Нужен ли адвокат заключенному

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

Как правило, люди сталкиваются с тюремным миром неожиданно. Я имею в виду не профессиональных преступников, чей промысел изначально несет в себе риски заключения, а обычных граждан. Нас с вами.

Да, поначалу родственники бегают по адвокатам, влезают в долги, бывает, распродают имущество в надежде, что… Но вот отгремели судебные прения, вынесен приговор, написаны апелляции, кассации, «надзорки» и полностью выплачен гонорар.

Нужен ли еще адвокат уже осужденному человеку? И если да, то зачем?


Я не конечная инстанция и гарантированных советов не даю. Пишу, опираясь только на собственный опыт и на те наблюдения, что вел все девять лет своего заключения.

Да, адвокат нужен.

Конечно, мое утверждение юристы смогут обосновать более грамотно, со ссылками на кодексы, федеральное законодательство и примеры из своей юридической практики. Соревноваться с ними мне было бы глупо, а потому я просто опишу несколько случаев из своей длительной «командировки» в параллельный мир. А вы делайте выводы.

Случай первый

В СИЗО «Лефортово» мой адвокат, Александр Васильев, приходил ко мне не только для сопровождения следственных действий. Благодаря ему мне удавалось «выгонять» на свободу хоть какие-то новости о жизни в абсолютной изоляции. И когда мой сосед по камере вдруг пожаловался на пытки в кабинете следователя, то именно через мое общение с адвокатом правозащитники узнали о беспределе в следственном управлении. Я имею в виду конкретную беду конкретного человека.

В глаз я, конечно, получил, но пытки прекратились. По крайней мере над одним конкретным человеком точно.

То есть адвокат пригодился не только для процессуальных действий.

Случай второй

После приговора меня этапировали из «Лефортово» в костромскую колонию. Там, недолго думая, меня посадили в ШИЗО. Якобы я свернул в карантине видеокамеру и меня опознали по бакенбардам. Сначала на неделю. Потом еще на две.

Как я узнал позже, меня собирались признать злостным нарушителем режима и перевести в СУС (строгие условия содержания) до конца срока лишь потому, что я был осужден по ст. 282 УК РФ («Экстремизм»). И администрация лагеря воплотила бы задумку в жизнь, не «дотянись» я до своего адвоката.

Так как колония была «черной», то я смог прямо из камеры изолятора позвонить адвокату и рассказать ему о своих злоключениях. Уже через несколько дней между начальником колонии и людьми из Москвы состоялся разговор. Адвокат Андрей Федорков и журналист Алексей Барановский поведали ему о митингах в поддержку политзаключенных, показали газетные статьи обо мне и, возможно, чем-то ещё, но начальника они убедили. Нет моей изоляции — нет проблем у колонии. Думаю, это был блеф, но он сработал.

Начальник колонии вызвал меня на беседу и взял с меня только одно честное слово. Полгода не выходить под своим именем в интернет. Звучит странно, и я тогда тоже удивился. Но слово я сдержал.

Адвокат пригодился и на этот раз.

© Владимир Гердо/ТАСС

Случай третий

Уже в «красной» колонии г. Кемерово я не раз жалел, что у меня нет адвоката. Он был нужен мне в карантине, где активисты издевались над нами и, заигравшись, до смерти забили зэка.

Адвокат нужен был мне и для того, чтоб время от времени не слышать оскорблений в свой адрес от оперативных сотрудников колонии и не допускать избиений ими других осужденных (сам-то я получал «жареных» только от начальника колонии). Пригодился бы мне адвокат и в сотне сотен других случаев.

Как-то раз один смелый парнишка, не желая терпеть издевательств со стороны «актива», выпрыгнул из окна барака лицом на асфальт. Осужден он был за экстремизм, и в назидание за инакомыслие его пытались заставить писать доносы на зэков. Он решил вопрос кардинально.

Пока парнишка отлеживался в медсанчасти, задница одного из зэков вынесла на волю записку. Мои знакомые частенько освобождались «заряженными», только так я и мог «выгонять» на волю новости о происшествиях на зоне. 

В этот раз наши вольные товарищи среагировали быстро. Уже через пару дней у ворот колонии стоял Александр Давыдов и размахивал корочкой правозащитника. Администрация лагеря напряглась очень сильно. Разборки и попытки выяснить, как утекла информация о ЧП, длились несколько дней. Но, выписав парнишку из медсанчасти, с подлыми намерениями к нему больше не приставали.

Адвокат снова пригодился.

Подытоживая, я посоветую одно. И дай бог, чтобы мой совет вам не понадобился. 

У вас ли случится беда, или «за решеткой» окажется ваш родственник, — помните: адвокат заключенному нужен. Посещение адвокатом зэка хотя бы раз в месяц гарантирует последнему хоть и минимальную, но все же безопасность. 

Администрация исправительных колоний, с одной стороны, очень не любит таких зэков и всячески препятствует их общению с адвокатом. Рычагов давления хватает. Но если осужденный проявит твердость и не поддастся на «уговоры» сотрудников, то его хотя бы бить будут аккуратнее, без следов. А то и вовсе пальцем не тронут.

Будете в колонии — не экономьте на адвокатах.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (5)

  • Small 9ab9162b23
  • Small default
    Артём Непомнящий21 января, 15:56

    В нашей стране, где в зонах сидят в основном люди, которые не могут себе позволить иметь адвоката "не по назначению", отсутствует культура "защиты себя" посредством адвоката. Адвокат нужен, но так сложно его найти и быть уверенным в том, что он сделает то, что нужно. Кстати, адвокат нужен также для того, чтобы быть "связующей" нитью между "сидельцем" и "волей"; чтобы решать вопрос по УДО; чтобы оказывать моральную и иную поддержку "сидельцу", так как именно адвокат может чаще посещать "сидельца", чем все остальные.

  • Small bcad144caf
    СPLСRB Press21 января, 22:17

    А что вы подразумеваете под "корочкой правозащитника" ? Кто их выдаёт ? Или имеется ввиду адвокатская ксива ?