Проблемы индейцев вождя не волнуют: крах социализма в действии

Эво Моралес ушел в отставку после 14 лет президентства. Этого потребовали военные и полиция. Моралес 10 ноября объявил о созыве новых президентских выборов, следуя рекомендациям Организации американских государств, которая в ходе пересчета голосов сообщила о многочисленных нарушениях, допущенных в ходе октябрьских президентских выборов. Несколько часов спустя президент подал в отставку на фоне массовых протестов.

Ранее Вооруженные силы Боливии, боливийская полиция, а также крупнейшая профсоюзная организация в стране, «Боливийский рабочий центр», попросили Моралеса уйти в отставку с поста президента для умиротворения страны, погрузившейся в политический и социальный кризис после выборов (протесты идут уже третью неделю).


Сообщая о своей отставке, Моралес заявил, что делает это с целью прекратить преследование своих сторонников (министров, профсоюзных лидеров и членов их семей и т. д.) оппозиционерами и соперниками Моралеса на выборах, прежде всего Карлосом Месой. Вместе с Моралесом подали в отставку вице-президент страны Гарсия Линера и практически все правительство. В Боливии воцарился властный вакуум, а Эво Моралес получил политическое убежище в Мексике, куда и прибыл 12 ноября, оставив перед этим послание в Twitter практически в стиле Терминатора: он еще вернется и продолжит борьбу.

Возможно, Моралеса сейчас вдохновляет пример недавно вышедшего из тюрьмы экс-президента Бразилии Лулы да Силвы, тот был освобожден по решению суда, пробыв в заключении год и восемь месяцев. Он обвинялся в коррупции, однако никаких доказательств его вины найдено не было. Лула сейчас остается одним из популярнейших политиков в Бразилии и вполне может рассчитывать на победу на следующих президентских выборах, если решит выдвигать свою кандидатуру.

Однако предсказать будущее Моралеса как политика непросто. Одно очевидно: вернуться ему будет куда сложнее, чем Луле. Популярность Моралеса упала, доверие народа потеряно. Кроме того, политическая ссылка, в отличие от тюрьмы, росту популярности не способствует.

Как так получилось, что президентство такого харизматического и успешного политика, как Эво Моралес, встретило такой бесславный конец?

Назад в прошлое

© пресс-служба Кремля

Для понимания того, что случилось 10 ноября 2019 года, нужно вернуться в 2016 год. Поскольку конституция Боливии не позволяла Моралесу баллотироваться больше двух раз подряд, чтобы иметь такую возможность, он в 2016 году предусмотрительно созвал референдум. Тем самым намеревался заручиться поддержкой населения, чтобы еще раз изменить конституцию и позволить себе избираться неограниченное количество раз. Но проиграл (кстати, так же, как и Уго Чавес в 2007 году).

Однако такой результат Моралеса не устроил, и его партия «Движение к социализму» (МАС) обратилась в Конституционный суд, где сидели судьи, лояльные к правительству Моралеса. «Движение к социализму» настаивало на том, что есть право человека быть переизбранным, в соответствии с Американской конвенцией о правах человека (1969). И суд согласился с доводами партии. Поэтому Высший избирательный трибунал (TSE), включенный избранными судьями в Законодательное собрание, где также доминировала правящая партия, утвердил кандидатуру президента, несмотря на отрицательный результат референдума.

Учитывая, что популярность Эво Моралеса, как и любого другого популиста, держалась на поддержке и доверии населения, чье мнение он открыто проигнорировал, это было ощутимым ударом по репутации Эво как народного президента и сильно мобилизовало протестные настроения.

И это несмотря на то, что при Моралесе у боливийцев повысился уровень жизни, выросло благосостояние. ВВП страны рос в среднем на 4,5—5% в год, а в 2013-м и вовсе на 6,8%. За 15 лет уровень бедности сократился почти вдвое (с 63% до 35%). Сейчас в экономике (как, впрочем, и у всех латиноамериканских стран) наблюдается стагнация, но тем не менее МВФ прогнозирует самый высокий темп роста экономики Боливии среди остальных стран Латинской Америки — 3,9%. Для примера, рост ВВП Мексики в этом году — 0.

Но даже экономические успехи не гарантировали победу Моралесу в первом же туре. А уж в случае второго тура он легко мог проиграть своим соперникам. Поэтому сторонники Моралеса сделали все, чтобы этого второго тура не случилось.

20 октября, в день выборов, страна ожидала быстрого предварительного подсчета голосов. Изначально разница между Карлосом Месой и Моралесом составляла около 7% в пользу последнего, что предсказывало второй тур. Внезапно техническая панель «поломалась», а когда ее восстановили, то разница между соперниками уже была 10%, опять же в пользу Моралеса, что означало, согласно боливийской конституции, его победу в первом же туре. Это спровоцировало массовые беспорядки по всей стране, так как люди предположили факт подтасовок в ходе подсчета голосов.

Сначала Моралес отказывался признать факт нарушений, говоря о попытке госпереворота, но сейчас его заявление об отставке означает, что подтасовки и нарушения все-таки были и он это признал (не без помощи ОАГ). Этот факт еще раз подтвердил, что со своим народом, к голосу которого он прислушивался, когда был на пике популярности, по крайней мере сейчас, ему не по пути.

Как уже не раз происходило в истории латиноамериканского популизма, выборы как политический инструмент хороши, когда на них безоговорочно отдают предпочтение популистскому лидеру, и перестают быть таковым, когда люди отворачиваются от него и в конце концов делают ставку на перемены.

Операция «преемник»

Почему Моралес, чтобы избежать беспорядков и хаоса в стране, а также не злить свой народ, не назначил преемника, например своего вице-президента — видного интеллектуала-марксиста Альваро Гарсиа Линеру? Сложно сказать, почему Моралес не сделал этого, тем более пример такой политической рокировки перед глазами — в Аргентине к власти вернулись перонисты, причем экс-президент страны Кристина Фернандес шла как вице-президент, в связке с Альберто Фернандесом, который и стал президентом Аргентины. После убедительной победы на выборах вопрос, кто же фактически будет управлять страной — Кристина Фернандес или Альберто Фернандес, до сих пор висит в воздухе.

Возможно, Моралес не видел Линеру в качестве своего преемника. Так как Линера — государственник, который изначально представлял в правительстве Моралеса технократов, выступавших за реиндустриализацию страны, вмешательство государства в экономику (контролируя природные ресурсы для накопления капиталов в руках государства), а Моралес — популист, который выступал от имени «народа», прежде всего профсоюзных и народных организаций, последний, вероятно, мог опасаться эквадорского сценария, где передача власти пошла совершенно не по плану. Преемник, которого поддерживал на президентских выборах Рафаэль Корреа, неожиданно стал преследовать самого Корреа и полностью поменял политический курс страны.

Армия выходит на сцену

© Twitter

Одним из ключевых факторов падения президента Боливии Эво Моралеса была роль, которую сыграли вооруженные силы. Они решили «не смотреть в лицо народу» и потребовали отставки президента. Этот факт удивляет, так как военная политика Моралеса изначально была ориентирована на сближение с военным сектором.

Придя к власти в 2005 году, Эво Моралес включил вооруженные силы в процесс национализации углеводородов в мае 2006 года. Национализация прошла успешно во многом благодаря участию военных — они заняли и охраняли нефтяные скважины. Эта интеграция военных в политический проект позволила преодолеть ситуацию институционального кризиса в вооруженных силах, характеризующуюся утратой ценностей и норм, а также моральным кризисом в рядах военных. Моралесу удалось заручиться поддержкой армии для своих политических начинаний, выстроить военно-гражданский союз, так характерный для популистских режимов (и Боливия здесь — не исключение).

Военным ежегодно повышалась заработная плата (от 7 до 10%), улучшались жилищные условия, строились учебные центры и медицинские пункты, и в целом регулярно увеличивали ассигнования на содержание вооруженных сил.

Однако не все было так гладко. Например, в 2014 году в стране начались протесты военных, особенно младших чинов. Они утверждали, что военная политика Боливии не гарантирует равенства в вооруженных силах. Претензия боливийских низших военных чинов была сформулирована вокруг требования «деколонизации» армии, т. е. возможности давать выходцам из индейских народов равный доступ к офицерской карьере. Эти демонстрации закончились разжалованием примерно 700 военных за мятеж. Потом в Боливии был принят закон, который гарантировал равные возможности в армии для всех.

Также военные были недовольны идеологизацией вооруженных сил и намерением Эво Моралеса внушить им идеологию левого толка, например путем создания антиимпериалистической школы, где офицеры проходили обязательный курс.

Но самое важное объяснение поведения военных заключается в том, что Моралесу не простили судебные процессы против военачальников трех видов сил, которых по инициативе Моралеса приговорили к суровым наказаниям от 10 до 15 лет тюрьмы в рамках дела об ответственности экс-президента Санчеса де Лосады в гибели людей в массовых беспорядках 2003 года. Тогда президент решил разогнать манифестации в Ла-Пасе и бросил на протестующих военные силы. Погибло 59 человек.

Боливийский транзит

й

Ханин Аньес Чавес

© Twitter

Сейчас в стране фактически отсутствует власть. Моралес и его вице-президент Альваро Гарсия Линера объявили о своей отставке, за ними последовали президенты Сената Адриана Сальватьерра и Палаты депутатов Виктор Борда. То есть фактически, согласно конституции, не осталось должностных лиц, которые смогли заменить Моралеса, пока созываются внеочередные президентские выборы.

Аналогичная ситуация в Боливии произошла в 2005 году, когда президент Карлос Меса подал в отставку из-за социальных конфликтов. В разгар кризиса 2005 года тогдашние президенты Сената Гормандо Вака Диес и Палаты депутатов Марио Коссио подали в отставку, поскольку не было вице-президента, который мог бы взять на себя замену правителя.

Сейчас в отсутствие глав Сената и Палаты депутатов совместная комиссия по конституции обеих палат должна созвать экстренное совещание и заключить политическое соглашение для выхода из сложившейся ситуации. Второй вице-президент Сената Ханин Аньес Чавес уже объявила, что временно займет пост президента Боливии, чтобы назначить новые выборы президента.

А что Россия?

Россия считает Боливию важным партнером в Латинской Америке и традиционно выражает «озабоченность» сложившейся ситуацией в Боливии.

Не так давно (в июле 2019-го) в Россию приезжал экс-президент Эво Моралес, обсуждать вопросы торгово-экономического сотрудничества, инвестиции и совместные проекты в гуманитарной сфере.

Россия хочет получить доступ к запасам лития, которыми богата Боливия, а боливийская сторона хочет привлечь российские инвестиции и технологии в создание транспортной инфраструктуры, геологоразведку и нефтегазодобычу, а также не против сотрудничества в военной сфере.

Однако, несмотря на многочисленные заявления о плодотворном сотрудничестве и совместных проектах, товарооборот между нашими странами составляет всего 17,5 млн долларов. Так что российским интересам и проектам в Боливии ничего не угрожает.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)