Реликт социализма «доедает» последнее золото

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Золотой запас Венесуэлы подходит к концу, переходя на счета кредиторов правительства Николаса Мадуро. На май золотовалютные резервы Венесуэлы упали до минимума за 29 лет — 7,9 млрд долларов.

Правительство Венесуэлы не смогло вовремя перечислить процентные платежи за использование кредита, де-факто допустив дефолт перед Deutsche Bank.

В результате залог — 20 тонн золота, или 13% золотого запаса Венесуэлы — перешел в собственность Deutsche Bank.

В марте аналогичная судьба постигла сделку с американским Citigroup, у которого Мадуро одолжил 1,6 млрд долларов.

В прошлом году Венесуэла продала 26,4 тонны золота, предположительно, Турции.

Ранее Банк Англии пошел на беспрецедентный в банковской практике шаг, отказавшись вернуть в Венесуэлу золотой запас на сумму 550 млн долларов, размещенный в Лондоне на хранение.

Попытка передать 20 тонн золота в феврале на хранение в Россию потерпела неудачу: служащие ЦБ Венесуэлы просто отказались грузить золото на борт российского самолета. (Правда, глава ЦБ РФ Эльвира Набиуллина отрицала сообщения о том, что Мадуро намерен хранить золотой запас страны именно в России.)

Ситуация в венесуэльской экономике вошла в такой штопор, что даже если к власти придет оппозиция, по мановению волшебной палочки выйти из этого штопора не получится, говорит эксперт Центра изучения кризисного общества Татьяна Русакова.

Если к моменту ухода Мадуро золотой запас Венесуэлы окажется равен нулю, то какой бы режим не пришел ему на смену, золото из воздуха обратно не появится, и перед новым правительством будут стоять те же самые вопросы, что и перед нынешним: откуда взять деньги? — сказала она «Ридусу».

Разница состоит в том, что у оппозиции есть совершенно четкая и давно объявленная стратегия по выходу из перманентной национальной катастрофы, и под эту стратегию ей с готовностью дадут кредиты МВФ и прочие международные финансовые организации.

Можно быть уверенным, что первый транш от МВФ поступит в Каракас на следующий день после того, как в президентский дворец въедет Гуайдо или какой-то другой противник нынешнего лидера. Потому что оппозиция не делает секрета, что готова гарантировать эти займы собственностью, которая сейчас национализирована, — говорит эксперт.

Правда, добавляет она, еще со времен Уго Чавеса эта собственность доведена до такого состояния, что много денег за нее все равно выручить не получится, и единственным действительно ценным куском собственности в Венесуэле является ее нефтяная отрасль.

Денационализировать эту отрасль в Венесуэле будет означать замахнуться на святое. Но у властей страны, кем бы они ни были, при таких темпах таяния золотого запаса через несколько месяцев просто не останется иного выхода. Даже если у власти по-прежнему будет стоять Николас Мадуро.

Николас Мадуро может гарантировать, что Венесуэла продолжит исполнять свои обязательства перед иностранными кредиторами лишь в той части, которая не оспаривается оппозицией, говорит профессор факультета международных отношений СПбГУ Виктор Хейфец.

Финансовые обязательства Венесуэлы перед, в частности, Россией, четко разделяются на две группы: первая — заключенные до периода президентства Мадуро и вторая — в период его президентства. Соответственно, какая бы власть в Каракасе ни установилась, она будет вынуждена выполнять первую часть этих обязательств, а вот исполнение второй гарантировано исключительно фактом пребывания Мадуро в должности президента, — сказал эксперт «Ридусу».

Поскольку оппозиция не признаёт легитимность контрактов, по которым правительство Мадуро делало эти долги, она, логично, отрицает и необходимость их возвращения.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (2)

  • Small 41ce7dc927
    Ольга Блументаль 05 июня, 18:11

    Уважаемый "Ридус", что за комментатор Владан появился? Это надо не Лёхе сообщать, а Мадуро, подработал бы на безденежье

  • Small 9a8e5e1b71
    merlion06 июня, 14:05

    Не понятно, как Мадуро удалось угробить страну с такими запасами и объёмами добычи нефти на душу населения.