Тюремные университеты: как я сам себе прислал письмо с того света

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

За две недели до своего освобождения, сидя в одиночке штрафного изолятора, я послал на волю необычное письмо пока еще несуществующему адресату. Я написал его сам себе. 

Оперативник, что внимательно сканировал все мои послания, очень удивился. Ко мне даже пришел психолог. Все-таки девять лет отсидки, более полугода изоляции в одиночке, — мало ли. Но я, как всегда, стоял на голове и улыбался. Они привыкли. Письмо пропустили.

Спустя полгода после освобождения я получил эту «капсулу времени». Уверен, послание из недалекого прошлого от уже несуществующего зэка пригодится не только мне. Слегка отредактировав, я решил им поделиться.


Здравия, Антон!


Пишу тебе и уже уверен, что ответа не дождусь. Забавно писать тому, кого еще нет. 

Представляю, как ты будешь читать это письмо. Эдакий налет снисходительности чуть более взрослого человека со скрытым интересом к тому, кого уже нет. 

Когда эта «капсула времени» попадет тебе в руки, ты уже испытаешь все то, что мне еще только предстоит пережить. Я как будто догоняю тебя. Твои былые ощущения, эмоции и чувства — это мое будущее. Ты уже от них отдыхаешь, я же их только предвкушаю.

Ты определенно опытнее меня. Но поверь, я тебе не завидую. Ведь я моложе тебя! И потому мне еще только предстоит окунуться в ту эйфорию, от которой у тебя осталось лишь послевкусие. Так что завидуй мне ты.

Не буду спрашивать у тебя, со всеми ли ты встретился, с кем хотел, все ли обсудил и получил ли хоть сотую часть того, на что рассчитывал. Все равно промолчишь. Ну да я где-то через месяц все равно узнаю, как ты там обустроился, чем занимаешься и с кем кувыркаешься.

Какие у тебя могут быть секреты от меня? 

Как-никак, а мы же родня, хоть еще недавно и не подозревали друг о друге. Ничего удивительного. Не знать себя — обычное дело. Мы смотрим за горизонт, не видя белые грибы под ногами. Перебираем всё новых и новых «френдов», отдаляясь от верных друзей. Познаём бесконечность внешнего, не зная о космосе внутреннего. Этой социальной дальнозоркостью когда-то были поражены и мы с тобой. Но ведь что-то изменилось, ты чувствуешь?

Мне давно и очень хорошо была известна твоя общительность, как и тебе моя замкнутость. Я верю в неистощимость твоего оптимизма, как и ты в непоколебимость моего спокойствия. Но лицом к лицу мы встретились с тобой лишь здесь, в «параллельном мире». И уж теперь по жизни только вместе!

«Вселенная — не дура!» — ты не изменил своей вечной присказке? Эта «не дура» заставила отвлечься тебя от повседневной рутины и ежедневной гонки за призрачным. Ей, как бесстрастному хирургу, пришлось резать по живому и без наркоза. Всё то, что когда-то казалось тебе дорогим и нужным, — как рука или нога, — нынче стало если и не чужим, то и не таким уж и важным. Или там, на воле, тебе снова все стало казаться иначе?

Как жаль, что стены времени не так прозрачны, как железобетонные перегородки моей камеры. Здесь, в штрафном изоляторе, я могу повлиять на любого, но как мне заставить тебя помнить обо мне?

Если тебе от чрезмерных возлияний не отшибло память, если твое Эго вновь не помутило разум и ты смотришь на вещи и события без особо крепких пристрастий к ним, если ты пока еще не влюбленный сорокалетний идиот, то просто внимательно читай это письмо. Это максимум, что мне сейчас от тебя необходимо.

Я — твоя память, твоя осознанность и шепот той вселенной, что «не дура».

Не будь дураком и ты. Ведь если мне сейчас без «шмотья и бабла» не так уж и плохо, то неужели ты там стал переживать об этом? Если да, то припомни, как обрадовал тебя тот брусок вонючего хозяйственного мыла, что принесли мне час назад. Вспомни, как ты им чистил зубы. Как заворачивал в туалетную бумагу хлеб и «пёк» свою пайку на батарее отопления, лишь бы разнообразить тусклый ужин. И ведь этот хрустящий кусок серого теста ты называл «тортик»! Уверен, что, вспомнив это, ты хоть на миг, но избавишься от наваждений суррогатного мира. Ведь только ради этого я и пишу «письмо в никуда».

Как поживает твое бесстрастие? Злишься ли ты на миражи? Улыбка на месте? Или твое добродушие дало трещину? Не забыл ли ты о йоге? Возможно, только ради знакомства с йогой, ради ее принципов, ради того, чтобы ты научился жить без насилия и лжи, без стяжательства и похоти, наша с тобой дорожка и свернула в сторону колючки, вышек и заборов. Ведь, право же, не для писательства!

По моим расчетам, это письмо ты будешь читать еще не определившимся — где, как, с кем и на что… Быть может, тебе помогут советы бывалых? Хоть ты уже и сам один из них, но все же перечитай, хуже не будет. Не надейся — живи мгновением — развивайся. Мне, как исследователю миров, очень интересно, действенны ли эти советы по ту сторону забора?

Молю тебя, не делай то, что тебе не по душе! Ты уже умеешь слышать себя, и как было бы глупо снова дать себя опутать ненужными обязательствами. Поступай так, как хочет твоя, а не чья-то душа. И пусть даже твой самый пустячный выбор будет осознанным. Только так ты и сможешь быть собой.

© pixabay.com

Бывало, я размышлял над тем, почему же для осознания постигнутого нас с тобой забросило именно в тюрьму, а не в коммуну на Мальдивах или не в монастырь Гоа. Логичного объяснения нет. Остается присмирить свое непокоренное Эго и жить в том мире, где нам случилось проявиться.

Кстати, про Эго. Как там оно? Всё так же толкает к «большему и лучшему»? Да, узнаю, оно такое. Вот уж кто на пару с ленью твой главный враг. Не спускай его с короткого поводка! Здесь оно так научилось мимикрировать, что сразу и не поймешь, гордыня это или принципиальность, тщеславие или совесть, воспитание или чувство превосходства. Ату его!

Уменьшение чувства собственной значимости, принцип обмена с миром, доброжелательность ко всему, что приходит и уходит, — тебе ли объяснять? Эти техники нам хорошо известны и не единожды опробованы. Механизм Вселенной работает и ты это знаешь! А времени для медитации у нас с тобой одинаково много — 24 часа в сутки. Действуй без передышки, а то я дотянусь до твоей седалищной чакры и отсюда!

А помнишь, какое мы сделали удивительное открытие о затаенной в глубинах нашей скромности мании величия? В желании быть для всех хорошим прятался Наполеон. Скромность хороша и удобна кому угодно, но только не ее обладателю. И твоя боязнь кого-нибудь огорчить отказом, неумение сказать нет — это и была та фобия, которую ты все же одолел. Хорошим для всех может быть только Бог. Ты не Он, и свою побежденную скромность оставь за этими тюремными стенами.

В общем, если ты «сечешь фишку», то написанного мною тебе хватит на годы. И одернуть, и поправить, и напомнить об осознанности каждого мгновения жизни. Да и просто дать о себе знать. Ведь я с тобой, где бы ты ни был! Вот что точно не стоит забывать. Будет тошно, или скучно, или чересчур задорно — я тут как тут, не сомневайся. Спина к спине весь срок и халва в одно лицо…

Крепись там, бедолага! От души душевно в душу!

Антон.

21.07.2018 г.

P. S.

Передо мной сейчас горбушка, баланда и рыбная котлетка. Завидуешь?

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)