Старикам здесь не место: как узнику концлагерей отказали в срочной операции

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

В Севастополе чиновники лишили узника концлагерей Наталью Сокольскую статуса инвалида войны и части дополнительных выплат. Но и это еще не все — одинокой пожилой женщине два года отказывают в срочной операции. Из-за бюрократических проволочек теперь она не может ходить, а урезанные льготы не позволят нанять сиделку. В качестве альтернативы чиновники предлагают только дом престарелых.


Историю борьбы узницы концлагерей с безжалостной бюрократической системой «Ридусу» рассказала Лариса Комаржина, приятельница пострадавшей.

Наталье Александровне Сокольской 10 октября исполнилось 79 лет. В 1941 году ее мать забрали гестаповцы, и она вместе со своей старшей сестрой попала в немецкий концлагерь. Тогда ей был всего год.

В концлагере в Прибалтике Сокольская сделала первые шаги и начала говорить. Как ей удалось выжить в плену, учитывая, что ее использовали как донора, качая кровь для немецких солдат, остается загадкой.

Вместе с тем отец Натальи Александровны оказался не простым человеком, а целым генералом КГБ, и его стараниями в 50-х годах сестрам удалось воссоединиться с семьей.

К началу 60-х Наталья уже отучилась в институте и стала химиком-биологом. Всю свою жизнь проработала по профессии.

А теперь пожилая женщина осталась один на один с тяжелой болезнью. Два года назад ей отказались делать операцию — ставить искусственный тазобедренный сустав, и сейчас Сокольская не может ходить.

Родственников в Севастополе у нее нет — ухаживать за пожилой женщиной некому. Ее сестра Галина Шерепова всю жизнь тренировала дельфинов военной части в бухте Казачьей, но умерла два года назад, брат полгода назад скончался в Киеве. Из живых только дочь, проживающая в Испании, но возможности приехать в Севастополь у нее нет. Еще в живых осталась сестра в США с онкологией на четвертой стадии.

Наталья Александровна Сокольская на фото слева

Наталья Александровна Сокольская на фото в центре

Фото из семейного архива

Фига от российской медицины

У пожилой женщины два искусственных тазобедренных сустава, которые время от времени надо менять. Наталья Сокольская уже пережила пять подобных операций.

Последний раз пожилую женщину прооперировали в 2013 году в Черновцах. Тогда, еще при Украине, Германия в качестве контрибуционной выплаты оплатила замену сустава. Все прошло на удивление быстро без очередей и долголетних ожиданий квоты. Сокольскую положили в больницу в городе Черновцы, в первый день ее обследовали врачи, а на следующий уже провели операцию. Через неделю Наталья Александровна возвращалась в Севастополь на своих двоих.

Российская медицина оказалась более сурова к узнику концлагерей и инвалиду войны.

Сустав на второй ноге стоит у нее уже больше двадцати лет. В 2017 году у женщины начались сильные боли. Наталья Сокольская обратилась к врачам. Ее обследовали, анализы показали перспективность операции, но врачи сказали ждать квоту — операцию вне очереди ее статус провести не позволил.

Чтобы избавиться от страданий, пожилая женщина начала ежедневно употреблять обезболивающее. Прошло пять месяцев — появилась квота на операцию, но в больнице не оказалось протезов-суставов.

Прошел еще год. Боли усиливались и дошли до критической отметки. Если раньше из-за неисправного сустава женщина с трудом передвигалась по своей квартире, то теперь стала «неходячей».

Наталью Александровну положили в горбольницу № 9, но врачи после нового обследования сообщили, что «операция [по пересадке сустава] плановая, поэтому на нее берут только здоровых людей с хорошими анализами».

После полутора лет ежедневного приема обезболивающего у Натальи Сокольской развилась почечная недостаточность, начало «пошаливать» сердце, да и уровень гемоглобина стал совсем нехорош. Анестезиолог отказался брать пожилую женщину на операцию, и другие доктора были с ним солидарны.

Врачей понять можно — никто не хочет брать на себя ответственность, если пожилая пациентка умрет на операционном столе. Столь сложную операцию теоретически провести можно, но только вот в Севастополе нет специалистов подобного уровня. Да и с материальной базой туго, а «в запасе» нужна искусственная почка, которой нет. Плюс к тому необходимо учесть еще множество других нюансов, но в местных больницах, поясняли врачи, попросту нет ресурсов.

Хождение по мукам

В надежде получить «анализы здорового человека», чтобы замена сустава стала возможной в условиях «плановой операции», пожилая женщина отправилась в путешествие по отделениям городских больниц.

Где Наталья Сокольская только не лежала: то в терапии, то в неврологии, то в кардиологии. Но к достаточным для операции показателям она так и не приблизилась.

Более того, примерно десять месяцев назад в искусственном суставе произошел вывих, и теперь, грубо говоря, железный шарнир в ноге бабушки не зафиксирован — он свободно «гуляет» внутри тела, раздирая ткани.

Теперь пожилая женщина не просто не ходит, она и шага сделать не может без посторонней помощи.

Но в операции ей по-прежнему отказывают, а соцработники и чиновники предлагают только один выход — переезд в дом престарелых.

«Она говорит: „Не поеду, там ужасная атмосфера, там конец“», — цитирует подругу Лариса Комаржина.

Как чиновники отобрали льготы у инвалида

При Украине, кроме статуса малолетнего узника концлагерей, у Натальи Александровны был еще статус инвалида войны, но российские реалии в Севастополе диктуют свои правила. Департамент труда и соцзащиты лишил пожилую женщину этого статуса.

«Так положено по российскому законодательству», — уверяют представители соцслужбы в личных беседах и ответах на многочисленные запросы.

Инвалиду войны полагаются дополнительные льготы: приоритет в медобслуживании и вторая пенсия.

В случае Натальи Сокольской чиновники сэкономили пять с половиной тысяч рублей бюджетных средств, и все бы ничего — у Натальи Александровны своя двухкомнатная квартира, пенсия с надбавками, которой позавидуют многие старики, — 24 тысячи рублей.

Но из-за болезни женщина не может ходить, нужно нанимать сиделку.

Бесплатно соцработники приходят к пожилой женщине только два раза в неделю. Естественно, нерегулярной государственной помощи недостаточно. Подобные услуги по более-менее лояльным ценам есть в подведомственных департаменту соцзащиты службах, там работа сиделки стоит 167 рублей в час, но Сокольской это не по карману.

© pixabay.com

Борьба за потерянный статус

Дело в том, что в 1996 году Наталье Александровне присвоили статус инвалида войны второй группы, так как врачи установили, что здоровье пожилой женщины было подорвано из-за детства, проведенного в концлагере.

При Украине она получала положенные по статусу льготы, но в 2014 году пришла Россия. Чтобы проживающие на полуострове не были ущемлены в своих правах, российские власти приняли федеральный конституционный закон № 6-ФКЗ. Он гарантирует сохранение и законность всех украинских документов в российском правовом поле. Это касается не только прав собственности и банковских счетов, но и сохранения льгот. Однако на практике местные власти нередко нарушают № 6-ФКЗ.

Столкнулась с этим и Наталья Сокольская.

6 апреля 2015 года главное управление социальной защиты населения Севастополя выдало пожилой женщине удостоверение российского образца. В нем Наталья Сокольская признается бывшим узником концлагерей, но при этом местные власти лишили пожилую женщину статуса инвалида войны второй группы и всех сопутствующих ему льгот.

Куда только женщина не писала все эти годы, чтобы восстановить прежний статус: и в департамент труда и социальной защиты, и в районную прокуратуру, и в пенсионный фонд, — отписки приходили пачками. В них чиновники утверждают, что по российскому законодательству к инвалидам войны она не имеет никакого отношения. Тем более что статус инвалида войны и узника концлагерей не отличаются.

В 2019 году Наталья Сокольская в очередной раз обратилась за помощью. На этот раз к экс-кандидату в депутаты парламента и главе приемной Дмитрия Медведева в Севастополе Инне Гончаровой, но та помочь отказалась.

Экс-кандидат в депутаты отправила ее в правительство к куратору социального блока вице-губернатору Ивану Кусову. Господин Кусов попытался помочь пожилой женщине, но до конца дело довести не успел, так как новый глава города его уволил. Чиновник проблему статуса решить не успел, но определил пожилую женщину в больницу.

Однако второй государственной пенсии по инвалидности у пожилой женщины по-прежнему нет — вместо положенных 12 500 рублей женщина получает только 5 тысяч.

Недавно Наталья Сокольская обратилась к последней инстанции — президенту Владимиру Путину. В обращении она пишет, что действия местных чиновников нарушают № 12-ФКЗ и просит вернуть ей статус инвалида войны. Теперь пожилая женщина снова ждет ответа, хотя не исключено, что судьба этого обращения мало чем будет отличаться от остальных — его спустят на местный уровень, а севастопольские власти пришлют очередную отписку.

Дозвониться до вице-губернатора Александра Кулагина, курирующего социальный блок, «Ридусу» не удалось — чиновник не отвечал на телефонные звонки. В ответе со стороны регионального правительства по этой теме в департаменте общественных коммуникаций «Ридусу» отказали. На момент публикации ответ на официальный запрос нашего издания еще не получен.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)