Перейдет ли Россия на «самостийный» софт и интернет

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Все российские компании обязаны будут перейти на отечественное ПО до 2025 года, распорядился министр финансов Антон Силуанов.

Параллельно с импортозамещением софта российские власти работают над изоляцией россиян от Всемирной паутины. Будет ли это вариант китайской Great Firewall или что-то иное — детали.


Курс на отказ от зарубежного софта власти РФ начали еще в 2015 году. В феврале 2018 года для этого был создан Центр компетенций по импортозамещению в сфере ИКТ.

До 2021 года доля российского ПО должна превысить 50%.

Законопроект, внесенный в Госдуму в пятницу сенаторами Андреем Клишасом и Людмилой Боковой, а также депутатом Андреем Луговым, требует минимизировать «передачу за рубеж данных, которыми обмениваются между собой российские пользователи».

Это значит, что к возможности блокировать любые интернет-ресурсы Роскомнадзор получит право администрировать и исходящий трафик.

Синдром интернет-независимости

С технической стороны в происходящем процессе нет ничего экстраординарного, говорит ведущий аналитик Регионального общественного центра интернет-технологий Урван Парфентьев.

Стремление перейти на „независимый“ софт присуще не одним только российским властям. Это желание подпитывается монопольным положением на рынке горстки производителей проприетарного (имеющего копирайт конкретного производителя. — Прим. „Ридуса“) ПО, и попытки создавать программы с открытым кодом предпринимаются уже очень давно, здесь российские власти ничего нового не придумали, — сказал он «Ридусу».

Речь идет об очень широкой (или длинной) линейке таких продуктов — достаточно вспомнить операционную систему Linux, аналоги офисных программ Libra и прочие аналоги программ Microsoft.

Если речь идет о замене проприетарного софта на отечественный для госкомпаний, то никаких проблем с этим возникнуть не должно. Конечно, подавляющему большинству пользователей придется переучиваться с Windows на что-то другое.

На имеющемся „железе“ всегда можно снести один софт и поставить другой. Тем более что понятие „отечественный софт“ не обязательно идентично понятию „отечественная разработка“ — софт может быть произведен в России, но на основе имеющегося зарубежного. Это примерно как автомобиль „Форд“ производится на заводе в России, но „россиянином“ он является только по месту сборки, — приводит аналогию Парфентьев.

При этом отказаться от иностранного ПО все равно смогут не все компании: по чисто технологическим причинам, это касается, к примеру, авиакомпаний и других отраслей, по определению являющихся интегрированными в международный рынок.

Роскомнадзор приходит во время еды

Перевод российских пользователей на отечественное ПО сам по себе никак не угрожает свободе обмена информацией, чего нельзя сказать об инициативе об «островизации» Рунета, предложенной Андреем Клишасом, Людмилой Боковой и Андреем Луговым.

Интернет-общественность постоянно обсуждает страшилки вроде того, что вот теперь-то власти получат в свое распоряжение некий рубильник, одним поворотом которого все пользователи Сети на территории России одномоментно окажутся отрезанными от внешнего мира, — говорит эксперт.

Роскомнадзор уже и сейчас обладает полномочиями мониторить любой трафик, блокировать любые сайты, но аппетит приходит во время еды.

До сих пор речь шла преимущественно о контроле над какой-то критической инфраструктурой. Теперь же руки контролирующего органа тянутся в «интимное пространство» обычных пользователей Сети.

Это будет не просто блокировка. Речь идет о выводе из строя корневой инфраструктуры интернета, доступа к DNS. Если говорить совсем уж упрощенно — придет электрик и обрежет провода, которые физически соединяют территорию России с внешним миром, — поясняет Парфентьев.

Надежда россиян на то, что такая возможность останется только страшилкой, состоит в китайском опыте, который оказывается далеко не таким успешным, как это может казаться с внешней стороны Great Firewall.

Попытки китайских властей изолировать население от глобальной паутины оказываются малоэффективными и затратными. Это ведь колоссальный объем работы по мониторингу и прекращению оборота того или иного контента. Практический эффект просто несопоставим с этими затратами, и если в Китае власти на это просто закрывают глаза, то в других странах подобная практика может оказаться экономически неосуществимой, — обнадеживает эксперт.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)