Страшно, стыдно, поломало: как прошел в Москве концерт Shortparis

© Александр Родионов/Ридус

© Александр Родионов/Ридус

В четверг, 21 ноября, в Москве (Adrenaline Stadium) состоялся первый масштабный концерт коллектива  Shortparis, признанного «группой года» (премия Jager Music Awards 2019). Музыканты выступили перед огромной аудиторией, исполнив, как свои признанные хиты («Стыд», «Страшно»), так и песни из нового альбома «Так закалялась сталь», вышедшего 1 ноября этого года.

Shortparis оправдали звание «перформативной группы», хоть сами они не любят его. Открывали и закрывали концерт перформансы с участием театральной массовки.


Выступление группы шло по нарастающей, с каждой песней разгоняясь все больше, откровеннее и экспрессивнее — началось гипнотической и плавной «Нелюбовью», а завершилось агрессивной «Только хуже стало». Шоу открылось выступлением двух оперных певцов, одновременно с этим на сцене стояли мужчины в военной форме. 

Приглушенный свет и монотонный, пульсирующий звук придавали всей ситуации нервозность. Публика не понимала, что происходит и куда она попала, из толпы слышались крики недовольства. С людьми играли, и надо было принять правила игры. Так намеренно создавалась атмосфера абсурдности и нелепости.

© Александр Родионов/Ридус

И эти отталкивающие на первый взгляд образы — внешняя отстраненность, ретрокостюмы, толстые цепи на шеях, агрессивный взгляд исподлобья, подчеркнутая агрессивность, разбавленные тонким и страстным фальцетом, манящими и женственными движениями, покачиваниями бедер и плавными пассами руками, тоже вводят зрителя в диссонанс, создают тревожную атмосферу парадоксальности.

© Александр Родионов/Ридус

После выхода участников группы в зал врывается чистая энергия. Перкуссионист Данила Холодков отбивает ритм на барабанах тайко, фронтмен группы Николай Комягин исполняет экстатические танцы и демонстрирует весь диапазон своего вокала: от ультразвуковых криков до грудного баритона. 

Трое других участников хоть и статичны, но представляют собой целую машину по производству мощного звука, чего стоит жесткий гитарный риф на композиции «Стыд» во время парного танца Николая и Данилы. 

Все это смешивается в вихрь чистой дионисийской энергии. Действо превращается в ритуал, все происходящее на грани культа. Музыка вводит в катарсис, и нам кажется, что мы испытываем почти библейское откровение.

© Александр Родионов/Ридус

Shortparis сложно описать парой слов и причислить к определенному музыкальному направлению. Можно гадать и рыться в лабиринтах памяти, пытаясь ответить на вопрос: «На что это похоже?»

Есть группы-феномены, которые не вписываются в тесные рамки жанра, Shortparis — безусловно феномен на российской сцене. Они безжанровые и многожанровые одновременно. 

В их музыке очень много реминисценций — экспериментальность творчества Сергея Курёхина (группа «Поп-механика»), холодные и тугие электронные звуки в духе Depeche Mode, протяжные «завывания», как в церковном хоре, индастриал-бит Einstürzende Neubauten и крики на манер раннего Бликсы Баргельда, народные восточные и славянские мотивы. На самом деле каждый слышит свое, исходя из собственного опыта.

© Александр Родионов/Ридус

Несмотря на многочисленные сравнения Shortparis с «Аукцыоном», «Звуками Му», причисления к пост-панку, своим творчеством группа делает оммаж авангардистским практикам ХХ века. 

Исследование звука, структуры текста, возможностей этого текста, наслоение слов друг на друга — все это уже встречалось у авангардистов. 

Николай Комягин сам пишет тексты песен, и в них очень сильно прослеживается влияние его искусствоведческого образования. Он использует практики западных дадаистов (и в выступлениях тоже), группы «Ничевоки» (1920-е), русских поэтов-футуристов (А. Крученых, И. Зданевича, братьев Бурлюков, В. Хлебникова), обэриутов (Д. Хармса).

© Александр Родионов/Ридус

Если взглянуть на танцы во время исполнения — в них тоже есть корни авангарда, некая эстетизация движений и жестов психически больных. При этом это выглядит вполне современно, эдакая наследственность культур: прошлого и настоящего.

Это группа парадоксов: андеграундная и антиконсьюмеристская — и одновременно коммерческая и модная. Они очень любят играть с этими понятиями, не накладывают на себя штамп «не-такой-как-все-рок-группы». Инструментами коммерции они говорят об антикоммерческих идеях. Shortparis любят действовать вне поля авангарда, являясь при этом чистым современным авангардом. Они спокойно надевают на съемки Dior и Prada и выступают на FIFA Fan Fest, соседствуя с раскрученными и мейнстримными исполнителями. В этом желании одновременно раздражать и нравиться есть доля модернистского абсурда.

© Александр Родионов/Ридус

Музыка Shortparis — слишком аритмичная, трудная для слуха, тексты так же сложны и непонятны. Казалось бы, среднестатистический слушатель предпочтет им что-то более легкомысленное. Почему же столько поклонников, почему даже нейтрально настроенные люди реагируют на них с таким любопытством? 

Любое настоящее искусство есть реакция на происходящее. Посмотрите на великие полотна, послушайте знаменитые композиции. Это все — отражения прошлого. И сейчас современное искусство «зеркалит» нашу жизнь. Shortparis — очень чистое и честное зеркало российского общества 2010-х годов, их лирика перекликается с реальными событиями, историей современной России, которая свершается на наших глазах.

© Александр Родионов/Ридус

После исполнения «Только хуже стало» группа буквально за пару минут собирается и уходит со сцены и больше не появляется. Публика остается в ступоре от такого отношения к себе. Но это вполне в духе Shortparis — удивляться не стоит. Вспомним их выступление на балконе «Бертгольд Центра» — перед началом прозвучала речь для рабочих из Средней Азии, а затем, говоря пришедшим «уходите отсюда», группа повернулась к ним спиной.

Они иронизируют над публикой, действуют на сцене не как другие группы, не рассыпаются в благодарностях, не кричат в зал, не выходят на бис. Фидбэка нет, а он и не планируется. Это игра, намеренное неоправдание ожиданий публики, привыкшей к определенному штампу поведения на сцене.

© Александр Родионов/Ридус

Люди чувствуют себя посланными. Так группа разрушает иерархию «фанат — артист». Человека намеренно оставляют наедине с собой. Кстати, это очень свойственно современному искусству, когда человеку не собираются отвечать на вопрос: «А что хотел сказать художник?» Да ничего, художник высказывается, а вы осмысливаете. Нет правильных смыслов, есть ваш смысл и художественное высказывание. 

Shortparis действует очень по-модернистски — разрушают миф о гении артиста, о его «надземности». Можно сказать, что такое поведение артистов играет на образ. И да, и нет — на самом деле решать каждому. А можно ничего не решать и просто наслаждаться чистым искусством.

© Александр Родионов/Ридус

Напомним, что группу Shortparis образовали в 2012 году в Санкт-Петербурге трое уроженцев Новокузнецка — Николай Комягин, Александр Ионин и Павел Лесников. Другие ее участники — Данила Холодков и Александр Гальянов — присоединились к команде уже в Петербурге в том же году. Первую популярность группа получила в 2018 году с выходом клипов «Стыд» и «Страшно».

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)

В других СМИ:

Картина дня

Бездна новостей
Все новости

Переломные моменты наступают в 34, 60 и 78 лет.

распахнутьcвернуть

гражданская журналиcтика

Немецкие дивизии попали в окружение в «Фалезском мешке».

80% процентов детей, находящихся в детских домах России, не являются сиротами.

Кругобайкальская железная дорога проходит прямо над крутыми берегами озера.

интересное

Snapdragon 7c и Snapdragon 8c предназначены для ноутбуков и планшетов начального уровня.

Вместе с полностью беспроводным iPhone компания может представить собственную зарядную станцию.

Производители энергетических напитков смогли угодить любителям ЗОЖ

полезное

По их данным, недостаток и избыток сна опасны для сердца.

Как не утащить за собой в новый год гору нерешенных вопросов?

развлечения