Как дутые цифры производства продуктов приводят к их дефициту

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

Высокие темпы роста сельского хозяйства, которые наметились в России в последние несколько лет, были искусственно завышены, заявили эксперты РАНХиГС в отчете по экономической ситуации.

Это выяснилось, когда экономисты сравнили данные официальной статистики с результатами Всероссийской сельскохозяйственной переписи.


Оказалось, что более 10 млн тонн сельхозпродукции, которые упоминались в официальных отчетах за 2017 год, в действительности никогда не существовали.

В производстве картофеля показатели были завышены на 35,9%, овощей и бахчевых — на 17,2%, молока — на 3,4%.

Смысл приписок в советское время был понятен. Если руководитель не выполнил план (а выполнить его в большинстве случаев было невозможно), у него было два выхода.

Первый — честно сообщить об этом в отчете, и получить строгий выговор с занесением в личное дело.

Второй — написать в отчете цифры, которые выглядели бы оптимистично, но правдоподобно, и получить благодарность в личное дело (либо тот же строгий выговор, если приписка вскроется, но так на то и «авось»).

Но в чем смысл приписок сейчас, когда за них не похвалят и партбилет сдать не потребуют?

Дутая отчетность в наше время почти всегда связана с желанием конкретного фермера «порастопыривать пальцы», потому что экономического смысл в приписках нет никакого, соглашается генеральный директор Ассоциации фермерских хозяйств Сергей Балаев.

Все такие отчеты идут от балды. Потому что никому от этого ни жарко, ни холодно. Иванов знает, что Пупкин вырастил тридцать ежиков, поэтому он говорит, что у него самого их сорок. Ну просто чтобы перед людьми стыдно не было, что у него меньше ежиков, чем у соседа, — объясняет он механизм приписок в сельскохозяйственной отрасли.

В некоторых случаях, однако, стремление завысить показатели происходят из атавистической привычки угождать начальству. Особенно это заметно в тех регионах, где местные власти после распада СССР сменили вывески, но психология — а где-то и кадровый состав — остались советскими.

Я однажды ездил в Орловскую область. Там до сих пор показатели правят бал. Местные администрации пристают к аграриям как банный лист — вынь им да положь нужные цифры. Мы продали орловцам коров на мясо. И потом года два еще эти наши коровы фигурировали там в отчетности по количеству крупного рогатого скота, — вспоминает Балаев.

На самом же деле, высосанная из пальца отчетность наносит экономике очень серьезный ущерб, добавляет фермер.

Зачем вообще она нужна — эта статистика по сельскому производству? Для координации производства! По хорошему, чтобы фермеры могли с открытыми глазами планировать, что им производить. Если фермер знает, что в будущем году запасы лука превысят спрос на него, он не будет сеять лук, а займется капустой или чем-то, на что спрос будет высокий. Но если все вокруг врут, что у них капусты как грязи уродилось, то никто капусту сеять не станет и мы на будущий год получим ее дефицит и рост цен, — объясняет он вред «красивой лжи».

Такая тенденция приводит к тому, что почти всегда в сельском хозяйстве после рекордных отчетов на следующий год валовое производство (реальное, а не «отчетное») падает.

Чиновники Минсельхоза, политики, сами фермеры пребывают в уверенности, что какого-то вида продукции в России предостаточно и перестают его производить, ожидая затоваривания и падения закупочных цен. На деле же оказывается, что страна производит на миллионы тонн меньше, что уже грозит дефицитом или наращиванием импорта.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)