СК РФ готов подвести «врачей-убийц» под статью

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

Следственный комитет РФ создал отдел в составе 28 сотрудников, которые будут специализироваться на расследовании врачебных ошибок (ятрогенных преступлений), сообщает РБК.

Ранее в структуре СКР не было отделов, которые бы специализировались на врачебных ошибках. Их расследовали обычные следователи.


В июле этого года Следственный комитет предложил ввести в Уголовный кодекс статьи «Ненадлежащее оказание медицинской помощи (медицинской услуги)» и «Сокрытие нарушения оказания медицинской помощи».

Первая статья вводит уголовную ответственность за ятрогенные преступления. В случае смерти пациента или причинения тяжкого вреда здоровью статья предполагает наказание в виде лишения свободы на срок от двух до семи лет и запрет занимать определенные должности.

Вторая статья предполагает принудительные работы или лишение свободы на срок до четырех лет и запрет на занятие деятельностью.

Пока на такие случаи применяются другие статьи УК РФ.

Хотя на практике подобные случаи преступной халатности людей в белых халатах встречаются сплошь и рядом, общественное мнение резко поляризовано в отношении того, следует ли наказывать врачей за летальные исходы с пациентами.

В защиту врачей, которые отправили больного на тот свет или на которых поступили жалобы от пациентов, даже собирают подписи на платформах наподобие Change.org.

В самом врачебном сообществе (что понятно) и среди определенной части «сочувствующих» (кого, очевидно, врачебные ошибки не коснулись) существует твердое убеждение, что «ятрогенные преступления» могут совершать только мошенники, маскирующие белыми халатами отсутствие профессиональной подготовки.

Так, директор новосибирского Центра медико-страхового права Юлия Стибикина убежденно доказывает в беседе с «Ридусом», что настоящий дипломированный врач никогда не возьмется за случай, если он опасается за собственное умение этот случай вылечить.

Для этого, собственно, в каждом регионе и существуют областные больницы — куда менее опытные врачи с мест перенаправляют пациентов, указывала она.

Если больной транспортабелен — его привезут с тем же аппендицитом прямо в операционную областной больницы. Если нет — тогда, наоборот, бригада хирургов прилетит к нему домой. В Новосибирской области (и не только в ней. — Прим. „Ридуса“) действует санитарная авиация, потому что далеко не каждый больной отправится за 600 км в областной центр, — рассказала эксперт.

Даже сейчас, до нововведения Следственного комитета, там возбуждают множество дел по врачебным ошибкам, халатности или откровенному мошенничеству в медицинской сфере.

Так, в минувшую среду СК России по Московской области предъявил обвинение директору реабилитационного центра «Феникс» в оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшем по неосторожности смерть человека (п. «в» ч. 2 ст. 238 УК РФ), сообщает сайт СКР.

В этом заведении пациенту вводили внутримышечно медицинские препараты, не выясняя наличие каких-либо заболеваний и противопоказаний, препятствующих применению конкретных лекарственных средств.

Если врач допустит какие-то косяки, ему не позавидуешь. Во-первых, его засудят родственники пациента или он сам, если выживет. Во-вторых, такого врача с наслаждением разберут на запчасти его же коллеги: врачи с энтузиазмом пишут друг на друга экспертные заключения (эвфемизм понятия „донос“? — Прим. „Ридуса“) в Следственный комитет, — говорит Стибикина.

Чтобы подстраховаться, в коммерческих клиниках пациента не пропустят к врачу прежде, чем он не подпишет дисклеймер — заявление о снятии ответственности с врача за непредвиденные осложнения в результате лечения. Такую бумагу подписывают все (а куда деваться?), но она никоим образом не снижает риск ятрогении, подчеркивает Стибикина.

Ни один врач не берется за лечение больного с целью ухудшить его состояние (слово „ятрогенный“ означает именно такой исход. — Прим. „Ридуса“). Но даже в самой простенькой операции, вроде удаления аппендицита, невозможно предусмотреть всё: каждый организм индивидуален, — говорит она.

По мнению Стибикиной, ятрогенные случаи вообще надо вывести из-под уголовной ответственности, полностью переведя их в разряд гражданских дел.

Пострадавшие пациенты или их родные ведь судятся с врачами не потому, что они требуют их крови. Они требуют от них денег! То есть это по природе своей гражданские иски, и я не понимаю, зачем ведомству Бастрыкина надо ужесточать ответственность врачей, как будто нынешних трех лет лишения свободы по статье 112 УК недостаточно, — удивляется эксперт.

В СКР «Ридусу» не смогли ответить на запрос: в течение четверга доступные в открытом доступе телефоны Следственного комитета разговаривали голосом автоответчика. В Московской академии СКР автоответчик отвечал фразой «Просьба не беспокоить».

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)