Российский флаг в Африке: авантюра казака-самозванца

Почти сто пятьдесят лет назад над Эфиопией поднялся российский флаг. Казак-самозванец Николай Ашинов основал там русское поселение, но просуществовало оно недолго. Был ли у Ашинова хоть малейший шанс закрепиться на побережье Красного моря?

Николай Ашинов был авантюрист темного происхождения, представлявшийся терским казаком. Его первым прожектом было создание Черноморского казачьего войска. Ашинов пытался убедить в том, что в Персии и Турции кочуют забытые Россией казаки, сбежавшие туда после бунтов Степана Разина и Емельяна Пугачева. Мол, надо бы переселить их на родину, выделив на побережье Черного моря им земли. Чиновники Ашинову отказали, зато патриотически настроенная интеллигенция охотно собрала требуемые средства.


В итоге Ашинов не предъявил ни войска, ни отчета об израсходованных деньгах. Было заведено дело о растрате, бывшие спонсоры смотрели косо, и Ашинов решил, что воздух далеких морей пойдет ему на пользу. С несколькими спутниками он отправился в Египет, а оттуда — в Эфиопию.

Ограниченный контингент в Эфиопии

Почему в Эфиопию?

Большая часть Африки на тот момент была поделена на колонии европейских стран. Страны же, которые колониями формально не были, являлись таковыми де-факто. Эфиопии удавалось сохранять реальную независимость. А еще — местные жители не исповедовали ни католичество, ни протестантизм. Религией их было христианство-монофизитство. В России смутно представляли, что это, но бытовало мнение, что вера эфиопов близка к православию. На самом деле это было не так, но вряд ли теологические тонкости волновали авантюриста Ашинова.

Он прибыл в провинцию Тигре, и местный губернатор сначала принял его весьма радушно, но довольно быстро понял, что за Ашиновым никто не стоит. После этого лжеказака мягко выдворили. Однако в голове Ашинова прочно закрепилась идея: в Эфиопии должно быть русское поселение.

Его теперь интересовали не только деньги, но и слава. Причем не только своя, но и слава русского оружия.

Ашинов начал «информационную кампанию». В русских газетах замелькали сообщения: дескать, император Эфиопии принял Ашинова, осыпал его милостями и позволил основать на берегу Красного моря станицу Новая Москва. На волне вернувшейся популярности Ашинов очаровал русского консула в Египте Хитрово — и тот принялся слать начальству депеши о необходимости колонизации Эфиопии.

План Ашинова был дерзким и блестящим. Заключался он в том, чтобы послать в Эфиопию русскую церковную миссию, в составе которой будут находиться вооруженные казаки. Основать там русскую колонию. Создать войско, которое будет подчиняться эфиопскому императору и защищать его от колониальных устремлений европейских стран.

Заручившись поддержкой влиятельных покровителей и даже несколько раз получив аудиенцию у императора Александра III, Ашинов получил добро на свою авантюру.

Экспедиция Ашинова поначалу имела шансы пойти на военном судне, с официальной поддержкой государя, но как раз в это время некстати выяснилось: никакой Новой Москвы в Эфиопии нет. Это подорвало позиции самозваного казака. Александр отказался ручаться за него.

Так что официальной поддержки государства у экспедиции не было. Это не Александр III «вводил войска», это авантюрист Николай Ашинов собрал толпу отребья и отправился на гражданском судне в Эфиопию. В его экспедиции насчитывалось 75 «казаков» — в основном разнорабочих из Одессы, Харькова и Петербурга и около десяти переселенцев с семьями. Были и монахи под руководством архимандрита Паисия — им предстояло проповедовать православие в Эфиопии. В январе 1889 года этот разношерстный отряд высадился в заброшенной крепости Сагалло на побережье Туджурского залива, снял оттуда французский флаг и провел торжественную церемонию присоединения этого края к России.

Церемонию организовали с размахом. Наскоро обустроили алтарь перед крепостью. Архимандрит Паисий провел за ним службу, провозгласив напоследок многая лета императору Александру и Николаю Ашинову. После службы разношерстное войско отправилось в храм. Впереди шел Паисий с крестом, за ним — Ашинов с русским флагом. Поднявшись на крышу крепости, Ашинов торжественно закрепил символ России, а Паисий осенил православным крестом местные земли на все четыре стороны. Затем все спустились вниз и началось торжество — с обильным угощением и выпивкой, громкими русскими песнями.

Примечательно, что Ашинов не пошел вглубь страны договариваться с императором Эфиопии — ему вполне хватало и одной крепости. Так русское поселение возникло в Эфиопии, изрядно изумив европейских дипломатов. Особенно удивились французы, которые полагали, что Туджурский залив контролируют они.

Французы задали императору Александру несколько неприятных вопросов. Александр заявил, что не имеет никакого отношения к авантюре Ашинова. Дескать, этот неуправляемый казак ему не подчиняется и действует исключительно на свой страх и риск.

Разгром

Все осложнялось тем, что у Франции с Россией как раз начал складываться военный союз, и портить отношения ни одна, ни другая сторона не хотела. Так и стоял российский флаг на побережье Туджурского залива, раздражая французов и смущая Александра. В конечном итоге долгие переговоры увенчались гневным заявлением императора:

Непременно надо скорее убрать этого скота Ашинова оттуда; он только компрометирует нас, и стыдно будет нам за его деятельность.

Получив добро на устранение этого недоразумения, два французских корабля подошли к форту и обстреляли его. Погибло пять человек, «казак» среди них был всего один, прочие были женщинами и детьми. Ашинов поднял белый флаг.

Александр III к тому времени уже тысячу раз пожалел об эфиопской авантюре и действия Франции поддержал. Российский флаг над Эфиопией больше не появился. Были ли у него шансы закрепиться там?

Историк Дмитрий Одинцов, преподаватель Военной академии связи, считает, что долгое существование российского поселения в Эфиопии было маловероятно.

Это происходило на волне африканской истерии. Ашимова разгромили французы, с которыми у нас в этот период только выстраивались нормальные отношения Поскольку известно, что Россия заключила с Францией в 1891—1893 годах договоренности о союзе, всем было плевать на Ашимова и из-за него никто не хотел устраивать конфликты в условиях политики передела мира. При Александре III Россия была больше сосредоточена на проблемах в Азии, где постепенно набирала обороты Англия. Например, миссия Маннергейма и Бадмаева. Так что какая Африка? — пояснил «Ридусу» Дмитрий Одинцов.

Сам Ашинов вернулся в Россию. Свои позиции в Петербурге он окончательно подорвал, и его отправили в неофициальную ссылку — неудачливому завоевателю Африки предстояло доживать жизнь в имении супруги в Черниговской области. Хозяйством он занялся с той же страстью, что сопровождала его в походах и авантюрах: организовал пожарную дружину, открыл на собственные средства школу для крестьянских детей. О его дальнейшей судьбе история умалчивает.

Русский флаг над Эфиопией в дальнейшем не поднимался, однако всего через десять лет после экспедиции Ашинова Россия наладила с этой страной дипломатические отношения.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)