Наталья Холмогорова

Правозащитник

Все статьи автора
автор

Как бороться с семейным насилием и надо ли

001019

Спрашивают, а что же надо делать (и надо ли) с семейным насилием. Это мысли, разумеется, сугубо дилетантские и черновые. Но мне кажется дело обстоит так.

0. Говорить вообще имеет смысл не о «семейном насилии», а о «домашнем».

Те специфические условия, о которых идет речь, возникают, не когда люди официально женятся, а когда начинают жить вместе и вести общее хозяйство. Кроме того, это уберет жупел: «Вы клевещете на семью, вы против семьи!»

Дядя Магомед, которого мама вчера привела с рынка, а сегодня он принялся бить и маму, и детей — никакая им не «семья», но осуществлять над ними домашнее насилие это ему не мешает.

1. Убежища. Да, необходимы государственные доступные убежища для тех, кого обижают дома и кому некуда идти. В первую очередь я думаю даже не о женах (хотя о них тоже), а о стариках, которых бьют и выгоняют из дома взрослые дети. Вот у них положение невообразимо горькое и абсолютно безысходное.

Вообще говоря, нужна система помощи жертвам: не только убежища, но и бесплатные психологи, и бесплатные юристы, и льготная ипотека или субсидии для приобретения жилья, и помощь в приобретении квалификации и трудоустройстве (для тех, кто много лет сидел с детьми), и точечные и очень аккуратные меры помощи детям. Но это дело будущего.

Для начала хоть сделать так, чтобы старуха, дома у которой бушует пьяная компания сына или дочери, не спала на скамейке во дворе.

2. Убрать понятие «частно-публичное обвинение», по которому можно забрать заявление.

Мы регулярно слышим, что домашнее насилие, мол, ничем не отличается от уличного, и не надо его как-то особо выделять. Отлично. Не надо. Если тебя побили хулиганы на улице, никакой возможности «забрать заявление» у тебя нет. Помирился с ними? На суде это расскажи и судью попроси, чтобы не наказывал их слишком строго.

3. Разобраться в том, почему к этим историям халатно относится полиция, причем не выполняет уже имеющиеся законы (а значит, не будет выполнять и новые).

Я не готова давать конкретные рекомендации, но вообще-то очень много бед происходит просто от отсутствия инструкций и четких алгоритмов. И еще от нехватки людей. Когда на 100 километров и 5 деревень — один-единственный участковый, он физически не может разбираться с каждым семейным скандалом на своей территории.

4. Защитные ордера — вещь полезная и не нарушающая прав граждан, если правильно их применять.

За подробностями отсылаю к комментарию Матвея Цзена в моем большом аналитическом материале, опубликованном на страницах «Ридуса».

5. Содействовать примирению и сохранению семьи — да, вполне возможно и правильно, пока никакой уголовщины не произошло (и это, собственно, и будет «профилактика насилия»). 

Медиаторы, семейные психологи, вот это все. Но если уже началась уголовщина — какое тут примирение? Для начала, извините, пусть отсидит и искупит. 

Как-то так.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)

|статья
Вис Виталис

В НБП я не вступил, потому что у меня уже была своя собственная рок-группа.

Коронавирус показал целесообразность перемен, которые предложены для внесения в Конституцию.

Монотонность жизни в изоляции усыпляет.

Если считаете, что с вами поступают не по закону, можете бороться в его рамках.

Это обычный технологический цикл законотворчества.

Как США ведут тайную войну с другими странами при помощи «будущих лидеров».

Давайте посмотрим, на что это похоже в грубых цифрах и фактах.

Самоизоляция объяснила, зачем в Конституции ответственность за животных.

Четыре дня и читают оскорбления Дениса Шендеровича в адрес «Ридуса».

Инфекция ни у кого не спросит выписку с банковского счета.