Кудрин: Россия еще 20 лет не сможет торговать с Европой за рубли

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

Глава Счетной палаты Алексей Кудрин полагает, что Россия не сможет торговать с европейскими странами за рубли в ближайшие 20 лет.

Он подчеркнул, что России необходимо иметь большой объем конвертируемой валюты, в частности долларов и евро, а вот юань сам пока не является конвертируемой валютой, так что юаневая тема пока для России неактуальна.


Хотя Кудрин изложил перспективы рублевой торговли с ЕС в негативном ключе, перспективу, что Европа станет «за хлеб и сало» платить рублями, пусть и через 20 лет, выглядит скорее как сверхоптимистический прогноз, учитывая нынешнее положение рубля.

Смелость 20-летней выдержки

Можно только позавидовать «смелости» г-на Кудрина, который берется делать прогнозы на 20 лет вперед, при том, что надо быть очень самонадеянным, чтобы что-то прогнозировать хотя бы на пять лет, говорит Дмитрий Голубовский, эксперт по финансовым рынкам финансовой группы «Калита-Финанс».

За 20 лет в том крайне нестабильном мире, в котором мы сейчас живем, произойти может все что угодно, вплоть до, не дай Бог, мировой войны. Насколько бессмысленно давать прогнозы на два десятилетия вперед, становится понятным, если посмотреть, каким видели сегодняшний мир «футурологи» в 1998-м, — сказал он «Ридусу».

Если тогда никто даже подумать не мог о том, что китайский юань через 20 лет станет третьей резервной валютой, то почему бы на это звание не претендовать и рублю? Кто может знать, каков вообще будет технологический уклад Европы, России и мира к середине 21 века?

Теоретически, условия, при которых российский рубль может претендовать на роль валюты для международных расчетов, впрочем, известны уже и сейчас, уточняет Голубовский.

Чтобы рубль стал таким платежным инструментом, независимо оттого, в какие сроки это произойдет, необходима и достаточна единственная вещь: чтобы объем российской торговли с тем же Евросоюзом стал сравнимым с торговлей стран ЕС с остальным миром. Но простая арифметика показывает, что достичь такого паритета, продавая только нефть, лес и сало, невозможно, — говорит аналитик.

Мир (точнее, самая продвинутая его часть) все сильнее втягивается в шестой, информационный, технологический уклад, в то время как Россия прочно, как «Армата» в болоте, увязла посередке между четвертым (углеводородно-металлургическим) и пятым (ядерно-электронным).

Соответственно, доля России (и других стран, которые строят свое благополучие на производстве углеводородов — Саудовская Аравия, например) в мировой торговле будет только сокращаться, а расти будут страны, которые экспортируют не сырье, а интеллектуальный продукт — технологии.

Всё развитие цивилизации идет от технологий, связанных с эксплуатацией природных ресурсов к технологиям, все меньше и меньше зависящих от природных, сырьевых факторов. Соответственно, будут дорожать валюты тех стран, которые производят и экспортируют информационный продукт — а валюты стран, торгующих «по старинке» сырьем, будут все более обесцениваться, — поясняет эксперт.

Удар укладом

Относительное снижение стоимости продукции 4-го уклада к продукции 5−6 укладов отчетливо видно при сравнении капитализации компаний промышленно-сырьевого сектора и компаний, чьи акции оцениваются индексом Nasdaq.

Так, наибольшую долю в индексе РТС (данные на 22 октября 2018 г) занимают Аэрофлот (транспорт), Federal Grid (энергетика), ИнтерРАО (энергетика), Алроса (сырье), Газпром (сырье), Башнефть (сырье) и Лукойл (сырье). Похвальное единообразие.

В индексе Nasdaq доминируют Activisin Blizzard (софт), Adobe (софт), Amazon (онлайновая торговля), ряд компаний, начинающихся на Bio- (что дает представление о сфере их деятельности) и далее по алфавиту до буквы Z (точнее, до Х — Xilinks, разработчик микросхем). Почувствуйте разницу.

Хотя если пофантазировать, то можно вообразить себе ситуацию, при которой Россия станет к 2040 годам ассоциированным членом ЕС, говорит эксперт.

В еврозону Россия при этом варианте тоже, однако, не вступит. Но можно будет привязать рубль к евро, то есть в финансовом смысле это будет то же самое, как торговля за рубли — то есть эмиссия рубля будет жестко соотноситься с эмиссией евро. Но снова приходится повторить: такой вариант возможен только если Россия совершит технологический прорыв за «отпущенные» ей Кудриным 20 лет, — заключает Голубовский.

Не рублем, так биткойном

Однако такой вариант кажется маловероятным как минимум при нынешнем составе Госдумы, в которой законодатели заняты не тем, как вывести страну на передний край технологий, а тем, как «убить доллар».

В понедельник представители ГосДумы в ходе «круглого стола», посвящённого проблемам цифровизации Дальнего Востока, сделали прорывное открытие о том, что активное использование возможностей криптовалют позволят вытеснить доллар из расчетов и нейтрализовать американские санкции.

По словам депутата Элины Сидоренко, криптовалюты дают возможность вытеснить доллар из системы международных расчётов, а технологии блокчейна делают неэффективными санкции США, которые опираются в основном на статус доллара как мировой валюты.

Депутатов явно вдохновил пример Венесуэлы с ее «петровалютой», но в остальном это совершенно не новый вывод. В декабре прошлого года советник президента России Сергей Глазьев тоже назвал криптовалюты «объективной потребностью» из-за санкционного режима и допустил возможность их использования с целью обхода внешних ограничений.

Есть ощущение, что запуск «крипторубля» — решение больше политическое, чем экономическое, говорил тогда «Ридусу» гендиректор компании Zecurion Алексей Раевский.

Основная привлекательность криптовалют — в их децентрализации, в невозможности их регулировать волевыми решениями. Программный код не подчиняется политической целесообразности и указаниям ЦБ или ФРС. Нацбанки не могут допечатать биткоинов или эфиров, как они печатают рубли или доллары, — пояснил эксперт.

Никакой государственный, политический или финансовый орган не может дотянуться до эмиссии криптовалют. Поэтому встает «ужасный» вопрос: а является ли планируемый российский проект криптовалютой вообще?

В свою очередь, и Глазьев не был пионером в вопросе использования криптооружия против западных санкций. Еще до него министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров заявил о том, что Россия в сжатые сроки разработает и начнет выпускать собственную криптовалюту.

Есть вероятность, и очень высокая, что мы наблюдаем подмену понятий, говорит Раевский.

Не все цифровые деньги — это криптовалюты. В истории было немало примеров всяких-разных цифровых денег. Криптовалюта — это уже из названия следует — всегда анонимна и децентрализована. Регулируемая государством эмиссия криптовалюты — это, извините, нонсенс, — считает он.

В чем поэтому может быть привлекательность крипторубля, и может ли он вообще претендовать на вступление в клуб криптовалют, для экспертов (кроме, возможно, самих Сидорнко, Глазьева и Никифорова) пока остается загадкой.

Как долго будут принимать специфические и сложные законы о криптовалютах депутаты, среди которых больших экспертов по технологии блокчейна пока не было замечено — еще большая загадка.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)