Почему Россия выдает бежавших из КНДР обратно на неминуемую расправу

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Власти России вернули в КНДР перебежчика, который пытался бежать от северокорейского режима.

Сделано это было несмотря на то, что несостоявшемуся беглецу на родине гарантировано суровое наказание.


По сообщению британской газеты The Telegraph, российские власти арестовали 29-летнего северокорейского гражданина, который сбежал из трудового лагеря на Дальнем Востоке.

Кореец, которого газета называет Ким Кун Чул, был рядовым в армии КНДР, а после службы его направили на «трудовой фронт» на лесозаготовках в Приморском крае России.

Там же, во Владивостоке, 7 ноября состоялся суд над перебежчиком, хотя источники газеты не осведомлены о том, какие обвинения тому были предъявлены. Ким был в тот же день экстрадирован в КНДР.

Между Пхеньяном и Москвой действует соглашение о взаимной выдаче лиц, разыскиваемых властями каждой из стран.

По никогда не подтвержденным данным, на территории РФ постоянно работает около 50 тысяч северокорейцев, при этом эти лагеря якобы не контролируются властями России и в них не действует российское законодательство.

Руководитель Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Александр Жебин считает подобные сообщения попыткой очернить отношения между РФ и КНДР, утверждая, что все репортажи о принудительном труде и прочих ужасах северокорейских лагерей — это выдумки враждебной пропаганды.

Никто северокорейцев насильно на работу в Россию не угоняет. Наоборот, за возможность поработать в России жители КНДР жестко конкурируют между собой, потому что условия работы на российских стройках и лесоповалах не идут ни в какое сравнение с условиями работы в самой Северной Корее. Северные корейцы рвутся на работу в Россию и потому, что здесь они могут заработать намного больше, чем за тот же самый труд у себя на родине, — уверяет он «Ридус».

Жебин также считает сильно преувеличенной цифру в 50 тысяч северокорейцев, работающих на территории РФ. По его данным, это число не превышает 11 тысяч.

И эти 11 тысяч ощущают себя в России почти как на курорте, утверждает он.

Я лично наблюдал, как северокорейские рабочие в одном из российских городов проводят досуг. Они сидят группами, в маечках, курят, пьют пиво, ведут себя совершенно свободно — короче, никак не производят впечатления забитых рабов. Да, они всё это делают очень дисциплинированно, даже расслабляются синхронно. Но, видимо, это в них говорит с детства привитое чувство локтя, от этого никуда не уйти, — делится своими наблюдениями эксперт.

Что же касается сообщений о выдаче российскими властями северокорейских перебежчиков, то российские суды не делают никаких различий между нарушителями режима пребывания для иностранцев, будь они гражданами КНДР или, к примеру, Таджикистана, говорит Жебин.

В российском миграционном законодательстве нет отдельных статей для корейцев. Любой мигрант, нарушивший условия пребывания на территории РФ, откуда бы он ни приехал, несет одинаковую ответственность и подвергается экстрадиции на родину. Почему к северокорейцам должно быть какое-то особое отношение? — уверен он.

Положение северных корейцев в России мало чем отличается от положения любых гастарбайтеров в любой стране, говорит директор Института современного государственного развития Дмитрий Солонников.

Когда какие-то национальные компании привозят на чужую территорию большие трудовые коллективы соотечественников, будь то корейцы, китайцы или кто угодно, в этих коллективах фактически воссоздаются правоотношения этой страны, хотя чисто юридически иностранцы должны подчиняться законам страны пребывания, — сказал он «Ридусу».

Отличие северокорейских «трудовых правоотношений» от таковых в других национальных анклавах состоит в основном в том, что администрации этих коллективов стремятся максимально изолировать своих рабочих от окружающего мира. Особенно это заметно именно в России, говорит Солонников.

Где-нибудь в большом городе на стройке колючая проволока слишком бы бросалась в глаза, а вот на лесоповале в глубинах Сибири она никому глаз не режет, как это ни двусмысленно звучит. И российские власти за эту проволоку особо не суются, — говорит он.

По мнению эксперта, тех северокорейцев, которые после окончания срока «командировки» не хотят возвращаться из маленькой «зоны» в большую, трудно считать перебежчиками или беженцами.

По российскому законодательству есть четкое определение, кому может быть предоставлен статус беженца, а кому нет. Северокорейцы в основном под это определение не подпадают — иначе любой экономический мигрант мог бы претендовать на статус беженца по истечении срока трудовой визы, — указывает Солонников.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (2)

  • Small 2b827aa9f8
    fenix-girl22 ноября 2018, 14:42

    Жуть, а не материал! Яркий пример фэйка. В начале информация подается как достоверный факт: трудовые лагеря, перебежчик... Потом выясняется, что "информация" взята из британской газеты Телеграф. Сомневаюсь, что журналисты Телеграфа знают, где находится Приморский край, что видели корейских гастарбайтеров. Я не уверена, что такой Ким Кун Чул вообще существует. Видимо, тема Скрипалей уже иссякла, теперь англы высасывают другие компроматы из пальца.