туда поехать. Все потому, что прямо по этим поселкам проходит линия разграничения со спорной территорией Южной Осетии.

Высокий забор с колючей проволокой не позволяет жителям этих поселков перейти туда, где несколько лет назад были их огород или соседняя улица, школа, в которой они учились, или могила их родственников. Мы с другом решили съездить в Эргнети. Это один из таких населенных пунктов, пожалуй, самый известный, потому что из него можно увидеть город Цхинвал. Мы хотели своими глазами посмотреть, как в этом месте живут люди, и тот самый забор, который разделил для многих жизни на «до» и «после».

«Вам в одну сторону?»

Перед поездкой мы попытались узнать у знакомых в Грузии, как все организовать законно и правильно. И столкнулись с некоторыми сложностями. Никто из наших знакомых не был готов ехать в Эргнети из «соображений безопасности».

А еще нас предупредили, что у полиции в этом поселке могут возникать вопросы к туристам. Но мы решили попробовать и узнать все на месте, стали искать таксиста, который согласится нас увезти.

Таксисты оказались людьми сговорчивыми, и все как один без проблем соглашались поехать, но, кажется, были не в курсе, что попасть из Эргнети в Цхинвал сейчас напрямую нельзя, что эти два населенных пункта разделены особой линей, забором и военными.

«Цхинвал хотите посмотреть? Вам в одну сторону?» — спросил нас один из водителей на стоянке такси. Мы, естественно, хотели доехать только до села Эргнети и линии, а потом назад. В итоге нашли таксиста, который вроде бы понимал, куда мы едем. И мы отправились в ту сторону.

© Георгий Эристави/Ridus.ru

По пути остановились в Гори. Сейчас это ближайший к линии крупный город.

А еще в Гори в 2008 году побывали российские военные. И здесь до сих пор на некоторых домах можно увидеть следы от пуль. Они выглядят странно и жутковато среди вполне себе мирных улиц.

Администрация Гори

Администрация Гори

© Георгий Эристави/Ridus.ru

Следы от пуль на доме в центре Гори

Следы от пуль на доме в центре Гори

© Георгий Эристави/Ridus.ru

Заглянули в местное небольшое кафе, где, кажется, ничего не менялось уже лет пятьдесят или даже больше. Нас встретила приветливая хозяйка. Пока мы ели, она присела рядом, стала чистить овощи и рассказывать о жизни.

«До войны здесь, конечно, было иначе, — вздохнула она. — В наше кафе стояла очередь, люди на улице ждали! А теперь вот, видите, так».

Кроме нас в заведении у барной стойки стоял всего один мужчина. «Дома разрушены, денег у людей нет», — добавила женщина. И, если честно, я не сразу поняла, что «война» для местных — это вовсе не Великая Отечественная, а конфликт, который был в 2008 году. В России про этот конфликт обычно не говорят в таком ключе, а многие и вовсе не знают об этих событиях.

© Георгий Эристави/Ridus.ru

Цхинвал по ту сторону забора

От Гори мы ехали еще минут тридцать. По пути нам встречались дорожные указатели с надписью «Цхинвал», и было видно, что они достаточно новые, их повесили тут явно после 2008 года.

Потом началось само село Эргнети.

© Георгий Эристави/Ridus.ru

Село раскинулось слева от дороги. А за ним в какой-то момент стал виден и город Цхинвал. Панельные дома, улицы, если приблизить камерой, то можно, наверное, даже разглядеть белье на балконах и людей.

Вид на Цхинвал из Эргнети

Вид на Цхинвал из Эргнети

© Георгий Эристави/Ridus.ru

А потом дорога, проходящая через село, закончилась: ее перегородили огромные палатки камуфляжного цвета и красный знак «STOP» перед ними.

Тут мы и остановились. Это место — что-то вроде КПП, которое организовали грузинские полицейские у линии разграничения.

Мы с другом подошли к знаку и стали ждать, когда к нам кто-нибудь выйдет, чтобы спросить, можем ли мы погулять по селу и посмотреть. Но навстречу нам выбежал только добрый бездомный пес, который, похоже, прибился к полицейским и жил где-то у них. Минут десять мы стояли в растерянности. Никто, кроме собаки, к нам так и не вышел. Мы даже немного замерзли и решили пройтись по округе.

© Георгий Эристави/Ridus.ru

© Георгий Эристави/Ridus.ru

Сначала внимательно огляделись. Никаких знаков, что это особая территория, где находиться нельзя, мы не увидели. Людей в форме тоже не было.

Слева от КПП заметили немолодую пару посреди поля с невысокими деревцами. Они обрезали ветки. Я подошла и заговорила с ними:

— Подскажите, а где здесь линия, а то мы переживаем, чтобы случайно ничего не нарушить, — сказала я в растерянности.

— Не нарушите, не переживайте, линия вон там, ниже, мостик надо перейти, потом зеленый забор увидите, случайно там не пройти, — ответил мне мужчина. — У меня там рядом огород.

— Он у вас целый? А то у некоторых тут, говорят, проволокой часть огорода отделили…

— У меня целый остался. У других да, там ближе к Гори есть мужчина, у него половину огорода отрезали. Наш не пострадал, — как-то очень спокойно ответил мне мужчина.

— А дом? — спросила я.

— Сожгли, — таким же спокойным голосом, немного улыбаясь, ответила вдруг его жена. — Мы тогда на год уезжали. Когда вернулись, увидела, что все сожгли. Но мы восстановили и никуда уезжать отсюда не захотели, это наш дом.

© Георгий Эристави/Ridus.ru

Пара выглядела как-то удивительно умиротворенно для такого места, где круглосуточно дежурят военные, а еще недавно был военный конфликт.

— Я в Цхинвале учился в школе, — вдруг добавил мужчина, видимо, все-таки наш разговор разбудил в нем какие-то воспоминания. — А теперь все, там нет уже этой школы, все разрушили…

Он замолчал и снова ушел в работу.

© Георгий Эристави/Ridus.ru

Мы попрощались и пошли дальше, в сторону зеленого забора. По пути разговорились еще с одной местной жительницей. Она что-то чистила в небольшом загончике с животными и фотографироваться постеснялась.

— У меня подруга живет в Цхинвале, — рассказала она. — Я даже дом ее отсюда видеть могу. Иногда вечером стою, смотрю вдаль, думаю, что когда-то у нее в гостях была, сейчас это как будто в другой жизни было. Но сейчас проще, мы через интернет общаемся, ее дети научили, меня научили, так иногда созваниваемся. Так и живем.

Человек с автоматом в кустах

Если бы не зеленые палатки КПП на дороге, то вряд ли бы можно было понять, что в Эргнети совсем недавно были какие-то военные действия. Внешне здесь выглядит все так же, как и в других подобных местах в Грузии. Люди восстановили свои дома, и место это выглядит тихим и приятным поселком.

Мы рассуждали об этом с другом, когда спускались в сторону мостика, на который указали нам местные. Зеленый забор разграничительной линии уже стал заметен, а еще сразу за ним мы увидели камеры. Они стоят по всему периметру со стороны Цхинвала.

Зеленый забор и много камер

Зеленый забор и много камер

© Георгий Эристави/Ridus.ru

Вдруг в кустах раздался шум, и оттуда вышел человек с автоматом. На нем была синяя куртка, и мы поняли, что это местный полицейский.

— Куда вы идете? — спросил он нас очень строго. Мы немного напугались, потому что не каждый день на тебя из кустов выходят люди с оружием.

— Мы ходим тут, по поселку, смотрим, — ответил мой друг.

— Нельзя! — строго заявил мужчина. — Уходите!

Мы не стали с ним спорить и пошли в другую сторону. Он проследил, чтобы мы шли впереди, а он сзади вел нас.

— Мы что-то нарушили? — я спросила у полицейского.

— Здесь нельзя находиться, здесь была война, понимаете? — снова строго повторил он. — Здесь граница! Нельзя тут ходить!

© Георгий Эристави/Ridus.ru

Мы попытались выяснить, почему нельзя, но он просто повторял «нельзя», и всё.

Полицейский довел нас до зеленых палаток. На этот раз кроме дружелюбной собаки нас ждали еще несколько мужчин с автоматами. Они окружили нас и стали задавать вопросы.

Откуда мы прилетели, как давно в Грузии, где уже бывали в этой стране и как добрались сюда, точно ли приехали из Тбилиси, а не перешли как-то сюда из Цхинвала, и что нам здесь нужно.

Мы честно отвечали, что хотели посмотреть, как живут люди, хотели увидеть Цхинвал и никаких злых умыслов у нас не было.

— Мы ждали долго, но вас не было, никаких указаний тут нет, мы и решили пройтись, — сказал мой друг полицейским.

— Потому что мы сюда не смотрим, мы туда смотрим! — строго ответил один из мужчин с автоматом. Он забрал наши паспорта и отправил нас ждать решения его руководства по нашему делу в машине.

— Сейчас проверим, если у вас нет нарушений, то вернем вам документы, — сказал он. Мы стали ждать.

© Георгий Эристави/Ridus.ru

© Георгий Эристави/Ridus.ru

Мужчины с автоматами с интересом разглядывали наши штампы в паспортах.

В итоге спустя минут тридцать руководство им подтвердило, что мы не нарушители, а обычные туристы, и полицейские вернули нам документы.

Погулять на Эргнети нам в итоге разрешили. Но только на расстоянии 300 метров от КПП и не сворачивая с центральной дороги.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)

В других СМИ:

Картина дня

Бездна новостей
Все новости
распахнутьcвернуть

гражданская журналиcтика

Маврикий начинал карьеру на абсолютно гражданской должности.

Раки в русской кухне — продукт удивительный.

интересное

Главной особенностью девайса стала высокая автономность.

Также бренд презентовал свой первый игровой ноутбук Redmi G.

По мнению эксперта, у нас есть все технологии, чтобы помочь экологии.

полезное

Перед началом учебы важно поговорить с ребенком, обсудить его цели, а также возможные опасения.

Среди главных факторов старения эксперт на первое место ставит социальное старение.

развлечения

Уверены, что девушки точно узнают себя в этих иллюстрациях.

Тайну назначения и возраста сооружения помогли раскрыть кольца на спилах лиственницы.

Ученые считают, что варианты могут быть разными, но осторожность не помешает.