Больница Краснодара, в которой умер малыш, переложила вину на родителей

© vk.com

© vk.com

В ГБУЗ «Специализированная клиническая детская инфекционная больница» минздрава Краснодарского края прокомментировали «Ридусу» историю маленького Левы Крикуна, который умер, как убеждена его семья, из-за халатности врачей. Также в учреждении ответили на вопросы корреспондента и по поводу других жалоб родителей пациентов.


Сказали успокоиться и лечь спать: история Левы и других пациентов

© vk.com

Как ранее рассказывал «Ридус», двухлетний Лева был госпитализирован в июле с высокой температурой. Ребенка приняли в первое боксированное отделение. При этом, по словам его мамы Маргариты, мальчика не осмотрели должным образом и не сделали рентген — взяли только «экспресс-тест на кровь» и положили в коридоре, объяснив это отсутствием мест. Мать Левы заметила, что свободные боксы были, но находились под замком.

К вечеру следующего дня в коридоре появился еще один ребенок — с коклюшем. Маргарита решила, что заболевшему сыну сейчас ни к чему такое соседство, и написала отказ от госпитализации. Они с Левой вернулись домой, но лучше мальчику не стало. Поздно вечером 16 июля температура ребенка снова поднялась, и его доставили в ту же больницу — снова в коридор. Со слов матери, у малыша снова взяли кровь, больше никаких анализов не было.

Маргарита рассказала также, что мальчику ввели четыре препарата, от которых он стал вялым, но больше не оказывали помощи до тех пор, пока пришедший врач-реаниматолог не сообщил, что Лева находится в критическом состоянии. Маргарита отнесла ребенка в реанимацию, где он спустя время умер — его не смогли спасти. Согласно рассказу матери, врачи положили тело малыша в коробку в багажник обычного авто и отвезли в морг взрослой больницы, где Маргарите пришлось заплатить три тысячи рублей за вскрытие.

© vk.com

Родители ребенка создали группу в соцсети, где рассказали свою историю. Там же откликнулись другие родители, которые также выразили недовольство работой больницы. Так, по словам одной из матерей, когда она лежала в больнице с ребенком, в выходные не было дежурного врача. Другая рассказала, что ее ребенок умирал, а хирург ушел в пятницу раньше — у него был сокращенный день. Также родители писали о том, что многим детям приходится лежать в коридоре.

«Мать пытается избежать ответственности»: заявление больницы

Специализированная клиническая детская инфекционная больница Краснодара

«Ридус» решил разобраться в ситуации и обратился в саму ГБУЗ «Специализированная клиническая детская инфекционная больница». В ответе главного врача говорится, что «общепринятое понятие „выходной день“, как таковой, в больнице отсутствует, однако на субботу и воскресенье дополнительно привлекаются к работе дежурные врачи и дежурный ответственный врач (заведующий профильным отделением). Ввиду специфики оказания экстренной медицинской помощи, сокращенного рабочего дня в больнице никогда не вводилось».

Сбор анализов и их результатов также осуществляется в круглосуточном режиме (всегда экстренно — плановая госпитализация не предусмотрена) и по мере необходимости.

Администрация больницы опровергла информацию о переносе сдачи анализов на понедельник. В медучреждении прокомментировали и пребывание детей на койках в коридоре:

В соответствии с нормативными документами отдельные одноместные боксы в ГБУЗ „СКДИБ“ предназначены для госпитализации пациентов с особо заразными болезнями; детей-инвалидов; новорожденных детей; детей с установленным первичным иммунодефицитом; детей, получавших лечение в условиях отделения реанимации интенсивной терапии.
Ввиду необходимости госпитализации прибывшего по экстренным показаниям пациента (с письменного уведомления) в период сезонного подъема заболеваемости пациентов размещают на временные дополнительно развернутые койки, что само по себе не противоречит существующему законодательству и никак не влияет на качество оказания медицинской помощи. Поступление больных на дополнительные койки, как правило, идет с 20 часов вечера. Всем этим детям, помимо питания, предоставляется медицинская помощь в полном объеме. На следующий день, после выписки пациентов, проведения обработки боксов, в течение дня все пациенты переводятся с временно развернутых коек на основные.

© vk.com

Администрация больницы отдельно прокомментировала трагическую историю Левы Крикуна (далее сохранена авторская орфография):

В отношении упомянутого Вами пациента необходимо отметить крайне позднее обращение матери за медицинской помощью, нежелание получать медицинскую помощь (отказ от госпитализации при первом обращении), самолечение в период от начала течения заболевания до момента госпитализации (порядка 10 календарных дней), в том числе с бесконтрольным применением жаропонижающих препаратов.
На сегодняшний день в больницу поступил акт экспертизы качества оказания медицинской помощи, в тексте которого говорится, что летальный исход не связан с качеством оказания медицинской помощи в условиях ГБУЗ „СКДИБ“, обусловлен поздним обращением за медицинской помощью.

В ответе говорится, что замечаний по тактике ведения, лечению и обследованию ребенка не выявлено.

Следует отметить, что после смерти ребенка мать в попытках избежать уголовной ответственности за халатное отношение к собственному ребенку и непринятии ею своевременных мер для его лечения начала проводить активную пропаганду в различных социальных сетях, а также в средствах массовой агитации о наказании врачей больницы, по ее мнению, за халатное отношение к выполнению своих обязанностей, что привело к смерти ее ребенка. Так, на интернет-сайтах пользователем Маргаритой Крикун были ложно дезинформированы сотни граждан — подписчиков социальных сетей и средств массовой агитации. Ею выносились угрозы, оскорбления, нецензурные выражения, а также обвинения в адрес врачей о совершении ими тяжких преступлений. Были указаны конкретно фамилии и должности врачей ГБУЗ „СКДИБ“, которые, по мнению автора публикации, повлияли на смертельный исход заболевания, — сказано в комментарии больницы.

Руководство учреждение уточнило, что усматривает в действиях мамы малыша состав преступления:

Кроме этого, в комментариях к заметке в адрес указанных врачей, членов их семей, детей, а также всего врачебного сообщества указывались выражения, нецензурная брань и призывы к их физическому уничтожению различными способами, что содержит признаки преступления, предусмотренного ч.1 ст. 282 УК РФ. Такие высказывания направлены на возбуждение ненависти, а также на унижение достоинства группы лиц по признакам принадлежности к социальной группе (медицинских работников), совершенные с использованием информационно-телекоммуникационных сетей.

«Их отписки и показания противоречат их же словам»: ответ Маргариты Крикун

© vk.com

Мама маленького Левы прокомментировала ответ больницы «Ридусу»:

Я ничего другого и не ожидала. Как они могут против себя свидетельствовать? Представляете, какое это сложное и тяжелое дело? Заведено уголовное дело, никто не хочет сейчас признавать свою вину. До последнего они не будут признавать свою вину — вплоть до судмедэкспертизы. И то, даже не первой судмедэкспертизы, потому что в Краснодаре мы не надеемся на то, что она будет адекватная. Только после второй судмедэкспертизы будет все известно. Даже эксгумация, возможно, будет. Только тогда, а так — нет. Бесполезно делать запросы туда, что-то спрашивать.

Она напомнила, что отказ от госпитализации написала тогда, когда в коридоре их соседом по койке стал мальчик с коклюшем.

Нас положили в коридоре, мы пролежали ровно сутки. Как они утверждают — вы пролежите сутки, мы вам дадим бокс. Бокс нам никто так и не дал. Время было уже десять часов вечера. Пошли вторые сутки. Мальчика маленького госпитализировали с мамой, и она сразу всех предупредила: „Родители, мой ребенок болен коклюшем. Кто не боится — смотрите, но я вас предупредила“. Естественно, я испугалась, потому что мой сын был не привит от коклюша. И мне просто пришлось принять решение отсюда уехать. И я бы не уехала, осталась бы в коридоре, если бы рядом с нами мальчика с коклюшем не положили. И я просила бокс, я плакала, но всем плевать было, что там в коридоре, — объяснила Маргарита.

По ее словам, врачи, узнав о ее намерении уехать, отреагировали на это спокойно и сказали писать отказ — в коридоре тогда как раз будет свободное место для еще одного маленького пациента.

© vk.com

Мама Левы сказала также, что самолечения не было — родители выполняли указания педиатра.

Я вызывала на дом педиатра пятого числа. Педиатр нас в этот же день осмотрел, сделал нам назначения, мы лечились по этим назначениям. Девятого числа у нас все симптомы простуды, температура — все прошло, у ребенка состояние стабилизировалось, он только прикашливал. Нам врач-педиатр прописывал на этот случай ингаляцию, — рассказала она.

Маргарита уточнила, что есть все доказательства обследования педиатром. Она сообщила, что 14 июля Лева проснулся с небольшой температурой, это ее сильно насторожило, и она отвезла ребенка в частную клинику, где малыш сдал анализы.

По поводу синдрома Рейе (он был назван причиной смерти Левы. — Прим. „Ридуса“). Педиатр прям прописывает в документе, что у ребенка не увеличена печень, не увеличена селезенка, желудок спокоен, язык чистый, — отметила она.

16 июля Маргарита привезла Леву в инфекционную больницу, так как у него повысилась температура.

Почему они умалчивают о том, что ни при первом поступлении, ни при втором должного осмотра моего сына они не сделали, не сделали рентген, не взяли анализов? Где был дежурный врач всю ночь? — задается вопросами Маргарита.

Она удивлена тому, что ребенку назначили лечение, не узнав, чем он болеет:

И именно после назначенного лечения у моего сына было критическое состояние, когда реаниматолог прибежал и просто схватился за голову. Сказал: „Вы что? Срочно в реанимацию. Почему вы ребенка довели до критического состояния?“ А когда мы с сыном приехали, о критическом состоянии речи не было. <...> Если они утверждают, что я привезла ребенка в критическом состоянии, почему они его в критическом состоянии положили в коридор? У них эти отписки и показания не сходятся с их же словами.

© vk.com

По ее словам, в законодательстве четко прописано, что в инфекционных больницах размещение строго только в изолированных боксах. Помимо этого, Маргарита Крикун прокомментировал и слова администрации больницы об угрозах и оскорблениях. По ее словам, первый пост в паблик она писала в слезах и на эмоциях:

В посте я пишу: „Врачи детской инфекционной больницы убили моего ребенка“. Вот так я написала, я этого не отрицаю. Но если бы мне сказали адвокаты или юристы, что это нарушение закона, я бы никогда в жизни так не написала. Я бы заменила их другими — „не оказывали помощь“, как я потом уже писала.

По ее словам, пост с фамилиями врачей — просто пересказ того, что происходило.

Именно за это слово они пошли и написали на меня три заявления в полицию. И полиция им отказала в возбуждении уголовного дела по факту клеветы, — сообщила собеседница «Ридуса».

Маргарита Крикун также уточнила, что независимые врачи, с которыми она общалась, усомнились в диагнозе «синдром Рейе» и сказали, что он не может развиться за один день: у него есть характерные симптомы, которых не было у малыша. По словам Маргариты, врач бы не смог их не заметить.

С этим тоже предстоит разобраться судмедэкспертам, — подытожила мама Левы.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)