«Было страшно»: как иногда тяжело в Варшаве приходится врачам

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Мы тут в Варшаве сняли квартиру, в которую, чтобы попасть, нужно обладать очень серьезными навыками ориентирования на местности.

Дело в том, что в доме есть несколько «кладок», то есть подъездов. Все они расположены рандомно в разных местах.

Один подъезд, например, А, с одной улицы, другой, например, С, с другой стороны, и от, А до С идти ну минут 10. А мы живем в подъезде F, и вход в него находится вообще сразу на втором этаже, в секретном дворике, туда можно подняться на лифте, но лифт сломан, поэтому либо надо идти по тайной лестнице, либо через парковку, если есть ключ от ворот.


А еще из-за особого расположения подъезда, у всех выход на нулевом этаже, а у нас на первом, потому что он же втором в реальности, ну вы помните.

И вот Женя приболел, и мы вызвали врача. Утром еще приходил мужик чинить машинку, он как-то сразу все понял, как будто каждый день тут ходит по этим кладкам, мы думали, а вдруг это мы просто тупые и, на самом деле, поляки по таким кладкам с закрытыми глазами гуляют.

А тут врач не идет и не идет. На улице темно уже. Дождь. В общем, не самые лучшие метеоусловия, какое уж тут ориентирование. И вот, наконец, звонит телефон.

© Наталья Ромашина

Врач по-польски спрашивает, с какой, мол, улицы к вам зайти. Я говорю название улицы, и понимаю, что, она, конечно, пропала, все, врача мы не увидим больше, будем лечиться своими силами, дай бог, к рассвету выйдет из нашего дома на солнце. 

Собрав весь свой польский пытаюсь объяснить ей про лестницу, и про кладки эти, и про этажи, но понимаю, что вот был человек, а теперь все, не будет. Она слушала, слушала, говорит: «Нет, не понимаю». И кладет трубку. 

Минут десять Женя через страховую пытался объяснить как нас найти. Я параллельно по-английски объясняла местному асистенсу тоже самое. Ну вы помните. Кладки, этажи, лестницы.

Еще через десять минут решили идти врачу на помощь. Потому что насморк насморком, а человека-то жаль. Собрались, вышли. Написали ей место встречи — суши-бар на углу.

Варшавская квартира

Варшавская квартира

© Евгений Золотухин

Идем с Женей в ночи, воротники задраны, шапки до носа, холодно же, Женя периодически кашляет в рукав, присматриваемся к женщинам.

— Это наша может? — говорит Женя на бабулю мне показывает.

— Да ну, — говорю, — по голосу моложе была.

Дошли до угла дома, развернулись, смотрим, бабуля как-то туда-сюда ходит.

— Да наша, наша, — говорит Женя. — И чемоданчик при ней.

А она как будто бы заметила, что мы на нее смотрим и ускорилась в сторону лестницы. Мы тоже ускорились.

Варшава

Варшава

© Евгений Золотухин

— Пшепрошем! — кричу бабуле и бегу за ней. Шапка на нос уже налезла, куртка вот эта модная бомжачья. Бабуля на каблуках от меня еще быстрее уходит.

Нагнала ее, она обернулась, смотрит на меня такими испуганными глазами. Говорю, мол, вы доктор? Она кивнула. Я ей говорю: «Пойдемте». И такая на ворота гаража, парковки, в смысле, показываю.

Она мне так испуганно на лестницу кивает, говорит по-польски, но сказали же лестница…

Я говорю, мол, да вы не переживайте, так быстрее. Тут еще и Женя подоспел: да, да, говорит, быстрее. И мы такие в темноте идем в гараж. Бабуля неуверенно за нами.

А через гараж дорога не то, чтобы быстрее, на самом деле, нет, все время по прямой, и без дождя, а по лестнице вверх и с дождем, но пойди объясни это все бабуле.

И вот, значит, ночь, мы с Женей идем по парковке, за нами неуверенно бабуля. Женя кашляет в рукав. В общем, не знаю уж как, но до квартиры мы дошли.

Бабуля быстро посмотрела горло, нос, выписала рецепт, встала у дверей и с такой опаской на нас смотрит.

— А как мне отсюда выйти? — говорит.

Я говорю, мол, не переживайте, я вас выведу, я же в аптеку пойду. И вот мы вышли в коридор, дошли до лифта, я нажала первый этаж. Бабуля в некотором оцепенении встала, стоит смотрит в стенку. 

А мне неловко даже как-то, ну вот это все, едем, молчим, я возьми да и скажи ей, мол, извините, ну тут так вот все, непростая система. И она вдруг повернулась, посмотрела на меня такими глазами полными ужаса, задумалась и сказала по-польски, но звучит это также как по-русски: 

— Было… Страшно. Страшно.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)