Что переживаешь в 16 лет в момент прямого танкового обстрела: личный опыт

© Коллаж/Ridus.ru

© Коллаж/Ridus.ru

«Ридус» продолжает освещать самые яркие моменты начала войны на территории Донбасса, описанные в книге «Война в 16. Из кадетов в „диверсанты“» одного из самых молодых бойцов Донбасса Андрея Савельева, воевавшего с позывным «Вандал».

Книга ополченца посвящена его боевому пути из Киева и Крыма в пылающий Славянск в 2014 году.


Недавно мне удалось встретиться со своим старым боевым товарищем Вохой — теперь уже командиром известного, самого боеспособного батальона «Спарта». Он приезжал вместе со своими бойцами в Санкт-Петербург по приглашению руководителя музея воинской доблести Донбасса Германа Николаева.

Пообщавшись с ним о пережитых боевых буднях в Славянске, я вспомнил один из случаев, когда мы находились с Вохой, водителем известного Моторолы на волоске от смерти. Тогда, во время боя 3 июня в Семёновке близ Славянска, от выстрела танка по нас была угроза быть размазанными в собственном автомобиле.

И хоть практически у каждого бойца есть свои воспоминания и необычные истории с войны, я данный случай описал в книге и теперь хочу предложить вам, дорогие читатели.

Бой 3 июня

Нам нужно было вернуться обратно в Семёновку, где всё ещё продолжался бой. Но на обратном пути Моторола поставил Вохе и мне задачу привезти на передовую ребятам гранаты для СПГ (станкового противотанкового гранатомёта). Мы заехали в СБУ и забрали несколько СПГшных гранат. В придачу нам ещё погрузили в машину ПЗРК (переносной зенитный ракетный комплекс).

Со всем этим взрывоопасным добром мы помчались обратно в бой. Когда мы подъезжали к перекрёстку, у меня появилось неприятное предчувствие.

Андрей Савельев на фото справа

Андрей Савельев на фото слева

Я не сильно верю во все эти интуитивные штучки, но тогда у меня хорошо запечатлелась в памяти нарастающая тревога. Причём она появилась не из-за того, что мы подъезжали к обстреливаемой Семёновке. У меня как будто онемело всё лицо, я ехал и где-то глубоко в голове «пульсировала» мысль — смерть очень близко, ближе, чем когда-либо, ближе, чем думаешь.

Перед поворотом на трассу Харьков — Ростов с прямой танковой наводкой, Воха достал рацию и вызвал Моторолу. Вдруг я вспомнил, что велика вероятность прослушки наших радиостанций и ничего лишнего в этот момент сказать нельзя. И тут Воха говорит Мотороле:

 — Готовьтесь, везём вам «игрушку», уже подъезжаем.

Естественно, под словом «игрушка» подразумевалось какое-либо вооружение, в нашем случае — гранаты для СПГ. Вполне возможно, что укры могли услышать это сообщение и среагировать на него.

Воха

Воха

Доставить вооружение на передок мы могли несколькими способами. Например, проехать на большой скорости простреливаемую дорогу и через посёлок уже доехать к ребятам. Но Воха решил, что объезжать долго, а времени у нас нет, поэтому повернул из Славянска на трассу Харьков — Ростов и дал по газам. Это та же дорога, на которой стояли укровские танки и БТРы. До них было меньше километра.

Буквально полминуты нам было нужно проехать по этой дороге, чтобы повернуть в посёлок и спрятать машину за домами. Но я всем телом почувствовал, что времени этого у нас нет. Вдалеке виднелся резервный танк, который не участвовал активно в бою, а просто периодически долбил по нашим позициям. Я ни капли не сомневался, что танк выстрелит. И он выстрелил.

Чудо

Выстрел! Кто когда-нибудь его слышал — уже ни с чем не перепутает: ни с залпом миномётов, ни с разрывом снаряда.

Хоть на улице светило солнце, но вспышка казалась очень яркой. То ли в этот момент, то ли за секунду до Воха плавно вывернул руль вправо, как будто собираясь выехать с дороги на обочину. Мне показалось, что время замедлилось. Всё происходило плавно и постепенно. Со мной случилось то, что называют: «Вся жизнь перед глазами промелькнула». Во рту мгновенно пересохло. Глядя на Воху, можно было сказать то же самое.

Танковый снаряд пролетел слева от машины и разорвался в «Околице» — одном из ларьков на семёновском перекрёстке. Воха ехал с опущенными окнами, и после выстрела мне на мгновение показалось, что пролетающий снаряд обдал нас тёплым воздухом. Позже, когда я спросил Воху про его ощущения, он ответил, что чувствовал то же самое.

Вандал и Воха

Вандал и Воха

Конечно, возможно, мы себе всё это придумали — и про воздух, и про то, что если бы Воха немного не повернул машину вправо, то снаряд точно бы в нас попал. Но одинаковые ощущения были у нас обоих.

После выстрела, который застал нас где-то на середине дороги, до поворота мы ехали с «мёртвыми» лицами. Каждый из нас осознавал, насколько он близок к гибели, тем более что в машине мы везли столько взрывоопасного вооружения, что любой трассер в лобовое стекло — и мы взлетели бы на воздух.

Несмотря на ошарашенность, я пытался отсчитать после вспышки в уме восемь секунд, за которые мы должны успеть повернуть вправо и укрыться в посёлке. Иначе танк успел бы перезарядить пушку, и тогда он бы не промахнулся. То ли из фильма какого-то взял, то ли кто-то из опытных бойцов мне до этого говорил, что для перезарядки танку между выстрелами необходимо восемь секунд.

Воха в свои двадцать с копейками с машиной обращался так, будто бы она была продолжением его тела. Он не только интуитивно повернул машину вправо перед предполагаемым выстрелом, но и смог буквально за четыре секунды свернуть на большой скорости в канаву, не перевернуться и заехать в посёлок.

Мы были спасены от прямого танкового расстрела. Но не успел я отсчитать и семи секунд, как выстрел всё же раздался. Как я позже узнал, скорость механизма заряжания зависит от модификации самого танка или пушки. Поэтому восемь секунд — это не устойчивое правило, иной танк может весь конвейер — 28 снарядов — за минуту выпустить.

Для танкиста, видимо, убить нас — оказалось делом чести. Снаряд попал в дом, за которым мы успели остановить машину, несколько обломков кирпичей упало нам на крышу. Мы живо достали ПЗРК с выстрелами от СПГ и побежали на позиции…

Продолжение читайте в книге «Война в 16. Из кадетов в „диверсанты“».

Приобрести книгу (издание второе, исправленное и дополненное): https://war16.ru

Аннотация

Эта книга — воспоминания Андрея Савельева, 16-летнего русского патриота из Киева, активного участника самых напряжённых и драматических событий Русской весны. В 2012 году Андрей был награждён именными часами от президента России за защиту русского флага от украинских националистов, а уже в 2014 он вступил в Крымское ополчение. Оттуда Андрей отправился в Славянск в числе первых 52 бойцов и вместе с Моторолой воевал в самом пекле — под Семёновкой.

Трейлер книги

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)