Когда Москва не устояла: три эпизода взятия столицы неприятелем

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

Нет, наверное, такого москвича, у которого не щемило бы сердце при звуках гимна столицы — песни Исаака Дунаевского на слова Марка Лисянского и Сергея Аграняна «Дорогая моя столица». Есть там слова, которые наполняют гордостью сердца не только столичных жителей, но и тех в России, кто родился и вырос далеко от МКАД: «И врагу никогда не добиться, чтоб склонилась твоя голова…»

В 1941 году, когда решалась судьба всей нашей Родины, так и случилось. Героическими усилиями всего народа врага удалось остановить практически в пригородах столицы. Дальше Химок он так и не смог пройти. Наш древний стольный град действительно не склонил голову перед лютым, самым страшным в истории врагом.

Но вот ранее, в далеком прошлом, покорить Москву врагу удалось как минимум трижды. Когда и почему это случилось — рассмотрим в этой статье.


1238—1382. Нашествия Золотой Орды и ее предшественников

А.М. Васнецов. Народное вече. Подготовка к обороне

А. М. Васнецов «Народное вече. Подготовка к обороне»

© wikipedia.org

Применительно к ордынским нашествиям XIII—XIV веков трудно с уверенностью сказать, как их правильно оценивать: как одну гигантскую агрессию или серию небольших набегов. А может быть, это было то и другое одновременно. Так или иначе, Москва не раз была захвачена ордынцами, не раз была разгромлена и разорена ими в период ига.

Впервые она стала жертвой пришедших из дальних восточных степей противников, оказавшись на их пути в 1238 году. Если верить летописным источникам, воинам Батыя удалось победить русских. Хотя и помучиться им пришлось изрядно — гордые и мужественные москвичи не сдались без боя. Битых пять суток потратило огромное воинство Бату-хана, пытаясь овладеть непокорным и тогда еще маленьким городком. Упорство его защитников настолько раздосадовало ордынцев, что они решили жестоко и вероломно убить князя Владимира Юрьевича. Судя по всему, они зарезали его у стен главного града Владимиро-Суздальского княжества. Саму же Москву со всеми пригородами они сожгли, предварительно, разумеется, полностью разграбив.

Почти полтора столетия спустя, в 1380 году, повторить разорение им уже не удалось. Русская армия под командованием знавшего толк в полководческом искусстве Дмитрия Донского смогла наконец взять верх над ордынцами. Немалую роль в разгроме неприятеля в Куликовской битве сыграло духовное напутствие св. Сергия Радонежского. Но прежде всего то обстоятельство, что войска противника возглавлял в тот момент, по сути, самозванец — Мамай.

Когда во главе Золотой Орды вновь стал законный властелин хан Тохтамыш, остановить его было уже некому, да и особо никто не рвался. Бежал даже сам Дмитрий Донской, оставив город на произвол судьбы. Тохтамыш вновь, как во времена Батыя, прошел огнем и мечом по московским дворам, домам и амбарам.

1610—1612. Оккупация ради престола

Э.Э. Лисснер. Изгнание польско-литовских интервентов из Кремля

Э. Э. Лисснер «Изгнание польско-литовских интервентов из Кремля»

© wikipedia.org

Все смуты в России рано или поздно заканчивались иностранными интервенциями. Княжеская междоусобица обернулась длительным ордынским владычеством, а пресечение из-за боярских интриг династии Рюриковичей едва не привела к окатоличиванию Руси.

В строгом соответствии с известной пословицей о том, что история повторяется дважды — сначала в виде трагедии, потом фарса, — вслед за игом Золотой Орды через два века случилось в Кремле «сидение» полупьяного польского гарнизона. Назвать их бессмысленное пребывание в самом сердце другого и далеко не самого дружественного государства оккупацией было бы очень и очень большой натяжкой. Но цель у этих, по сути дела, бродяг была как раз захватнической — навязать своего королевича на российский престол, а после установления своего контроля сделать католицизм официальной религией, а Русь, как следствие, — подвластной Западу в целом и Речи Посполитой в частности.

Такая перспектива была чужда русскому обществу, причем практически всему — и простым крестьянам, и тем, кого бы сейчас назвали интеллектуальной элитой. Поэтому сразу, как только кучка оккупантов обосновалась в самом сердце Москвы, появились желающие их оттуда выпроводить восвояси. Активнее других стремились отправить туда, откуда пришли, иноземных гостей вольнолюбивые казаки, но не только они. Легендарное ополчение возглавили боярин Пожарский и мещанин Минин, уже самим этим союзом символизируя, что борьба с оккупацией — дело всенародное.

Но отчаянной схватки не случилось, вражеский гарнизон изначально оказался в очень непростом положении окруженцев. А вместе с ними и те русские бояре, которые надеялись устроиться самым наилучшим для себя образом при захватчиках. Однако они просчитались. Население сначала тихо роптало против польского выдвиженца, а вскоре по инициативе Ляпунова, а затем Минина и Пожарского стало в буквальном смысле выбивать поляков из столицы. После поражения отряда гетмана Я. К. Ходкевича польские интервенты согласились покинуть Кремль. Так что при всей кажущейся шутейности противоречий и развернувшихся боев шутейными они не были — обе противостоящие друг другу стороны бились ожесточенно, не жалея ни себя, ни противника. Остановил войну только отход интервентов.

1812. Захват не столицы

В. Мазуровский. «Московский пожар (1812)»

В. Мазуровский. «Московский пожар (1812)»

© wikipedia.org

В следующий и, Бог даст, последний раз неприятель побывал в Москве в 1812 году. И не просто побывал, а разграбил и сжег практически дотла весь город. Впрочем, насчет инициаторов поджогов единого мнения нет — есть версия, что устроили их патриотически настроенные горожане, не желавшие, чтобы хоть что-то на любимых улицах досталось Наполеону и его оккупационной армии.

Разношерстая публика в ней не очень-то пыталась остановить пожар. Она была занята куда более интересным для себя делом — разграблением церквей и усадеб.

В результате до сих пор многое из утерянного тогда так и не было восстановлено. Такова была страшная месть французского императора за отказ предоставить ключи от города. Причем совсем непонятно, что они давали Наполеону, кроме морального удовлетворения. Его план войны уже рухнул к тому времени — русские не стали рисковать ради Москвы армией.

Хотя на историческом совете в Филях в 1812 году были горячие головы, Кутузову с большим трудом все-таки удалось… сдать Москву без боя и, таким образом, завлечь Наполеона и его войско в ловушку. Не заметив подвоха, Наполеон в нее благополучно попался. Амбиции и самомнение Бонапарта заставили его сделать роковой шаг со входом в Кремль.

Не исключено, что он собирался выторговать для себя почетный мир, отдав награбленное в обмен на беспрепятственный отход его еще пару месяцев назад «великой армии» по удобной дороге, которую его вояки не успели превратить в пепелище.

Но сначала Александр I и Кутузов дипломатически не дали ему этого сделать, максимально затянув в условиях приближающейся русской зимы переговоры, а потом приведенная в порядок армия довершила разгром, который устроили наполеоновцам холод и голод. Более того, не остался в стороне и русский народ, развернувший партизанскую войну на коммуникациях Бонапарта. Да и как могло быть иначе, если за пару месяцев оккупации пришельцы из Европы показали себя в массе своей насильниками и мародерами? Так что их бегство из Кремля, как и польских интервентов за два столетия до этого, было предрешено.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)