Классическая русская анимация: что с ней сегодня не так

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Первым русским мультипликатором принято считать Александра Ширяева — балетмейстера Мариинского театра (с 1886 по 1905 года), который для постановки балетов использовал самодельных кукол, с помощью которых показывал балеринам, как конкретно они должны двигаться.

В одной из поездок театра в Европу Ширяев приобрёл ручную кинокамеру.


Он хотел снимать танцы балерин Мариинского театра. Не для себя, для истории.

Однако Дирекция императорских театров запретила Ширяеву заниматься подобной деятельностью (да, авторские права были и в то время). Не долго думая, Александр ушёл из театра, соорудил специальный ящик, имитировавший театральные кулисы (включая все ярусы и освещение), после чего взял тех самых кукол и точно воссоздал театральную хореографию.

Так он создал первый в мире кукольный мультфильм, а заодно, без какой либо поддержки, стал первым русским мультипликатором. И да, своей цели «для истории» он всё же добился — именно по его фильмам сегодня реконструируют вариации и композиции дореволюционных балетов. Других видеозаписей Императорского балета не сохранилось.

Однако до 2004 года первым русским мультипликатором считали Владислава Старевича. Его история похожа на историю Ширяева. Будучи биологом, он хотел снять обучающий фильм о борьбе жуков оленей за самку. Но жуки никак не хотели бороться и, под ярким светом, просто засыпали. Тогда Старевич взял мёртвых жуков, проволоку, пластилин, воск и покадрово снял первый сюжетный кукольный фильм «Lucanus Cervus». К сожалению, фильм не дожил до нашего времени и считается утерянным.

Зато сохранилась лента, снятая Старевичем через пару лет «Прекрасная Люканида, или Борьба усачей с рогачами».

Этот мультфильм пародировал и высмеивал стереотипы популярных в то время рыцарских романов. Жуки в нём носили доспехи и штурмовали замки. Он не на шутку всколыхнул общественность.

Старевичу регулярно приходили предложения от заинтересованных европейских прокатчиков. Фильм крутили в кинотеатрах Европы более 10 лет. Техника покадровой съёмки была не сильно известна в то время, поэтому зрители думали, что Старевич дрессирует жуков.

Лондонская газета «Evening News» писала: «Как всё это сделано? Никто из видевших картину не смог объяснить».

После революции Старевч переехал во Францию (именно поэтому, в учебниках, его, обычно, называют французским мультипликатором). Там он и снял свою самую известную работу — первый в мире звуковой полнометражный кукольный фильм «Рейнеке-Лис» (1937) по одноимённому роману Гёте (1793). Есть на ютубе.

До сих пор никто не создал более реалистичной кукольной мимики (~1500 выражений лица для каждого центрального персонажа).

После эмиграции Старевич продолжил заниматься творчеством как мультипликатор и «мастер спецэффектов» в игровом кино. Когда Уолту Диснею предлагали заняться кукольной анимацией, он отказывался и говорил: «Старевич обогнал всех аниматоров мира на несколько десятилетий».

Владислав не раз хотел вернуться в СССР и продолжить работу совместно с отечественными режиссёрами. Однако советские чиновники всегда отвечали отказом, Старевич так и не смог вернуться на Родину.

Но вернёмся к истории — в России началась революция, затем гражданская война, затем голод. Долгое время анимация в СССР не существовала в привычном виде. Главным примером ранней советской анимации можно считать агитпоезда.

С 1920 по 1935 годы, под влиянием русского авангарда, небольшие группы мультипликаторов стали появляться по всей стране. Однако основной деятельностью студий являлись съёмки короткометражек, рассказывающих о правильности коммунистического строя.

Но не стоит сразу кричать: «Чёртова пропаганда!», данные работы, как правило, всё же являлись авиаторскими мультфильмами, отражавшими взгляды и идеи создателей, которые, очевидно, от всей души верили в победу коммунизма. Ярчайший пример — научно-фантастический мультфильм «Межпланетная революция».

И, всё же, в сравнении с Европой и Америкой, мультфильмов в постреволюционном СССР практически не было. Однако постепенно страна оправлялась от последствий гражданской войны, всё больше денег выделялось на культуру, в том числе на кинофестивали.

В 1934 году Уолт Дисней отправил Московскому кинофестивалю картины про Микки Мауса. Советские творческие деятели (в основном преподаватели творческих вузов и кинематографисты) были поражены плавностью и качеством увиденного.

Это стало ключевым событием, после которого было решено создать студию «Союздетмультфильм». Основной костяк студии составили авторы, независимых студий, рисовавшие мультики ещё в 20-е годы и молодые энтузиасты. Почти сразу они сказали «Анимация не только для детей» и переименовали студию в «Союзмультфильм».

На протяжении почти 20 лет российские аниматоры пытались повторить красоту и плавность диснеевских мультиков. На разработку каждой картины тратилось огромное время и весьма немаленькие бюджеты.

Но в 1962 году Фёдор Хитрук «прорвал плотину привычной советской мультипликации"своей дебютной работой «История одного преступления».

В мультипликацию ворвался грубый советский плакатный стиль, авторы как будто вспомнили о том, что «анимация не только для детей». Главной идеей Хитрука стало создание максимально выразительной работы с минимальным вложением средств. И пусть, в новом стиле не было диснеевской плавности и качества фонов, но эти мультфильмы были интересны как детям, так и взрослым.

Хитрук и его ученики рушили привычные диснеевские каноны. Международные критики называли его мультфильмы гениальными. За 10 минут простенькой перекладной анимации в фильме «Человек в рамке» он показал бессмысленность карьеризма.

В мультфильме «Отелло-67» создал «облегчённую» версию классического произведения, высмеяв обмельчание мировой культуры. Актуально до сих пор.

«Лев и бык» и вовсе являются очень тонкой сатирой на мировую политическую ситуацию (но это не точно, споры идут до сих пор).

Да кто не видел знаменитый «Фильм! Фильм! Фильм!»? Но, всё же, главным достижением Хитрука стали не его работы, а сама концепция того, что смысловая составляющая намного важнее, чем визуал, которую он привил своим ученикам, среди которых, в частности, Юрий Норштейн.

А также Андрей Хржановский.

И Эдуард Назаров.

И многие другие.

Успех экспериментальных авторских работ окончательно определил вектор развития советской анимации. Вместо того чтобы работать над одним фильмом несколько лет и задействовать в продакшене огромное количество людей (как это делал, например, Дисней), было решено выпускать много авторской недорогой анимации.

Появились анимационные альманахи (такие как «Светлячок» и «Весёлая карусель»), и это сработало.

Успех Хитрука спровоцировал «второе рождение» кукольной анимации, а, самое главное, построил систему, в которой большое количество режиссёров получали пусть скудное, но финансирование.

Если работы режиссёра имели успех, финансирование росло. Один из примеров — Роман Качанов. В 1967 году его история о детском одиночестве «Варежка» стала главным лауреатом многих иностранных кинофестивалей.

«Получилась короткометражка? Держите бОльший бюджет, сделайте сериал!», — и Качанов сделал — через два года зрители увидели первую серию мультфильма про Крокодила Гену и Чебурашку, который и по сей день является классикой не только в России

А в 1981 году Качанов выпустил полнометражный фантастический мультфильм «Тайна третьей планеты».

За рубежом настолько интересовались его работами, что не жалели денег ни на приобретение прав на показ ни на озвучку — в Америке Алису озвучивала Кирстен Данст, а птицу-говоруна — Джеймс Белуши, во Франции озвучкой занимался Жан Рено, в Италии — Челентано.

По похожему пути постепенного повышения лояльности шёл и Борис Степанцев. Начав с коротких социальных роликов против пьянства, он постепенно стал автором Карлсона и Вовки из тридевятого царства.

На волне успехов Союзмультфильма активный мультпродакшен начали и другие киностудии, такие как «Экран», «Свердловская киностудия», «Премьертелефильм» и многие другие.

Отдельного успеха добилась студия «Арменфильм» и их режиссёр Роберт Саакянц.

И я сейчас не о психоделических мультфильмах, которые все сразу вспомнили. Психоделики хватало и на других студиях, взять хоть советские работы Ивана Максимова (тот самый, что годы спустя сделал квест «Полная труба» и к слову, заслуживает отдельной статьи).

Многие из работ «Арменфильма» вообще никак не были рассчитаны на детскую аудиторию. Убийствами, внутривенными инъекциями наркотиков и резиновыми сиськами во весь кадр (в самом прямом смысле) они рушили привычный стереотип «Анимация только для детей».

Например, их мультфильм «Ветер» поднимает тему выживания людей во время атомной войны. Со всеми вытекающими аспектами — психическими, социальными, сексуальными.

К 80-м — началу 90-х, кажется, что у русских аниматоров окончательно едет крыша, даже жюри крупнейших мировых кинофестивалей не успевает следить за русскими трендами, но творцам уже всё равно, они вошли в раш. Экранизируется Брэдбери и Стругацкие, Майор Пронин перестреливается с американскими роботами, Вася Куролесов садится в тюрьму и связывается с «блатными» (тут, к слову, стоит отметить, что и оригинальная книга Юрия Коваля поднимает довольно взрослые темы, хоть и является детской).

То, что начало твориться в эпоху гласности, вообще очень сложно описать — создавалось буквально всё и об всём.

Нет, правда, во многом это был перебор, я просто оставлю здесь кадр фильма «Страсти-мордасти», сделанного из настоящей крови и ошмётков мяса. Да да, при государственной поддержке СССР.

Но лично я не вижу в этом ничего криминального. Ведь это серия экспериментальных короткометражек, которая не требовала многомиллионного финансирования. И, кстати, у мультика есть свои фанаты (в отличие от многих современных проектов, в которые вложены миллионы из госбюджета), и сделан он, ну очень стильно.

Именно в это нелёгкое (но очень весёлое для аниматора) время ещё один проповедник взрослого юмора и абсурда, Александр Татарский, автор «Пластилиновой вороны» и «Падал прошлогодний снег» (мультфильм, к слову, изначально был запрещён как унижающий русского человека), открывает первую коммерческую советскую студию анимации «Pilot».

Их работы ценились как русскими зрителями, так и западными коллекционерами, в архивах которых, по слухам, до сих пор хранятся ни разу не показанные, сделанные на заказ серии Братьев Пилотов.

К слову, именно Татарский позже придумал Фиксиков. А уже в двухтысячных его студия нарисовала более 70 серии «Горы самоцветов», проекта, который, подобно Союзмультфильму финансировал множество самостоятельных авторских работ абсолютно разных по стилю и техникам, но единых в тематике «Сказки народов бывшего СССР».

К сожалению, в современной России это чуть ли не единственный пример подобной модели финансирования анимационного кино.

Сейчас предпочитают выделить много миллионов одному человеку, что бы он снял очередные «Дети против волшебников», или «Наша Маша и волшебный орех».

Но, этот разговор мы продолжим в следующем материале, когда будем говорить о современной русской мультипликации.

К слову, я и сам являюсь мультипликатором, как и положено, мною создано множество «гифок» и одна дебютная короткометражка на моем YouTube-канале

Сейчас я рисую мини-сериал, о космонавте, выжившем при крушении, который будет представлять собой шесть коротких историй с погибшего космического корабля. 

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (1)