Пранкеры терроризируют москвичей жестокими розыгрышами

© youtube.com

© youtube.com

Пранкеры — новая проблема московских улиц. Так считают пользователи Facebook, столкнувшиеся с ними.

«Пранк» переводится с английского языка как «розыгрыш». Обычно этим словом называли телефонное хулиганство, но в последнее время пранк вышел на улицы. На это, в частности, пожаловался житель Москвы Андрей Яценко, столкнувшийся с издевательствами этих шутников.

Я сегодня познакомился с таким явлением, как „московский уличный пранк“, когда организованная группа подростков, обычно 16—18 лет, выбирают жертву и начинают ее всячески „заводить“. Это случаи битья посуды в магазинах, бегания голышом в общественных местах, обливания жертвы каким-нибудь пахучим составом и так далее— сообщил он.

Сообщники жертвы снимают процесс издевательств на видео. Потом он оказывается в Instagram или Telegram. Популярный видеохостинг YouTube, как правило, блокирует каналы пранкеров за жестокость и сцены насилия.

Самого Андрея пранкер перехватил на Кузнецком Мосту.

Я стоял, он подошел ко мне, предложил купить зеркала от мотоцикла или от велосипеда — что-то такое у него в руках было. Я отказался, у меня нет ни того, ни другого. Он продолжил приставать, — рассказал Андрей Яценко «Ридусу».

Смысл пранка — вызвать у человека реакцию. Реакция была.

По сути, я его спровоцировал. Я понял, что он не отвяжется, и стукнул его — легонько, правда, — признался Андрей. В ответ пранкер распылил ему в лицо содержимое перцового баллончика.

Вечером дочь объяснила Андрею: пранк — нередкое явление на улицах столицы. Андрей даже опознал напавшего на него парня: им оказался известный пранкер Эдвард Бил.

Эдвард Бил — одна из самых одиозных личностей в российской блогосфере. Пранками он, по его словам, начал заниматься, когда денег не было, а жена была беременна. Сейчас у 22-летнего парня почти два миллиона подписчиков, хотя видеоролики его на первый взгляд кажутся бессмысленными.

Он подходит к прохожим со странными вопросами или предложениями, чтобы сбить их с толку. Реакция прохожих (кто-то убегает, кто-то сбит с толку, кто-то лезет в драку) кажется его подписчикам смешной. В своих роликах молодой человек доходил до того, что мог накинуть прохожему на голову мусорный пакет или украсть шапку.

У Эдварда, кстати, довольно много подражателей: достаточно поискать в Instagram видео по тегу #пранк.

На странные розыгрыши жалуются и другие москвичи. Так, пользовательница Facebook по имени Елена сообщила, что неизвестные облили ее автомобиль молоком. Она стояла в среднем ряду на светофоре, когда к ней подбежал молодой парень.

Стал поливать машину из бутылки и протирать тряпкой. Первая мысль была о том, что надо потом деньги отдать за вымытое стекло или фары. Когда на лобовое стекло полилась белая жидкость… я уже поняла, что современной молодежи настолько скучно, что они готовы на все. Машину облили молоком, растерли тряпочкой. Второй балбес снимал это все на телефон. После акции легкого вандализма они быстренько удалились, — написала она в своем блоге.

Смысл — привлечь внимание и получить деньги. Популярные пранкеры-видеоблогеры неплохо зарабатывают на рекламе. По подсчетам СМИ, тот же Эдвард Бил зарабатывает свыше 4 тысяч долларов в месяц на просмотрах. Так что дело не в скуке, а в хайпе.

Таким же способом зарабатывает, например, украинский пранкер Евгений Вольнов. Он приобрел всенародную известность после трагедии в Кемерово: Вольнов звонил в морг, представляясь сотрудником МЧС, и обещал, что в ближайшее время подвезут 300—400 трупов. Этим вопросом впоследствии занялся Следственный комитет.

А вот на пранкеров Вована и Лексуса обижены в основном политики: они не размениваются на обывателей и звонят сразу высокопоставленным лицам. Пранкеры выводили на откровенный разговор президента Турции Реджепа Эрдогана, беседовали с членом Конгресса США Максин Уотерс о «новых вторжениях» России во внутреннюю политику страны Лимпопо и предлагали министру энергетики США «топливо Порошенко» из навоза.

В разговоре с «Ридусом» Вован отметил, что между их пранками и развлечениями видеоблогеров есть принципиальная разница: то, чем занимаются Вован и Лексус, — скорее журналистское расследование.

Это скорее не пранкеры, а блогеры, — они делают видеоконтент и ищут популярности, лайков, просмотров. Они не делают чего-то нового: все, что они делают, — 90% этого уже было, это калька с американских видео, которые были популярны в двухтысячных, — объяснил Вован.

Не все пранки остаются без внимания полиции. Например, Instagram-модель Кира Майер гуляла по улицам Москвы в полицейской форме, подходила к прохожим и показывала им грудь. После в отношении Киры возбудили два дела об административных правонарушениях.

Еще один видеоблогер-пранкер Михаил Литвин был задержан с окровавленной девушкой в багажнике. Он хотел снять с ней пранк-видео, но был доставлен в полицейское отделение.

В общем, за странным поведением молодых людей стоит далеко не скука. В основном это трезвый расчет: возмущение, смех, любопытство — все это сейчас переводится в лайки и репосты, следовательно, монетизируется. Хайп — валюта сегодняшнего дня.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (2)