Смогут ли США остановить «Северный поток — 2»

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

Санкции США против «Северного потока — 2» могут замедлить строительство трубы, но вряд ли остановят. А спешки уже и нет: Россия и Украина договорились о транзите газа, хотя еще буквально вчера казалось, что позиции сторон непримиримы и поиск компромисса затянется надолго.


Достроят точно

20 декабря президент США Дональд Трамп подписал военный бюджет на 2020 год. В нем предусмотрены ограничения против компаний, принимающих участие в строительстве второго «Северного потока». Швейцарская Allseas почти сразу отозвала из Балтийского моря свои суда, прокладывающие трубы для последнего участка магистрали — до берега осталось всего 150 километров. Встает вопрос: смогут ли они вернуться, и если нет — кто заменит?

Строители вполне могут пролоббировать отсрочку ввода санкций на месяц — законодательство позволяет: это показывает опыт контрагентов Ирана, против которых также вводили санкции в текущем году, отмечает директор Академии управления финансами и инвестициями Арсений Дадашев. Кроме того, у «Газпрома» есть собственные суда-трубоукладчики.

Но, во-первых, потребуется время, чтобы доставить их к нужному месту и подготовить к соответствующей работе: на это может уйти 2—3 месяца. А во-вторых, вряд ли холдинг будет рисковать, ведь американские санкции вполне могут ослабить позиции газового гиганта в Европе, продолжает эксперт.

Вполне возможно, если оспорить санкции не получится, то компания обратится к китайцам, которые предпочитают не обращать внимания на угрозы американцев. Они продолжают покупать иранскую нефть и даже осуществляли строительные проекты в Крыму, — рассуждает он.

В том, что «Северный поток — 2» совершенно точно будет достроен, аналитик не сомневается. В проект инвестированы огромные средства, и он уже почти завершен — на 93,5%, согласно официальному сообщению компании-оператора Nord Stream 2 AG. Сама компания поспешила заявить, что работа по скорейшему вводу газопровода в эксплуатацию продолжается. К тому же эта магистраль имеет колоссальное значение для европейской энергетической сферы, добавляет Дадашев.

Руководитель департамента образования Института трейдинга и инвестиций «Феникс» Евгений Удилов, в свою очередь, не видит препятствий для работы судов «Газпрома». По его мнению, российской компании, которая с США дел не ведет, все эти санкционные модели никакими реальными финансовыми осложнениями не грозят.

И по срокам не так важно для окупаемости такого долгоиграющего проекта, будет ли запуск в первой или во второй половине 2020 года. Зампред правительства Дмитрий Козак еще в середине ноября говорил о „Северном потоке — 2“: „будет запущен в середине 2020 года“. Очевидно, утверждая так, он и учитывал все воплотившиеся сегодня риски, — добавляет эксперт.

Кстати, на берегу трубу уже поджидают. Германия, которая отчаянно бьется за проект, дала добро на прокладку труб «Северного потока — 2» по своей территории в зимние месяцы. В Берлине ожидают, что реализация проекта газопровода «Северный поток — 2» будет завершена во втором полугодии 2020 года, сообщило агентство Bloomberg со ссылкой на заявление координатора правительства ФРГ по трансатлантическому сотрудничеству Петера Байера.

Тянули до последнего

На самом деле администрация Трампа вовсе не горит желанием мешать второму «Северному потоку», полагает Удилов. Поэтому они и тянули до последнего с принятием закона о санкциях, а провести его позволили через Конгресс лишь в результате внутриполитических компромиссов по бюджетным вопросам с соперниками-демократами, когда фактически осталось достроить 7% от маршрута и небольшая приостановка работ ни на что повлиять уже не способна.

В команде действующего президента США все-таки собралась достаточно трезвомыслящая часть властного истеблишмента. Эти люди понимают: раз Германия и некоторые другие страны ЕС для себя четко решили, что проект будет ими реализован, раз они вложили туда средства, то запуск и эксплуатация трубопровода неотвратимы, — поясняет аналитик.

Тем не менее российский премьер-министр Дмитрий Медведев поручил правительству проработать дополнительные ответные меры против США в связи с санкциями в отношении «Северного потока — 2». Объективно Россия может ответить немногим, чтобы не причинить ущерб собственным экономическим интересам, но точечные болезненные меры все же возможны, считает руководитель отдела аналитических исследований «Высшей школы управления финансами» Михаил Коган.

Неслучайно против вынесения на рассмотрение Конгрессом нового пакета санкций DASKA Act выступили Американский нефтяной институт (API) и Торговая палата. Глава представительства последней в России Алексис Родзянко еще в прошлом году отмечал, что фактически могут быть созданы условия прекращения деятельности американских компаний, — рассуждает он.

Вполне очевидно, продолжает эксперт, что по принципу зеркальности новые санкции могут затронуть компании из сферы ТЭК, в том случае, если удастся без ухудшения экономики проектов перейти на решения конкурентов американских компаний. В то же время едва ли в Москве будут спешить с подобным ответом.

Власти США уже и так нанесли себе серьезный репутационный урон — последние шаги в Германии, согласно местным СМИ, были восприняты в качестве „акта объявления войны“, — поясняет Коган.

Санкции США против «Северного потока — 2» осудила и Ассоциация европейского бизнеса. В своем заявлении она подчеркнула, что европейская энергетическая политика является исключительной прерогативой членов ЕС, поэтому американские санкции могут расцениваться как нелегитимное вмешательство в дела европейского бизнеса.

Мы также ожидаем, что Еврокомиссия будет готова предпринять конкретные действия в отношении сложившейся ситуации, — говорится в заявлении.

Плюс украинский транзит

Не исключено, что именно санкции против второго «Северного потока» ускорили переговоры России и Украины по поводу транзита. Связь этих событий, безусловно, есть, считает Удилов. И, возможно, украинской стороне показалось, что это стало одним из рычагов давления на «Газпром» в переговорах.

Холдинг согласился выплатить 3 миллиарда долларов во исполнение уже принятого вердикта Стокгольмского арбитражного суда. Кроме того, новый контракт будет подписан на пять лет, тогда как газовый монополист говорил об однолетнем соглашении. Но, по мнению эксперта, фактически выплату 3 миллиардов долларов можно считать «уступкой» украинской стороне лишь до тех пор, пока ничего не известно о цене прокачки кубометра.

Не зря ведь вся публичная информация касается исключительно объемов и сроков, а про цену говорят — коммерческая тайна. Хотя формула цены там вполне может оказаться на деле очень компромиссной, по сравнению со всеми предыдущими ультимативными предложениями украинских переговорщиков. Так что по факту „усушка“ в цене транзита вполне может выдавать накопленную разницу примерно в те же 3 миллиарда долларов в течение всего пятилетнего срока, — предполагает аналитик.

Возможно, в этом и заключается причина, по которой «Газпром» пошел на пятилетний контракт. Впрочем, и сам холдинг мог пойти на более существенный компромисс, чем хотелось бы его представителям. Так что «ценовая» тайна может быть выгодна обеим сторонам. С другой стороны, Украина хотела контракт на десять лет и 100—110 миллиардов кубометров в год, а получила пятилетку с объемами в 60 миллиардов в первый год и по 40 миллиардов в последующие. Кроме того, предусмотрен отказ от новых взаимных обвинений и отзыв исков, по которым нет окончательных решений.

И, наконец, «Газпром» и украинское правительство намерены подписать мировое соглашение, по которому будут сняты претензии Антимонопольного комитета Украины к концерну почти на 7,5 миллиардов долларов. При этом долг Украины по евробондам на 3 миллиарда долларов в пакетное соглашение не включен: этот вопрос будет решаться отдельно, сообщил вице-премьер РФ Дмитрий Козак.

В целом новый транзитный контракт должен устроить всех, полагает Дадашев. По его словам, 40 миллиардов кубометров — это порог окупаемости для украинской системы, так что серьезных финансовых выгод Киев не получает, тогда как Москве потребуется сохранить транзит через соседей теперь не только для увеличения поставок в Европу, но и из-за возникших проблем с «Северным потоком — 2».

Таким образом, новый контракт является достаточно нейтральным и взаимовыгодным для всех участников. В отсутствие желания у определенных политических сил на Украине саботировать процесс новые претензии у сторон возникнуть не должны, — заключает эксперт.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (2)