Как сложилась судьба девочки, которую случайно подожгли в уральском роддоме

Алина Сенченко (в центре) © vk.com

Алина Сенченко (в центре) © vk.com

Алине Сенченко, пережившей пожар буквально сразу после рождения, исполнилось 15 лет. Практически все эти годы девочка из Североуральска Свердловской области восстанавливается после ожогов, которые получила по недосмотру медиков в роддоме.

Алина родилась в 2004 году в обычной уральской семье: отец — шахтер, мать — начальник заводского цеха. Вскоре после рождения девочку из-за неонатальной желтухи положили под ультрафиолетовую лампу. Медсестра неосторожно накинула на лампу пеленку и ушла более чем на час. По версии следствия, край пеленки соскользнул, попал на обогреватель, тот загорелся и огонь перекинулся на инкубатор.


По данным e1.ru, в результате пожара 35% тела Алины было сожжено, но ее успели спасти, направив вертолетом в Екатеринбург. Первым донором кожи для девочки стал ее отец.

У Алины Сенченко остались многочисленные рубцы от ожогов и были полностью удалены пальцы на левой руке. Один палец был в 2014 году пересажен с ноги девочки, но так и не прижился. Левая нога короче правой на несколько сантиметров. Всего Алина пережила около 60 операций.

© vk.com

От больших доз обезболивающих сильно пострадал слух: дорогостоящие слуховые аппараты нужно менять раз в пять лет. Но оформить дочери инвалидность, чтобы получать их бесплатно, родители не могут.

Мне объяснили, что двойную инвалидность по разным заболеваниям оформить нельзя. Надо выбирать что-то одно. Сейчас важнее восстанавливаться после ожогов., — пояснила мать подростка Альбина Сенченко.

Послеожоговые рубцы стягивают тело, мешая ему нормально расти и развиваться. Поэтому раз в полгода Алина Сенченко ложится на операцию в петербургский детский ортопедический институт имени Турнера. В июле этого года ей предстоит исправлять ногу.

При этом за пределами больничных палат Алина живет обычной жизнью. Она вместе со здоровыми детьми посещала детский сад и ходит в школу. В будущем году Сенченко окончит девятый класс.

С первого по третий класс было тяжело, и дразнить могли, и обижать. Но она могла за себя постоять. Мне даже звонили, жаловались бабушки-вахтерши, говорили, что Алина дерется, — добавила мама девочки.

Сенченко-младшая, несмотря на трагедию, занимается спортом: освоила велосипед, скейтборд и ролики, три года посещала лыжную секцию. Не имея пальцев на левой руке, петлю на лыжной палке она закрепляла вокруг кисти.

Два года девушка посещала художественную школу, но оставила ее, чтобы рисовать «для души, без оценок». Во время пребывания в институте Турнера она изображает в основном соседей по палате. Образование Алина планирует получить медицинское.

Я буду поступать в медицинский колледж. Мечтаю переехать в Питер. Еще хочу работать палатной медсестрой, — поделилась Алина Сенченко планами на будущее.

© vk.com

Несмотря на регулярные поездки в Санкт-Петербург, Алина толком не видела города: пациентам института строго запрещается покидать территорию.

В 2004 году суд приговорил медсестру — виновницу трагедии — к семи месяцам лишения свободы условно, а с североуральской больницы взыскал компенсацию за ущерб. Супруги Сенченко получили 60 тысяч рублей, их дочери медучреждение выплатило 150 тысяч, а после апелляции — еще 100.

Альбина Сенченко была вынуждена оставить работу из-за необходимости ездить с дочерью в Петербург на один-два месяца, но оформила пособие по уходу за ребенком и переучивается на мастера маникюра. Периодически благотворительные фонды помогают семье оплатить лечение.

С больницы мы можем просить лишь оплату лекарств, препаратов. Несколько раз мы сдавали чеки и обязывали их компенсировать расходы. В прошлый раз нам помог купить слуховые аппараты фонд „Мы вместе“. Сейчас они тоже собирают нам деньги на слуховые аппараты и оплату моего проживания в Питере, чтобы я могла жить в платной палате вместе с Алиной, — рассказывает Альбина.

Медсестру, допустившую пожар, мать Алины старается избегать при случайных встречах на улице: «Она просила прощения на суде и позже звонила. Я, конечно, на словах соглашалась: понимаю, что не специально она так. Но в душе все равно что-то не так, чтобы до конца принять».

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)