Недолгий взлет: несырьевая промышленность России устремилась к нулю

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Объемы промышленного производства в России в марте прибавили всего 1,2%. По сравнению с февралем темпы роста показателя замедлились в 3,5 раза (тогда они составили 4,1% — максимум с мая 2017 года). При этом обрабатывающая промышленность и вовсе затормозила в 15 раз, показав символический рост на 0,3% после 4,6% в последний месяц зимы.

Основной вклад в увеличение промпроизводства внесла добыча полезных ископаемых — плюс 4,3% в годовом выражении, хотя и эта цифра ниже февральских 5,1%. Нефти было извлечено больше на 3,3%, добыча газа выросла на 3,8%.

«Высокие темпы роста в феврале отчасти объяснялись благоприятным календарным фактором, который в марте отсутствовал», — пояснили в Минэкономразвития.

В ведомстве также напомнили о резком сокращении нефтедобычи в рамках сделки ОПЕК+. Именно этот фактор, по версии министерства, стал решающим в снижении годовых темпов промышленного роста в первом квартале 2019 года по сравнению с четвертым кварталом 2018-го. В квартальном разрезе добыча полезных ископаемых упала с рекордных 7,2% до 4,7%.


Рост промышленности в первом квартале 2019 года в годовом выражении составил 2,1%. И это лучше прогноза Минэкономразвития. К декабрю ведомство ожидало рост на уровне 2,3%. При этом предполагались более низкие темпы в начале года с постепенным улучшением к концу года. Оптимистичные, с точки зрения министерства, показатели первого квартала могут привести к повышению годового прогноза как по промпроизводству, так и по ВВП.

Смириться и жить скромнее

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

В целом мартовские показатели динамики промышленного производства экспертов не удивляют. Они выглядит вполне нормальными и естественными в нынешних условиях. Больше вопросов вызывает скорее бурный февральский рост — откуда он взялся?

Некоторые аналитики предполагают, что этот разовый всплеск обеспечил выпуск машиностроительной продукции, например под гособоронзаказ. Но перевооружение армии заканчивается, да и вообще в последнее время российское правительство тратит деньги очень осторожно, отмечает директор информационно-аналитического центра «Альпари» Александр Разуваев.

Ничего особо трагичного в снижении показателя в марте он не видит. На фоне санкций даже такой рост выглядит неплохо. И в дальнейшем вряд ли стоит ждать серьезного ускорения. По итогам года эксперт прогнозирует прибавку примерно на 1,5% и по ВВП, и по промышленному производству.

Мы должны к этому привыкнуть и с этим смириться. Мы должны привыкать жить скромнее и спокойнее, — призывает он.

Вместе с тем аналитик полагает, что власти могли бы поддержать национальную экономику за счет госрасходов. Например, не складировать нефтедоллары в резервы, а тратить их как угодно, вплоть до прямой раздачи пенсионерам и другим малообеспеченным слоям населения, чтобы стимулировать внутренний спрос. Можно было бы и ключевую ставку Банка России снизить побыстрее, учитывая, что ФРС США вернулась к мягкой денежной политике.

Но правительство, похоже, вполне устраивает текущая ситуация в экономике, добавляет эксперт: главное, что инфляция низкая и валютный курс стабилен.

Плюс ключевая ставка

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

Не исключено, что замедление темпов роста промышленного производства в начале весны — запаздывающий эффект от повышения ключевой ставки ЦБ в прошлом году, предполагает вице-президент «Золотого монетного дома» Алексей Вязовский. Это по цепочке отразилось на ставках коммерческих банков, которые выдают кредиты промышленным предприятиям.

Но дальнейшего повышения, скорее всего, не будет. С большей вероятностью ЦБ возьмет паузу в ужесточении денежно-кредитной политики и даже, возможно, снова перейдет к ее смягчению на фоне упомянутой низкой инфляции. По крайней мере, руководство регулятора уже делало достаточно оптимистичные комментарии на этот счет.

Не очень позитивным фактором для промышленности сегодня служит укрепляющийся рубль, отмечает эксперт. Ослабление национальной валюты, как известно, повышает конкурентоспособность местных предприятий, особенно если их продукция идет на экспорт. Как долго продлится тренд на укрепление сказать трудно: над Россией по-прежнему висит дамоклов меч новых санкций со стороны США и все может очень быстро развернуться. К тому же май — традиционно плохой месяц для рубля.

Лучше не будет

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

Ситуация с замедлением обрабатывающего производства вполне закономерная, считает заместитель директора Института актуальной экономики Иван Антропов. Прошлый год ознаменовался чистым оттоком иностранных инвестиций из России в размере 6 млрд долларов. Это говорит о том, что инвесторы уходят и развитие экономики, соответственно, постепенно тормозится.

Капиталы бегут из страны из-за неблагоприятного бизнес-климата, на который влияет целый комплекс факторов. Здесь и санкции, и аресты инвесторов, и постоянно меняющаяся налоговая нагрузка. Государство все время обещает стабилизировать налоговую систему, но по факту делает прямо противоположное. Так, с 1 апреля был отменен льготный НДС на импорт птицы, племенных зверей, яиц и еще ряд товаров.

Соответственно, очень сложно прогнозировать развитие предприятий, бизнеса, и люди просто стараются сейчас не рисковать. Поэтому промышленность остановилась в развитии в том виде, в котором она сейчас есть, — поясняет экономист.

По его словам, все это может обернуться снижением темпов роста экономики до нуля, а в будущем, если такая тенденция сохранится, они и вовсе могут уйти в минус. Для населения это будет означать потерю рабочих мест и дальнейшее падение доходов.

И пока что негативный сценарий выглядит более вероятным, чем позитивный. Даже вечно оптимистичный Минэкономразвития понизил прогноз по росту реальных располагаемых доходов населения на 2020 год с 1,7% до 1,5% (на текущий год прогноз остался неизменным — 1%). Сокращение небольшое, но сам факт, что министерство, которое всегда обещало рост, ухудшает прогноз, выглядит тревожно.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)