Почему многие рестораны и парикмахерские отказались от безналичного расчета

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Зачистка банковского сектора изменила теневой рынок финансов. Торговля наличкой перешла в торговлю, сферу услуг и даже к населению. «Ридус» разбирался, ради чего нам создают неудобства в сфере услуг.


Еда и ногти

В 2019 году Центробанк отчитался о значительном снижении объемов сомнительных операций в финансовом секторе. По данным ЦБ РФ, в 2018 году, по сравнению с 2017 годом, обналичивание денег в банковском секторе сократилось почти в два раза. Значит ли это, что торговля наличкой в России уходит в прошлое?

Конечно, нет, свято место пусто не бывает. Востребованность «кэша» никуда не делась. По данным Росфинмониторинга, теневая продажа «налика» просто переместилась из банковского сектора в другие сферы: торговлю, сферу услуг, производство.

Год назад различные СМИ писали о том, что многие рестораны под разными предлогами отказываются принимать к оплате банковские карты как раз по этой причине. Чаще всего в этой связи вспоминали «Чайхону номер один», отдельные заведения из сети «Якитория» и «Тарас Бульба». Финансовый поток там достаточно большой, и, продав «кэш» на сторону, владелец бизнеса может получить прибавку к прибыли процентов в 15 — 20 от суммы.

Схема эта весьма простая. По какой-то причине, например, нет связи с банком, посетителя просят заплатить за заказ наличкой. Пробитые чеки потом просто аннулируют, а выручку — продают. Иные поступают еще проще: вместо кассового чека приносят фискальный. Возмущаются эти очень редкие люди.

Впрочем, стоит отметить, что в большинстве кафе и ресторанов карты к оплате все же принимают. В сфере услуг красоты картина отличается кардинально.

Если не брать самые дешевые и элитные заведения, средний чек за простой маникюр в столице составляет около двух с половиной тысяч рублей.

Обычная москвичка, которая старается следить за собой, «пилит когти» не менее двух раз в месяц. Чаще всего, без предварительной записи попасть в «маникюрню» не выйдет. Спрос большой.

Если вдруг у девушки неожиданно возникло свободное время, которое она решила потратить на себя любимую, без записи примут только сетевые заведения, располагающиеся в крупных торговых центрах. В других местах обычно аншлаг. Про дни перед праздниками даже говорить нечего.

Чтобы проверить, как и где можно оплатить эти услуги картой, «Ридус» отправил корреспондента Нелю Ишемееву в обход таких столичных заведений, и вот что ей удалось выяснить, посетив восемь таких заведений.

Ниже — ее рассказ о «рейде» по «маникюрням» столицы.

Красота за кэш

Салон на улице Селезневская, 22 уверенно заявил, что оплату картой не принимают, но можно сделать онлайн-перевод.

«Время красоты» — это сеть недорогих салонов. Здесь принимают карты для оплаты, и администратор даже показала терминал.

Салон красоты «Юлии Дубицкой» на улице Отктябрьская, 35. Карты тоже не принимают, но онлайн перевод — пожалуйста, никаких проблем.

 — Потом я обратила внимание на безымянную цирюльню, и тоже загорелась желанием узнать, как же обстоят дела с формой оплаты, у самых обычных парикмахерских, которые даже не заморачиваются названием?

Поднявшись на второй этаж, где и находилась за обшарпанной дверью та самая скромная парикмахерская, значилось ООО «Лаванда». Меня встретила грузная женщина, и с улыбкой сообщила, что «ни терминала, ни перевода никакого, ничего подобного у них нет».

По соседству располагается более успешная студия красоты, куда я конечно же заглянула тоже. Приветливая девушка за стойкой немного напряглась, когда с порога услышала об оплате картой, но ответила положительно.

 — Потом я встретила салон красоты, будто бы функционирующий круглосуточно, но исключительно по записи. Название довольно привлекательное «Coco Chanail».

В студии горел свет, мастеров не было, а дверь оказалась заперта. Мне открыла дверь администратор и предложила записать на услуги в любой день и любое время. На вопрос о форме оплаты, сказала, что карты принимают, но на стойке ресепшена виднелось несколько объявлений с номерами для переводов через телефон.

 — Я прошла еще несколько метров, и за поворотом вновь обнаружила очередную парикмахерскую. С порога удалось выяснить, что карты не принимают.

 — В заключении моего рейда по маникюрным салонам, я узнала, что в «Леди Х» по 2-ой улице Марьиной Рощи, 10\14 оплату картой приветствуют, и в «Кокетке» через дорогу тоже, но перевод был бы лучше.

Все дело в объемах

Понятно, что перевод на счет и оплата через терминал — это совсем разные вещи. Налоги с личных переводов не платят, и обналичить эти деньги можно без проблем. Конечно, банк может заблокировать карту из-за сомнительных операций, вот только происходит это достаточно редко, да и разблокировать ее достаточно просто. Может ли здесь идти речь об «обнале»?

По мнению финансового аналитика, члена экспертного совета комиссии по законодательному обеспечению противодействия коррупции Госдумы пятого созыва Андрея Сотникова, обналичивание денег начинается тогда, когда сумма стартует от 10 миллионов.

«В остальных случаях речь идет об уходе от налогов. Даже не так, это просто попытка выжить, попытка уйти от того грабежа, который устроила малому бизнесу власть», — говорит эксперт.

То, что в подобном ведении дел виновата сложная экономическая обстановка в стране, косвенно свидетельствует и другой факт. «Обналом» занимается даже население. Объявления об обналичивании материнского капитала можно найти и в сети, и на столбах в регионах, особенно в тех, что победнее.

По данным Росфинмониторинга, чаще всего для того используют схему консультативной или юридической помощи. «Обнальщики» заключают с матерями договор на покупку недвижимости. После того, как клиенты получают решение о выплате средств, продавец жилья снимает их наличными и передает владельцу сертификата оговоренную сумму. Дальше мать просто возвращает продавцу права на недвижимость через договор дарения. Еще одна популярная схема — фиктивные кредиты под улучшение жилищных условий.

Впрочем, есть и другая точка зрения. Корреспондент «Ридуса» пообщался с самими «обнальщиками». С их слов, если у сети парикмахерских поток клиентов позволяет приносить несколько миллионов «кэшем» в неделю, то речь может идти не только об уходе от налогов, но и об «обнале».

«Через честную оплату через терминал бизнес теряет до 43% прибыли, — говорит на условиях анонимности теневой финансист. — Поэтому чаще всего речь идет именно о минимизации расходов. Если речь идет о наличке в размере, скажем, 300 тысяч в день, то никакой „обнальщик“ с этим связываться не будет. Мелко. Если оборот идет от миллиона в день, то здесь уже может быть и „обнал“. Кроме того, есть случаи, когда те же салоны красоты изначально заводятся в качестве „прачечных“, но это уже совсем другая история».

В ближайшее время Центробанк отчитается о структурах сомнительных операций за 2019 год. После этого «Ридус» подробнее расскажет обо всех известных схемах «обнала».

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)