Глеб Кузнецов

Политолог

Член совета директоров Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ), член Совета Директоров Фонда поддержки социально-ориентированных проектов и программ «Петропавловск». Индивидуальный член Российской ассоциации по связям с общественностью (РАСО).Помимо «Ридуса», колумнист издан ий «Известия», «Российская газета», «Forbes», «Moscow Times», Znak.com, Lenta.ru. По итогам 2016 года занял 36 место в рейтинге упоминаемости в СМИ среди российских политологов (по версии портала «Региональные комментарии» на основе данных поисковой системы «Медиалогия»).

Все статьи автора
автор

Все, что нужно знать о сегодняшнем Судане

201785

Судан — государство (если это можно назвать государством) своеобразное.

Такое «постбританское», когда в ходе деколонизации уходящая администрация закладывает под «независимую страну» этно-религиозные мины. В Судане это реализовано в наиболее болезненной форме.

Северный арабский, мусульманский Судан не имеет ничего общего с этнически черными, а религиозно — христиано-языческим Южным Суданом (сейчас уже независимое государство) и Дарфуром (там хотя и мусульмане, но этническое напряжение настолько велико, что общая религия скорее влияет на ожесточение в большую сторону).

Это — страна, где гражданская война практически не прекращалась со времен ее основания. Где власть центральная переходила и переходит только путем военного переворота. Где перспектив на нормализацию хотя бы в африканском понимании слова «нормальность» нет никаких.

Аль-Башир свежеотставленный — вояка без страха и упрека, всю жизнь «в седле», бедуин по происхождению, солдат и офицер египетской армии по воспитанию, участник Войны Судного дня (забавно, что его крах происходит одновременно с очередными выборами еще одного ветерана 1973го — Нетаньяху). 

Основной нерв суданской политики — насильственная исламизация и арабизация негритянских частей страны. На этой ниве отличились все руководители Судана. И все потерпели фиаско, которое при Аль-Башире привело к появлению и международному признанию Южного Судана и к ожидаемому появлению Дарфура на карте мира. 

В этом есть и историческая обреченность. Исторический бизнес бедуинов южной египетской границы — набеги за рабами в Дарфур и Южный Судан для рынков Магриба, Египта и Ближнего Востока. Набеговая экономика сложно институционализируется в единое государство рабов и торговцев ими. 

Враждебных племен слишком много, а египтизированные бедуины суданского севера слишком слабы, разрозненны и не способны ни к какой деятельности кроме бесконечного насилия и производства военных преступлений в гомерических масштабах. Оружием для своего промысла их традиционно снабжает Россия. (По оценкам ООН 99% военных поставок во время и после дарфурских событий, приведших к запрету на торговлю оружием с Суданом, выполняется из России). 

Сам Аль-Башир имеет международный ордер на арест из Гааги за дарфурские художества. Интересен его роман в 90х с исламистами, которым рулил его главный политический советник Хасан Аль-Тураби. Аль-Башир даже Бин-Ладена приглашал пожить у себя, не глядя подписывал все исламистские законы, вводил шариат и так далее. Но быстро разочаровался в крайних исламистах, а они — в нем. 

Интересно читать мнение того же Аль-Тураби, имеющего репутацию мыслителя и чуть ли не либерала от Аль-Кайеды. На его взгляд Аль-Башир слишком военный, «неидеологический палач» такой, чье правление невозможно одухотворить никаким содержанием: «Слишком полагается на себя и на силу оружия, у него и для него нет ценностей кроме этого». 

Собственно сейчас в Судане не происходит ничего нового. Все обычно, это с 50-х годов происходило уже раз десять. 

Одни неидеологические палачи в мундирах (молодые) поймали других (старых) и готовятся въехать в их кабинеты и дворцы. Новые попытаются поиграть в ислам (так все делали), чтобы придать вечной гражданской войне хоть какое то ценностное измерение, но разочаруются и отправят крайних исламистов снова в тюрьмы. В «армию Махди» бедуинская элита уже наигралась в конце XIX века с большими потерями для себя. 

Страна потеряет очередную территорию в ходе новой гражданской войны (Дарфур), возможно Южный Судан прирастет теми «черными» провинциями которые по прошлому разделу еще остались за Суданом арабским. 

Будут жертвы, беженцы, международные ордера на арест. И никакого «транзита», никакой «демократии», никакой «стабилизации», ничего хоть сколько похожего на прогресс. Некому и незачем. 

А великая северная страна будет продолжать смазывать шестеренки этой вековой драмы оружием, предоставленным за априорно невозвратный кредит. 

Две депрессии, две исторические обреченности в одной пустыне.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)

Для создания главного инфоповода недели не нужно устраивать революцию.

Лукашенко — это лучшее, что могло случиться с Белоруссией в плане власти.

Некрасов, помнится, про Русь спрашивал. А мы вот про пожары.

Нам пока остается дальше следить за провокациями.

В принципе, казаки и были ЧВК своего времени.

Я совсем не завидую Владимиру Путину.

Был такой детский рассказ, «Кале один на свете».

Российский опыт антимонопольного регулирования деятельности Google оказался удачнее европейского.

От бедности на многие десятилетия не убежим никуда.

Нужно ли штрафовать на 5000 рублей за проезд на «красный»

|статья
Роман Рожков

Всё это какой-то страшный сон наяву. Отстаньте от Вани Сафронова.

Как всегда без стука пришли репрессии.

Попробуем оценить статью Los Angeles Times о голосовании по конституционным поправкам.