Наталья Холмогорова

Правозащитник

Все статьи автора
автор

Как бороться с семейным насилием и надо ли

101012

Спрашивают, а что же надо делать (и надо ли) с семейным насилием. Это мысли, разумеется, сугубо дилетантские и черновые. Но мне кажется дело обстоит так.

0. Говорить вообще имеет смысл не о «семейном насилии», а о «домашнем».

Те специфические условия, о которых идет речь, возникают, не когда люди официально женятся, а когда начинают жить вместе и вести общее хозяйство. Кроме того, это уберет жупел: «Вы клевещете на семью, вы против семьи!»

Дядя Магомед, которого мама вчера привела с рынка, а сегодня он принялся бить и маму, и детей — никакая им не «семья», но осуществлять над ними домашнее насилие это ему не мешает.

1. Убежища. Да, необходимы государственные доступные убежища для тех, кого обижают дома и кому некуда идти. В первую очередь я думаю даже не о женах (хотя о них тоже), а о стариках, которых бьют и выгоняют из дома взрослые дети. Вот у них положение невообразимо горькое и абсолютно безысходное.

Вообще говоря, нужна система помощи жертвам: не только убежища, но и бесплатные психологи, и бесплатные юристы, и льготная ипотека или субсидии для приобретения жилья, и помощь в приобретении квалификации и трудоустройстве (для тех, кто много лет сидел с детьми), и точечные и очень аккуратные меры помощи детям. Но это дело будущего.

Для начала хоть сделать так, чтобы старуха, дома у которой бушует пьяная компания сына или дочери, не спала на скамейке во дворе.

2. Убрать понятие «частно-публичное обвинение», по которому можно забрать заявление.

Мы регулярно слышим, что домашнее насилие, мол, ничем не отличается от уличного, и не надо его как-то особо выделять. Отлично. Не надо. Если тебя побили хулиганы на улице, никакой возможности «забрать заявление» у тебя нет. Помирился с ними? На суде это расскажи и судью попроси, чтобы не наказывал их слишком строго.

3. Разобраться в том, почему к этим историям халатно относится полиция, причем не выполняет уже имеющиеся законы (а значит, не будет выполнять и новые).

Я не готова давать конкретные рекомендации, но вообще-то очень много бед происходит просто от отсутствия инструкций и четких алгоритмов. И еще от нехватки людей. Когда на 100 километров и 5 деревень — один-единственный участковый, он физически не может разбираться с каждым семейным скандалом на своей территории.

4. Защитные ордера — вещь полезная и не нарушающая прав граждан, если правильно их применять.

За подробностями отсылаю к комментарию Матвея Цзена в моем большом аналитическом материале, опубликованном на страницах «Ридуса».

5. Содействовать примирению и сохранению семьи — да, вполне возможно и правильно, пока никакой уголовщины не произошло (и это, собственно, и будет «профилактика насилия»). 

Медиаторы, семейные психологи, вот это все. Но если уже началась уголовщина — какое тут примирение? Для начала, извините, пусть отсидит и искупит. 

Как-то так.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)

Курс на деаномизацию пользователей принят большей частью западных стран.

С отчетом о работе правительства Мишустина ждут в Госдуме уже в апреле.

Уход Медведева — это однозначно запланированная история.

Введение исследования интернет-аудитории — адаптация существующего законодательства.

С этим сектору придется смириться. Хочет он того или нет.

Кроме военной поддержки Ирана обязательно понадобится экономическая.

Совершенно неважные, но такие приятные двенадцать.

|статья
Сергей Лунев

Побывал в «Современнике» на постановке Гарика Сукачёва «Анархия».

Официальная позиция Евросоюза по статусу Крыма обязывает делать подобные заявления.

Накануне на улице ко мне подошла бабушка.

Круто, что на жизни нашего поколения мы вернули себе гордость за Москву.

Как надо понимать договоренность с Украиной о транзите.

Они совершенно не разбираются в обсуждаемом ими вопросе.