Роман Антоновский

Писатель, публицист

Автор книги «Альфа-самец, мочи их, президент!»; колумнист ТАСС и «Ридуса»

Все статьи автора
автор

Почему нас, русских, стравливают

-26824

Знаете, выбор «сквер или храм» — это как выбирать на операционном столе «нога или рука».

Каждому городу нужен и сквер, и храм.

У людей должно быть место для спорта, прогулок, раздумий и молитвы.

«Сквер или храм» — это раскол общества на пустом месте.


Мне 39 лет, и я православный христианин. А еще лет пять назад я увлекался язычеством и относился к христианству довольно прохладно. То есть, если бы встретились я сегодняшний и я позавчерашний, мы могли бы подраться из-за дилеммы «сквер или храм».

Несомненно, сейчас я стал лучше, ведь быть христианином значит стараться делать добро и усмирять свои пороки. Но и в 34 я не был гадом, тоже был патриотом своей страны и старался жить по совести, хотя совесть понятие намного более растяжимое, чем учение Христа.

Сегодняшнее российское общество очень атомизировано, люди нетерпимы к мнению, отличному от их собственного. Мы живем в соцсетях, где баним всех, кто спорит с нами по важным вопросам. В итоге у человека образовывается круг в несколько сотен друзей на фейсбуке, разделяющих его точку зрения, и он считает этот круг точным срезом российского общества, а это не так.

В России есть православные христиане, есть католики, есть мусульмане, буддисты, иудеи, атеисты и агностики. Нам нужно мирно сосуществовать друг с другом, а не враждовать.

Все те, кто радостно орут «кто не скачет, тот за храм», должны понять, Россия — страна с многовековыми православными традициями, повлиявшими на наш менталитет и культуру.

Нас, православных действительно много, нам нужны храмы. Я лично хожу в храм 2—3 раза в неделю, особенно стараюсь не пропускать воскресную службу. Мне комфортно, что я могу зайти в храм около работы, в храм около дома родителей. Посетить храмы в других районах Москвы.

Около дома я посещаю сразу несколько исторических храмов: Сергия Радонежского, Мартина Исповедника, Матроны Московской. Они всегда полны людей, православных людей, вереницы которых вы можете увидеть во время пасхального крестного хода. Молодых и старых, богатых и бедных, женщин, мужчин и детей.

В принципе крестный ход в любом городе России соберет больше людей, чем любой политический митинг. 20 000 человек вышло в Екатеринбурге на крестный ход, который освящал место строительства Храма Екатерины.

Мы не мракобесы и не иезуиты. Среди нас есть ученые, креативщики, рабочие, военные, фермеры, актеры, бизнесмены, спортсмены и писатели. Церковную кружку пожертвований вы можете видеть и в самом модном магазине столицы Le Form, и в маленьком храме на окраине. Мы нормальные люди, а не призраки Средневековья.

Как сказал Михайло Ломоносов, бывший одновременно идеальным ученым и истовым христианином: «Неверно рассуждает математик, если захочет циркулем измерить Божью волю, но неправ и богослов, если он думает, что на Псалтыре можно научиться астрономии или химии».

Кстати, я не заметил протестов против Церкви сайентологии, что прямо в центре Москвы, на Таганке, в историческом здании. А ведь это тоталитарная секта, обдирающая людей как липку.

С другой стороны, я не понимаю «православных», идущих на обострение конфликта, которые кричат и пишут: «Смиритесь с тем, что вы живете в православной стране!», «Вы все бесы, ваше мнение никому не интересно».

Страна у нас — светская, а Царство Божие уготовано нам на небесах. И быть злыми — грех.

Как писал протоиерей Шаргунов: «Есть у нас прихожанка в церкви, вся в черном, четки ходят как мельница, а подойдешь — злая как собака. И кому нужны такие молитвы, коли зло в душе?»

Спасение души и духовные поиски — личное дело каждого человека, и по важным вопросам вне Церкви, в светской жизни нам нужно уметь находить компромиссы с другими людьми. 

Храм и современный город отлично могут сосуществовать. На прошлой неделе я был в парке «Коломенское», где бадминтон, велосипедные дорожки, спортсмены, дети и собаки прекрасно сосуществуют со старинными храмами. Храмы украшают парк, парк прекрасно обрамляет храмы. 

Вспомним, с каким тщанием выбирали место под храм в старину. Вот и сейчас в диалоге всего общества мы вполне можем достигнуть того, чтобы в России были и скверы, и храмы, а не «или или».

В этом мире столько зла сегодня, что и христианам, и атеистам есть с чем бороться сообща. 

А еще лучше — вместе творить добро.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (6)

  • Small default
    Дарья Заморина 22 мая, 13:59

    Храм шаговой доступности...

  • Small 07bc6447f8
    Владислав Иванов22 мая, 14:47

    Товарищ !Я провославный,я не выступаю против храмов или мечетей и др религиозный сооружений (кроме сект)Но я хочу.что бы было вокруг все дозировано,все удовлетворенно,умиротворенно,гармонично,я не хочу.что бы что то было много .... когда много поверте - это очень раздражает, и если люди аысказали ,что то что их очень раздражает ,то почему их сразу начинают травить ,говорить вот вы не хрести???Нет всему имеет предел..

Пойдет ли «Азов» на радикальные шаги против президента Украины?

Контекст важнее произведения и высказывания.

|статья
Юй Чжочао

На практике движущей силой государства все же выступают представители элит.

Хватай мешки, ООН уходит!

Напрасная деятельность США в организации «Цветной революции» в Гонконге.

То, что Грету Тунберг на Западе пытаются слушать всерьез — это симптом.

Онтологически, юмористы были абсолютно правы.

Москва все-таки пока не Гонконг, куда демонстранты приходят в касках и палками.

Налоговые системы России и Белоруссии, конечно, имеют различия, но по ряду положений схожи.

На фоне жесткого приговора Павлу Устинову не забывается также история и с супругами Проказовыми

Сироты никому не нужны. И в первую очередь — вам.

Главная цель «УГ» — недопущение победы кандидатов, которых можно заподозрить в связях с мэрией.

Нашел страну, где политики в точности исполняют свои предвыборные обещания.

Грузии предложили подумать над тем, чтобы вступить в НАТО «без Абхазии и Южной Осетии».

В чем заключен феномен лидера «Гражданской обороны».