Хамон и пармезан исчезнут навсегда: контрсанкции Россия не отменит

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

Россия не собирается первой отменять контрсанкции в отношении ЕС, заявил на прошлой неделе премьер-министр РФ Дмитрий Медведев после переговоров с премьер-министром Финляндии Антти Ринне. Инициатива в этом вопросе должна принадлежать Евросоюзу, подчеркнул глава российского правительства. При этом он признал, что ограничительные меры никого не радуют и Россия заинтересована в нормализации отношений, хотя часть российских компаний просит сохранить санкции навсегда.


По словам Медведева, решение вопроса о санкциях зависит от ситуации на Украине. Если ей удастся продвинуться вперед в урегулировании внутреннего конфликта, возможно, улучшатся и отношения России с Европой. В противном случае все санкции сохранятся надолго. Но и в таких условиях можно жить и развиваться, выстраивая взаимодействие с европейскими странами по отдельности, добавил премьер.

Между тем, по оценкам экономистов РАНХиГС и Центра экономических и финансовых исследований и разработок (ЦЭФИР), из-за пятилетнего продуктового эмбарго российские потребители ежегодно теряют 445 млрд рублей (около 3000 рублей на человека в год, или 4,8% стоимости минимальной продовольственной корзины).

Нет пути назад

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

Первой пойти на попятную и снять контрсанкции Россия, безусловно, не может, соглашается с премьером шеф-аналитик ГК TeleTrade Петр Пушкарев. После такого шага у европейских партнеров просто не останется внятных стимулов, чтобы работать над снятием антироссийских ограничительных барьеров, поясняет он. А ведь им для этого придется оказать сопротивление сильному давлению со стороны США.

Именно европейский бизнес несет основные убытки, а вовсе не американцы, и будь власти европейских государств менее зависимы де-факто в принятии данных решений, они бы давно уже отказались от пролонгирования ограничений, которые куда сильнее мешают им самим, — полагает эксперт.

По его мнению, европейские лидеры отлично понимают, что разрешению конфликта вокруг Донбасса препятствует вовсе не Россия: торпедировали минский процесс именно прежние украинские власти. Но новый украинский президент и его окружение явно готовы к более продуктивному диалогу. Об этом свидетельствует недавний развод войск.

Уже в течение 2020 года при активном посредничестве европейских политиков — участников нормандского формата дело непременно сдвинется с мертвой точки, полагает аналитик, особенно если этими сдвигами будет обусловлена дальнейшая финансовая и экономическая поддержка Украины.

И как только у европейцев появятся новые поводы официально признать, что „Россия следует минским соглашениям“ (а на самом деле их наконец-то начала выполнять Украина), такие страны, как Италия, Австрия и Венгрия, тут же громко провозгласят: с России пора поэтапно снимать санкции! Их смогут поддержать Франция, Германия. И тогда процесс даст обратный ход и с европейской, и с российской стороны, — прогнозирует Пушкарев.

Когда в Донбассе будет обеспечен прочный мир, про крымский вопрос все, кроме Украины, просто забудут, уверен он. Однако руководитель партнерских программ инвестиционно-образовательной площадки «Линейка» Вячеслав Максименко в этом сомневается. Санкции — инструмент политического воздействия, который будет работать, пока геополитический оппонент «не изменит своего некорректного поведения», напоминает он.

В Европе и США еще не скоро смогут признать Крым частью России, а на добровольное возвращение этой территории Украине в Москве никогда не согласятся. Поэтому санкции будут действовать до тех пор, пока на Западе не обновится политический истеблишмент, который сможет рассматривать Россию в качестве партнера по решению международных проблем, а не той страны, которая должна быть встроена в однополярный мир, — рассуждает эксперт.

Он приводит хрестоматийный пример затяжного действия санкций — поправку Джексона — Вэника к закону о торговле США, которая ввела ограничительные меры против СССР за препятствование эмиграции в Израиль, но была отменена лишь через 38 лет в 2012 году. При этом основания для ее введения исчезли еще в 1987 году, а с 1989 года вводился мораторий на применение этих ограничений, продление которого оставалось на усмотрение американских властей.

Совершенно очевидно, что ни санкции, ни антисанкции в обозримом будущем отменены не будут. Для изменения сложившейся парадигмы необходимы серьезные причины: должна полностью измениться геополитическая стратегия как европейских стран, так и России. Учитывая все преграды, которые ЕС ставит на пути российских газопроводов, образ Москвы как врага Европы будет держаться еще долго, — соглашается с коллегой директор Академии управления финансами и инвестициями Арсений Дадашев.

Польза или вред?

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

На самом деле России в данный момент отмена контрсанкций невыгодна, считает Дадашев. Благодаря этим мерам отечественные компании получили возможность конкурировать с иностранными производителями, что оказывает позитивное влияние на экономику, уверен он.

На каком-то этапе продуктовое эмбарго действительно пошло на пользу российским производителям, освободив для них прежде занятые иностранными поставками конкурентные ниши. Но дальнейшее сохранение этих ограничений уже пойдет во вред экономике, поскольку отечественные предприятия в отсутствие реальной конкуренции перестанут поддерживать должное качество продуктов, зато вполне могут задрать оптовые цены, предупреждает Пушкарев.

Как результат российские потребители получат лишь рост розничных цен еще и при деградации в качестве товаров, а сами производители в слишком „тепличных условиях“ утратят все стимулы к совершенствованию и вскоре отстанут от иностранных конкурентов на одно-два десятилетия и, возможно, уже без шансов догнать их в этом веке, — предсказывает аналитик.

Эффективность ограничений постепенно сходит на нет, признает Дадашев. Сразу же после 2014 года отечественные игроки нарастили производство и увеличили долю рынка, но в данный момент для них созданы слишком комфортные условия и в отсутствие конкурентов они перестают бороться за покупателя, повышая цены.

Тем не менее даже в текущий неспокойный год наблюдается прирост несырьевого неэнергетического экспорта на 3%. Причем происходит это не только за счет зерна, но и машиностроения, фармацевтики и тонкой химии — именно на эти сферы был сделан упор в импортозамещении в последние годы, — отмечает эксперт.

Санкции и контрсанкции имели имели макроэкономическое влияние, и повернуть все вспять будет не так легко, добавляет Максименко.

В России была начата дедолларизация, сельское хозяйство получило режим полного благоприятствования, возникли предпосылки для импортозамещения технологий, которые закупались за рубежом, — перечисляет он.

По словам эксперта, санкции запустили целый каскад реформ, итогом которых стало достижение финансовой и ценовой стабильности, экономика обрела равновесие с новой структурой. И сейчас отмена всех ограничений может стать новым шоком, заставив бизнес опять адаптироваться к новым условиям.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (3)