Бессмертный «совок», или Какой строй сейчас в России?

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

Вчера вечером решил посмотреть телевизор: включаю одну программу — идет сериал про ментов. Переключил на другую — сериал про ментов. Включил третью программу — да что за напасть: опять сериал про ментов. Менты всякий раз, конечно, разные — хотя тоже не совсем: зачастую лица попадаются похожие — видимо, в связи с изобилием сериалов актеров на всех не хватает. Ладно, переключил наугад на четвертый канал — там тоже шел сериал… но про врачей. Отлегло.


Для кого снимают сериалы

А потом я уже отвлекся и стал прикидывать — а про кого вообще нынче постсоветским российским людям кино чаще всего снимают — причем именно такое вот, массовое, не высоколобое? По всему выходит, что менты — в широком смысле — на первом месте по частоте. Причем менты самые разные: тут и оперы (оперА, как их прозвали в первом, самом популярном про них сериале); потом следователи, розыскники с собаками, участковые городские, участковые сельские, гаишники, наркополицейские, борцы с оргпреступностью… Сериалов сняли, наверно, уже сотню, если не больше. На втором месте по частоте — пожалуй, врачи. Про «людей в белых халатах» снимают, конечно, меньше, чем при советской власти, но тоже много. И какая там обычно развесистая клюква…

На третьем месте — сериалы про школу, то есть про педагогов. При Советах про учителей, пожалуй, снимали больше, чем про врачей — но сейчас врачи вырвались вперед.

И, наконец, есть четвертый класс сериалов — особый: это сериалы ностальгические, про «славное советское прошлое». Их тоже немеряно, причем охват — реально на любой вкус: там тебе и неприютные 20-е, и мрачные 30е, и переломные 50-е, и «оттепель», и очень популярный нынче «застой», и перестройка — всё есть.

Есть ли какой-то общий, объединяющий признак у всех четырех выделенных нами групп сериалов? На самом деле есть. Это всё — сериалы про бюджетников. То есть про людей, которых кормит непосредственно государство. Менты, врачи, учителя — это и так понятно, в «советском прошлом», как мы помним, вообще никакого другого работодателя, кроме государства, не было.

И теперь нам легче понять, почему народ хочет смотреть именно такие сериалы, а не какие-то другие. Скорее всего, дело в том, что народ у нас сам — бюджетник по большей части. А про кого ж еще смотреть, как не про себя?

© visualhunt.com

Все вокруг народное, все вокруг… государственное

Проверяем. По недавним оценкам ФАС (Федеральной Антимонопольной Службы) доля госсектора в экономике РФ достигает 70%. Да, все сходится: если в стране преобладают разного рода бюджетники — естественно, что и сериалы они смотрят про бюджетников. Или современных, или советских.

В стране, есть, конечно, большие частные корпорации — например, «Северсталь». Или «Русал». Однако они настолько огромны, что… что-то мешает нам ощущать их как реально частные. Во всяком случае, когда я разговаривал порой в провинции с рабочими заводов той же «Северстали» - многие были уверены, что работают на государство, просто, наверно, в какой-то иной форме. Так что это собственность вроде бы олигархическая, но — вспомним, к примеру, как Олег Дерипаска в середине «нулевых» заявлял, что он патриотически декларировал свою полную готовность «если будет надо» передать контроль над Русалом государству:

«В интервью «Файненшл Таймс» он так и сказал: «Если государство скажет, что мы должны отказаться от компании, мы откажемся». Дерипаска добавил, что не отделяет себя от государства. Еще одна цитата из главы «РусАла»: «Мне просто повезло. Считайте, что богатство просто свалилось на меня с неба» (2007 год). 

В общем, есть ощущение, что российские олигархи находятся под столь плотным и неусыпным контролем государства в лице ФСБ, налоговиков и прочих, что и работников их корпораций можно считать в какой-то мере бюджетниками…

© Алексей Кондратьев (ИТАР-ТАСС)

Гибридный строй новой России

И вот тут нас подстерегает ряд парадоксов. Если в стране до такой степени преобладают бюджетники, если в экономике сплошь государственная или квазигосудраственная собственность — какой же строй в этом государстве? Мы как-то привыкли думать, что после 1991 года в России торжественно завершили «социалистический эксперимент» и «страна стала на рыночный путь развития» (так в то время стыдливо называли капитализм). Значит, в России — капитализм?

Но тогда почему везде так много государства? Ведь государственная (она же, на советском новоязе, «общенародная») собственность — это основа именно социализма, об этом еще Ленин писал. Если «народу» принадлежит снова больше 70% экономики — значит, в России уже опять социализм?? Но на социализм, скажет опытный советский житель, тоже как-то непохоже: квартиры бесплатно не раздают, талонов на водку нет, опять же — за границу выпускают, хоть и не всех… Что же это?

А ведь в самом деле — в России построен какой-то невиданный еще гибрид. Это и не «совок» в классическом понимании, но и никак не капитализм в каком бы то ни было изводе. Про классический капитализм в РФ можно забыть хотя бы потому, что в стране, по сути, отсутствует защита права собственности — а без нее какой может быть капитализм? Сегодня ты — собственник, у тебя — предприятие, оно приносит прибыль; а завтра кому-то пришло в голову это предприятие «отжать» - и всё, защититься практически невозможно, а схем «отъема собственности» существует масса и на любой вкус. Поэтому бизнес в России хиреет, недавно на встрече с губернатором-коммунистом (.) в Иркутской области один предприниматель даже назвал бизнесменов «современным пролетариатом» - мол, все их угнетают…

Но и социализм своеобразный — без Госплана и пятилеток, без «фондов» и с почти настоящими деньгами. Сделано вообще невиданное: большинство бюджетных организаций отданы во власть… их непосредственному начальству. Государство довольно щедро снабжает деньгами свои низовые подразделения — школы, больницы, детские сады, вузы, предприятия ЖКХ и прочее — но деньги отдаются в распоряжение их непосредственного руководства, которое уже формирует и фонд оплаты труда, и распределяет средства на прочие нужды. Эта схема действует уже давно, и в результате в стране образовался невероятный, невиданный прежде разрыв в доходах между обычным «линейным» персоналом и начальством в обычных «бюджетных» учреждениях. Средства массовой информации пестрят сообщениями о том, что, скажем, ректора в вузах и их ближайшее окружение имеет оклады в миллионы рублей, когда простые преподаватели едва выживают на зарплату в 10-20 тысяч рублей в месяц и идут на чудовищные переработки. Та же картина — в школах и больницах. Разрывы в доходах между директоратом и работниками совсем не социалистические — они в 10, 15, 40 и более раз. Причем «верхнее» начальство смотрит на эти перекосы сквозь пальцы. Главное, типа, «чтобы дело делалось».

© visualhunt.com

Предприятие — собственность директора… пока он директор

Да и как может быть иначе? Если директор с приближенными замами сами формируют фонд оплаты труда из «спущенных сверху» государственных денег — естественно, первым делом они стараются не забыть сами себя, на всех остальных выделяя уже по остаточному признаку. Отсюда все время странности, которые так беспокоят, к примеру, президента Путина: вроде бы, по отчетам Минфина, «денег выделяется достаточно», но учителя и врачи все время жалуются, что работать приходится по 2 смены, а денег все равно едва хватает на жизнь. Это общая жалоба всех российских «бюджетников». Как так? - негодует президент. А вот так - «излишки» оседают в карманах руководства самих же госструктур и их подразделений «на местах».

Это и есть наш «постсоветский гибрид»: государство проникло во все ключевые отрасли, заливает их деньгами, но деньги по большей части оседают в карманах начальства «на местах», которое ими по факту распоряжается. И эта схема всех устраивает.

Государству удобно, что у структур на местах образуется «как бы хозяин», который кровно заинтересован сидеть на своей должности и выполнять все указания «сверху» - ведь чем дольше ему удастся высидеть, тем больше ему удастся получить. Такие «хозяева» держат свои коллективы в ежовых рукавицах, готовы внедрять и продавливать любые, самые безумные «задумки» из Центра, будут заставлять собирать любую, самую дикую отчетность — потому что они реально «сидят по потоках» и дорожат там каждым днем.

Резюме: не надо буржуев

Но, как ни странно, такое положение в чем-то устраивает и самих «бюджетников». Почему? Ведь вроде бы они подвергаются самой беззастенчивой эксплуатации…? Но наших «бюджетников» греет мысль, что их начальство — все-таки не настоящие хозяева. На них «есть управа»: их же могут в любой момент уволить. И даже посадить в тюрьму — они ведь загребают не свои деньги. А государственные. И такое действительно время от времени случается. Всемогущих «директоров» и «главврачей» действительно ведь можно снять буквально росчерком пера.

Российские «бюджетники» не хотят работать на настоящих хозяев — которые «буржуи», на которых «нет управы». Нечистые на руку, алчные «директора» кажутся им более понятными и менее опасными. Еще бы — они ведь таких помнят еще по советским фильмам. Значит, они не страшные.

Больше всего современная Россия боится Частника, который будет делать «что захочет». И вот добрая власть выстроила такой своеобразный строй, что в нем частников как бы и нет. Психологически комфортнее… но денег у рядовых работников больше не стало. Зато население становится все более однородным — все сплошь бюджетники. А хозяев — нет.

Какой общественный строй сейчас в России?

Проголосовало 81 человек
(Для голосования нажмите на соответствующую вашему выбору строку)

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (2)

  • Small bac61ca2c4
    Максим Легуенко11 декабря 2019, 12:17

    ну, не знаю, где здесь кто капитализм увидел. На мой взгляд, все это чистейший совок 2.0 латиноамериканского типа

  • Small 9a8e5e1b71
    merlion11 декабря 2019, 15:04

    Предпринимательское сословие в России, ещё начиная с Петра I, формировалось в тесной связи с государством. В стране все крупные мануфактуры тогда либо были государственными, либо работали на государственный заказ. Чем, кстати, не древний "социализм"? Но не социализм же! Потому что было колоссальное социальное неравенство и потому что был слой паразитов - всяких "дворян". Вот и в настоящее время, видимо, нечто похожее, да только развития у страны, в отличие от петровских времён, нет.
    В Западной Европе прогрессивные преобразования происходили спонтанно, по мере экономического развития. У нас прогрессивные реформы проводились сверху, укрепление государства сопровождалось подавлением общества и свобод. Реформы Петра проводились в соперничестве с Западом. Усиление деспотии вызывало экономический застой, замедляло развитие, и через некоторое время снова вставала задача новых реформ. Развитие шло импульсивно, и эта цикличность составляет одну из особенностей экономического развития России. Сталинский режим был логической ступенью этой особенности. После него наступил очередной застой с очередным ослаблением деспотизма.