Пытки в Крыму: факт или фейк

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

Международный уголовный суд ООН опубликовал отчет о предварительных расследованиях 2019 года.

В Гааге выявили ряд «нарушений прав человека», которые совершались в Крыму и Донбассе с 2014 года. Собкор «Ридуса» обсудил с экспертами ситуацию в Крыму, и многие тезисы отчета о «пытках» они сочли «несколько натянутыми».


В 2017 году Украина обратилась в Международный суд ООН с иском против России. В начале ноября судебный орган в Гааге признал свою юрисдикцию по иску Украины против Российской Федерации, который Киев подал в 2017 году.

В Киеве заявили, что российская сторона нарушает международные конвенции о борьбе с финансированием терроризма и о ликвидации расовой дискриминации, якобы поддерживая ополченцев в Донбассе и преследуя крымских татар и украинцев в Крыму.

«Имеющаяся информация дает разумные основания полагать, что с 26 февраля 2014 года на оккупированной территории Крыма были совершены следующие преступления: умышленное убийство, посягательство на личное достоинство, незаконное заключение, принуждение охраняемых лиц к службе в силах враждебной державы, умышленное лишение защищаемых лиц прав на справедливое и регулярное судебное разбирательство», — говорится в документе, опубликованном на сайте суда.

«Сильно преувеличено, но довольно опасно»

Урожденный крымчанин, частнопрактикующий в Страсбурге юрист, к. ю. н. по международному праву, Александр Суржин, специализирующийся на подаче и сопровождении жалоб в ЕСПЧ, в разговоре с «Ридусом» отметил, что фактура представленная государством-заявителем, основана на информации от различных мониторинговых групп, которые готовят подобные отчеты и собирают для них фактуру исключительно дистанционно.

По словам юриста, если в отдельных случаях удаленная аналитика возможна, то, «когда дело касается определенных ситуаций, например деяний, подпадающих под действие Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации, сделать это, не побывав на месте, представляется затруднительным».

Есть основания полагать, что многие из фактов, представленных государством-заявителем, не опираются на должным образом собранные и представленные доказательства. Есть существенная вероятность, что многое из фактуры, представленной истцами, плохо обосновано и строится на косвенных фактах, — полагает юрист из Страсбурга.

Вместе с тем, по мнению собеседника «Ридуса», часть обвинений не лишена смысла, ведь многое из того, что в российской системе исполнения наказаний считается обыденностью, согласно европейским нормам, считается пытками.

© Николай Мошков/ИТАР-ТАСС

В российских тюрьмах и СИЗО, по мнению Суржина, «действительно все плохо» — у юристов всех мастей имеется множество вопросов к обоснованности избрания меры пресечения и сроков содержания под стражей на досудебной стадии. «Вообще в российской пенитенциарной системе много серьезных проблем — это факт», — отмечает собеседник «Ридуса».

«Например, в деле моего заявителя, господина Щепеткова (экс-мэр Феодосии, которого посадили за коррупцию и который пожаловался в ЕСПЧ на пытки и несправедливость процесса против него), все плохо — это факт, — рассказывает юрист. — При этом, напомню, мой клиент, врач по профессии, имел широкую поддержку горожан и лишь требовал от застройщика соблюдения должной процедуры землеотводов и строительства, а последний, имея крайне неоднозначную репутацию, на протяжении длительного времени угрожал заявителю тюрьмой и пытался осуществить провокацию на взятку. Однако суды при фактически отсутствующей, несогласованной доказательной базе обвинения сочли это убедительным».

Также «плохо все», по словам адвоката, обстоит и в деле другого его клиента — футбольного клуба «Севастополь», у которого предыдущие власти региона «фактически экспроприировали бывший стадион „Чайка“, по причине того, что он якобы нецелевым образом использовался». 

Заявителя, который фактически спас севастопольский футбол в 90-е и активно поддерживает его до сих пор, лишили даже права на компенсацию, поясняет Александр Суржин. При этом, по его словам, никак не принимается во внимание тот факт, что заявитель приобрел объект уже как рынок, а не как стадион, который, кстати, изначально был неправильно спроектирован и построен. «Однако затем по удивительному стечению обстоятельств бывший стадион, фактически „отжатый“ у добросовестного приобретателя, продолжил работать как рынок», — говорит юрист. 

Не лучшим образом сейчас складывается ситуация и в деле Олега Зубкова (владелец парка львов в Крыму), создавшего с нуля уникальные объекты в регионе. Парки дают работу многим крымчанам и являются крупным налогоплательщиком для Крыма, поясняет Суржин. «Его парки хотят закрыть из-за конфликта с властями республики и силовиками, и это все тоже плохо — факт», — резюмирует юрист. 

«Однако вменение Российской Федерации деяний, подпадающих, например, под действие Конвенции по запрету всех форм расовой дискриминации, на фоне строительства той же соборной мечети в Симферополе, что всячески тормозилось властями до 2014 года, выглядит, на мой взгляд, странно», — считает правовед. 

«Насколько объективной информацией владеют такие дистанционно действующие мониторинговые группы, насколько у них релевантные источники, — все это вызывает вопросы», — добавляет собеседник «Ридуса». 

При этом не совсем ясно, почему Крымский полуостров не посещают миссии международных организаций, дабы провести оценку ситуации на месте. Насколько известно, только в начале 2016 года в Крыму был с недельной миссией специальный представитель Совета Европы — посол Штудманн.

Вместе с тем тот факт, что Международный суд ООН признал юрисдикцию по данному делу, является, безусловно, негативным обстоятельством для российской стороны. У российских властей будет время до конца следующего года, чтобы должным образом обосновать свою позицию и привести нужную контраргументацию по делу, — подытожил Александр Суржин.

«Права нарушаются вообще везде»

© АР/ТАСС

Эксперт Центра политического анализа Михаил Захаров отметил в беседе с «Ридусом», что у Киева была сильнейшая мотивация, чтобы на международном уровне услышали именно такую позицию.

Видимо, украинская сторона предоставила значительно больше материала для этого дела, а российские материалы, если они и предоставлялись, то воспринимались критически, уверен политолог.

«Если суд признает Россию однозначно виновной, то почти для любого политика, который будет на тот момент у власти в Киеве, это будет хорошая история, — говорит Захаров. — Как я понимаю, завтра этого не случится, но это станет аргументом для Украины в пользу того, чтобы требовать компенсации в других судах по утраченному имуществу, то есть Крыму. И это будет нехороший знак и для России, и, наверное, для Крыма тоже».

Вообще различные международные организации самого разного толка и национальные ведомства регулярно публикуют отчеты о нарушении прав человека в разных уголках мира, заметил эксперт. Например, Аmnesty international ежегодно публикует доклад о том, «как везде нарушаются права человека».

«Правда, в основном это касается тех стран, которые находятся у организации в мониторинге, при этом в одних странах нарушения замечают больше, в других меньше», — уверен Захаров. Российский МИД также раньше публиковал отчеты, например, о том, как нарушаются права на Украине, а до этого — в целом в Европе.

«Права везде нарушаются, за исключением разве что какой-то Норвегии, где помешаны на правах человека, да и там наверняка тоже, и практически везде существуют пытки в тюрьмах», — считает эксперт, но замечает при этом, что «если ситуация для стран третьего мира привычная и не вызывает особого резонанса, то, к примеру, в европейской стране может стать поводом для публичного скандала с последующей отставкой министра внутренних дел».

«Странно, когда подобная информация публикуется на основании аргументов только одной стороны, в частности украинской», — считает крымский политолог Владимир Джаралла. По его словам, большинство организаций, которые проводят исследования, ситуацию в регионе реально никак не изучают, но делают некие выводы, как, в частности, в недавно опубликованной резолюции Генассамблеи ООН.

Подобные тезисы можно рассматривать как инструменты «политического давления» и «идеологического противостояния». Члены мониторинговых групп говорят, что посетят Крым только как территорию Украины, что недопустимо для российской стороны. Чаще всего это отговорки, и в этом случае речь не идет ни о правах человека, ни о милитаризации, а исключительно о политических решениях, — уверен Джаралла.

По словам собеседника «Ридуса», сложившуюся ситуацию можно сравнить с публичными обменами любезностями эпохи холодной войны. Таким образом, и Захаров, и Джаралла считают, что отчет международного суда, который появился незадолго до переговоров в «нормандском формате», и сами переговоры — события, между собой не связанные.

Однако политолог Иван Чихарев, напротив, уверен, что аналогичные публичные заявления украинской стороной «инициируются накануне горячих информационных поводов, вроде „нормандского формата“».

«Как правило, это происходит регулярно, но обострение случается, когда Украине на международной арене в очередной раз необходимо продемонстрировать свои аргументы», — отметил Чихарев. По его словам, ряд международных организаций, которые составляют подобные отчеты о нарушении прав человека на территории полуострова, допускают грубые фактические ошибки в описании региональных политических режимов Республики Крым и Севастополя, называя их зеркальными. Такая же история и с проблемой крымских татар на полуострове. «Любое задержание любого крымского татарина по любому поводу они подверстывают под политическую подоплеку», — заключил политолог.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)