Престиж дороже жизней: почему власти не запретят полеты «Суперджета»

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus.ru

Трагедия с самолетом «Аэрофлота» SSJ100 в воскресенье, унесшая как минимум 41 жизнь, не является основанием для того, чтобы запретить полеты этой модели.

Такова официальная позиция, озвученная министром транспорта РФ Евгением Дитрихом в понедельник.


Министр возглавляет комиссию по расследованию ЧП.

Следственный Комитет назвал среди возможных причин катастрофы недостаточную квалификацию пилотов, диспетчеров и лиц, проводивших техосмотр борта, неисправность воздушного судна и неблагоприятные метеоусловия.

На данный момент основной версией авиакатастрофы является попадание молнии в самолет, что привело к отказу всех бортовых систем и вынудило экипаж сажать лайнер вручную.

Как рассказал ранее в понедельник «Ридусу» пилот SSJ100 Валерий Горюнов, пилотам «ослепшего» SSJ100 во время аварийной посадки пришлось исключительно интуитивно определять тангаж, высоту, силу и направление ветра. Он категорически отрицает низкую квалификацию своих коллег.

Ребята оказались в сложнейшей ситуации. Хотя все мы отрабатываем такую нештатную ситуацию на тренажерах, это в высшей степени экстремальный вариант управления самолетом, с которым не всегда справляются и самые опытные пилоты, — говорит он.

Посадка «на ощупь» привела к тому, что лайнер коснулся полосы с большей вертикальной скоростью, чем предусмотрено его конструкцией. Это привело к подлому стоек шасси. Самолет сел на брюхо с полными баками топлива, которое моментально вспыхнуло.

Ни в ГСС, ни в «Аэрофлоте» в понедельник на запросы «Ридуса» — по электронной почте и по телефону — не ответили.

Зато ответили в авиакомпании «Якутия», парк которой состоит в основном из «Суперджетов». Хотя самим фактом ответа АО Авиакомпания «Якутия» выгодно показала себя по сравнению с ПАО «Аэрофлот», содержание ответа тоже мало чем отличается от фигуры умолчания.

До окончания официального расследования данной авиакатастрофы, решение по выведению из эксплуатации воздушных судов Sukhoi Superjet 100 авиакомпанией «Якутия» приниматься не будет. Авиакомпания ужесточает контроль за техническим состоянием самолетов этого типа, организованы дополнительные занятия с летными экипажами. Обеспечение безопасности полетов — безусловный приоритет авиакомпании «Якутия», — пообещала официальный представитель перевозчика Надежда Томская.

Когда ранее в этом году одна за другой произошли две катастрофы «Боингов», это стало достаточным основанием для президента США Дональда Трампа запретить их полеты и начать уголовное преследование руководства Администрации гражданской авиации, которая когда-то разрешила компании «Боинг» сертифицировать собственные же лайнеры.

Для российских авиационных и транспортных властей цепь инцидентов «на грани», а теперь уже и за гранью, фола выглядит недостаточной, чтобы объявить самолет «нон грата». Уголовное преследование пока тоже не на повестке дня, несмотря на начатое СК РФ расследование.

Катастрофа в Шереметьево нанесла такой репутационный ущерб «Гражданским самолетам Сухого» (ГСС), что российские власти постараются сделать все возможное и невозможное, чтобы спасти имидж «суперджета», в том числе отрицая очевидные проблемы с его эксплуатацией, считает председатель Комиссии по гражданской авиации Общественного совета Ространснадзора Олег Смирнов.

Ситуация с «Супердждетом» зашла так далеко, что выйти из нее можно только ценой огромных потерь — и репутационных, и финансовых. Я сомневаюсь, что руководство ОАК, ГСС и страны в целом готово пойти на такие потери, — сказал он «Ридусу».

В случае с «Суперджетом» финансовая и репутационная составляющая оказалась связана воедино.

По словам Смирнова, руководство Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК) много лет сознательно вводило в заблуждение политическое руководство России, выбивая финансирование под проект, который якобы потеснит и Боинг, и Эйрбас и Эмбраер на мировых рынках.

ОАК так умело вешало лапшу на уши президенту Путину, что «Суперджет» стал стоить, как если бы он был сделан из золота. Но деньги на него все равно выделялись, потому что в ОАК обещали, что 85 процентов этих самолетов уйдут на мировой рынок. То есть у отвечающих за производство и маркетинг SSJ100 путь назад только один — в тюрьму. Поэтому биться за сохранение проекта они будут до последней капли крови, — считает эксперт.

После катастрофы в Шереметьево песня «Суперджета» на мировом рынке, где лапшу на уши повесить никому не получится, спета, полагает Смирнов.

Судьба SSJ100 отныне — стать полностью внутрироссийским лайнером, где его можно «впаривать» перевозчикам, которые зависят от государства. Я не думаю, что тот же «Аэрофлот» стал бы брать эти машины, если бы у руководства компании был выбор, — говорит он.

Однако не все эксперты в авиаотрасли, как и министр транспорта, считают, что SSJ100 в воскресенье подписал себе смертный приговор. Директор компании «Инфомост» Борис Рыбак говорит, что гарантировать безотказность авиатехники не может ни производитель, ни эксплуатант.

Это норма авиапромышленности: все недостатки устраняются только тогда, когда они проявляются, и сделать это на опережение никак невозможно. Если у разных самолетов барахлят разные узлы, ставить на прикол все произведенные лайнеры бессмысленно, — придерживается он несколько фаталистической точки зрения.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)