Цинга, каннибализм и свинец: почему погибла экспедиция Франклина

© wikipedia.org

© wikipedia.org

Экспедиция Франклина считается одной из самых противоречивых в истории. Последние месяцы жизни корабельных команд «Террора» и «Эребуса» уже на протяжении 150 лет не удается воссоздать в точности и недвусмысленно. Ниже их судьба будет описана не только с исторической позиции, но и с точки зрения медицины и психологии, т. к. эта трагедия интересна не только историкам и географам, но и криминалистам, психологам, токсикологам и терапевтам.


Начало

«Террор» и «Эребус» покинули порт Гринхайт 19 мая 1845 года. «Террор» спустили на воду в 1813-м, «Эребус» — в 1826-м. Оба судна — военные. После списания их превратили в экспедиционные. Т. к. они были спроектированы как бомбардирские, корабелы сделали их корпуса феноменально прочными (по меркам флота начала 1810-х) и вполне пригодными к службе во льдах уже после списания. Подготавливая «Террор» и «Эребус» к полярным походам, техники оснастили их новейшими паровыми двигателями, демонтированными с локомотивов железной дороги Лондон — Гринвич.

Задача была амбициозной и многотрудной: предстояло закрыть белое пятно на карте мира и прочертить маршрут в Индию сквозь полоску моря между севером Канады и Арктикой. Цель была оправдана как соображениями тщеславия, так и экономики. Успех экспедиции мог принести далеко не иллюзорные дивиденды: путь в Индию сокращался, следовательно, сокровищница Британской империи становилась ближе, а товарный обмен быстрее.

Что характерно, северо-западный проход уже был частично обозначен как с восточной стороны, так и с западной, но их следовало сомкнуть, обрисовав контуры средней части. Корабли погибли, похоже, из-за того же тщеславия и простой экономики. Во-первых, из-за самолюбия командира, породившего лишние риски и спешку. Во-вторых, из-за парадоксов снабжения: припасы имеют свойство заканчиваться, а свинец и токсины в консервах отравлять организм.

Свинец

© vk.com

Походом руководил сэр Джон Франклин, офицер, близко знакомый со службой при экстремальных температурах. Впрочем, его полярный опыт нельзя назвать престижным: когда в 1819—1820 годах он вел санную экспедицию на севере Канады, полярники относительно спокойно прошли участок от Гудзонова залива до залива Коронейшен (англ. Coronation Gulf), но на обратном пути иссякла провизия, и членам экспедиции пришлось есть похлебку из обувной кожи. После этого неблистательного эпизода карьера Франклина продолжилась на о. Тасмания, где на его счет нельзя записать выдающихся достижений. Следующая должность — глава экспедиции «Террора» и «Эребуса». Ему ассистировали опытные офицеры Джеймс Фитцджеймс, курировавший исследования, и капитан «Террора» Фрэнсис Крозье, высококлассный специалист и большой скептик.

Некомпетентность: цепочка неверных решений

Вероятнее всего, Франклин ошибся и принял поспешное решение, неточно оценив момент окончания навигации и время, которое может занять таяние льдов. Льды встали, замуровав корабли у острова Кинг-Вильям. Очевидно, что попытки дождаться наступления навигации провалились несколько раз, ведь весна севернее Канады не наступила ни в 1846-м, ни в 1847-м, ни даже в 1848 году. О смерти командира 11 июня 1847-го стало известно из записки, о которой будет сказано ниже. Крозье, возглавивший экспедицию после кончины Франклина, понимал, что возможностей становится все меньше, а провизия иссякает. Единственным представившимся выходом была эвакуация с надеждой, что моряки переживут дорогу, а встреченные на пути эскимосы дадут кров и пищу. Пунктом назначения виделась река Бак на побережье, откуда можно было выдвинуться южнее к форпостам Компании Гудзонова залива. Очевидно, что из 129 членов экипажа до промежуточной точки дошли не более 40 человек, которые, не имея сил и ресурсов добраться до ближайших острогов, погибли от голода и болезней.

Конец. Отдельные фрагменты

Судьбу моряков приходилось реконструировать буквально как мозаику, пытаясь состыковать многочисленные детали. Нужно упомянуть, что английское адмиралтейство с большой неохотой признало пропажу экспедиции, т. к. это наносило сильный удар по репутации и престижу. На немедленной отправке помощи настаивала супруга сэра Джона Франклина, параллельно на адмиралтейство давил парламент, которому охотно ассистировала пресса.

Не имея альтернатив, морское ведомство разработало план и отправило первую экспедицию, во главе которой встал Джон Росс. Эта спасательная миссия успеха не имела, едва не повторив судьбу похода Франклина (один из кораблей пришлось бросить). Первые корабельные команды можно назвать «спасательными», т. к. в 1848-м еще оставались скромные надежды отыскать выживших. Ближе к 1850 году число поисковых экспедиций умножилось кратно. На авантюру с неясным исходом решились как подданные короны, так и американцы, всего — 13 кораблей.

Останки «Эребуса»

© Arctic Research Foundation

В 1859 году миссия Фрэнсиса Мак-Клинтока обнаружила футляр с посланием, состоявшим из двух частей. Первое сообщение, датированное 28 мая 1847-го, звучит оптимистично. Автор рапортовал, что экспедиция зимовала в 1846—1847 годах у острова Бичи (дата ошибочна, на деле речь наверняка идет о 1845—1846-х). Завершала короткий отчет фраза «All well» (англ. «Все хорошо»). Второе сообщение было оставлено 25 апреля 1848 года. Авторство принадлежит Джеймсу Фитцджеймсу, тогда уже капитану «Эребуса», и Фрэнсису Крозье, капитану «Террора». Текст гласил, что корабли были затерты ледяными плитами, а команда эвакуировалась 22 апреля.

Также было сказано, что 9 офицеров и 15 матросов к тому моменты были мертвы. 11 июня 1847 года скончался командир, сэр Джон Франклин. Люди Фитцджеймса и Крозье готовились начать марш к реке Бак. Матросы Мак-Клинтона нашли многочисленные скелеты и личные вещи (ботинки, расчески, платки, посуду, консервные банки), содержащие в том числе запутанные и полумистические сообщения, написанные неразборчивой зашифрованной скорописью, среди прочего была различимая фраза «Лагерь „Террора“ пуст», зачем-то исполненная полукругом.

Поисковые миссии на суше продолжались до конца XIX века. Пожалуй, больше других преуспели экспедиции уже 1981 и 1984 годов, когда из могил на острове Бичи были эксгумированы тела моряков. Выяснилось, что погибшие страдали воспалением легких, пневмонией и туберкулезом, а кости и мягкие ткани содержат аномальное количество свинца. Криминалисты изучили состав сотен найденных банок и пришли к выводу, что они были запаяны наспех, отчего их содержимое отравил тяжелый металл.

Стресс и неповиновение

Общая атмосфера безысходности и подавленности, очевидно, усугублялась полярной ночью, дефицитом витаминов, инфекциями и скученностью. Трансформация психики под таким давлением почти наверняка приводила как к депрессии, так и к вспышкам насилия. Можно предположить, что в какой-то момент команда начала ставить моральный авторитет офицеров под сомнение, последствия чего легко угадать. Присутствие на судах морской пехоты, которая, помимо прочего, выполняла полицейскую функцию, едва уберегло экипажи от вспышек неподчинения. Здесь остается широкое поле для спекуляций, т. к. документальных свидетельств нет.

Цинга, пневмония, туберкулез

Как правило, суда, направляемые в исследовательские экспедиции, снабжали лимонным соком. За долгое время качество смеси могло ухудшиться. Витаминный коктейль мог закончится быстрее или прийти в негодность, провоцируя вспышку цинги. Цинга — это уже забытое расстройство, известное выпадением зубов на фоне авитаминоза. В сущности, это главный недуг исследователя и путешественника прошлых столетий, особенно если его маршрут пролегал заметно севернее 60-й параллели северной широты.

Атмосфера полярной ночи, сопряженная с энергетическим дефицитом, выпадением зубов, болями в костях и суставах, безусловно, быстро деморализовала экипажи. Скученность, дополненная, как нетрудно догадаться, антисанитарией, служила питательной средой для быстрого распространения инфекций. Низкие температуры, сырость, угнетенный иммунитет и примитивные лекарства — идеальные условия для распространения пневмонии. Следующий в этом списке — туберкулез. Как известно, он может долго дремать, ожидая момента. Изношенный организм, ослабленный иммунитет и скудный рацион, состоящий из консервированного мяса, напитанного свинцом, это идеальные условия для палочки Коха.

© pixabay.com

Гипотеза каннибализма

В надежде прояснить судьбу пропавших кораблей офицеры первых спасательных отрядов обратились к эскимосам. Те простодушно рассказали, что люди Франклина были настолько истощены и деморализованы, что в последние месяцы жизни перешли к каннибализму. Разумеется, это мнение немедленно было раскритиковано и отброшено, т. к. гипотеза бросала тень на незапятнанный образ моряка Ее Величества королевы Виктории. Однако научная экспедиция 1981 года отчиталась о найденных засечках на бедренной кости и проломленном черепе, обнаруженном на острове Кинг-Вильям, что говорит о правдивости свидетельств эскимосов.

Виноват ли свинец?

Бытует мнение, что главными палачами экспедиции стали не цинга и голод, а свинец и ботулизм. Во-первых, процесс упаковки консервов, которыми команда питалась в пути, был технологически несовершенным и потому губительным. Из-за этого свинец проникал в питательную смесь, а затем медленно, но неумолимо отравлял организм, постепенно накапливаясь в костях. Характерно то, что тяжелый металл контактировал с пищей моряков не только в консервах, но и в опреснителях: трубы установки, превращавшей морскую воду в питьевую, были сделаны из того же металла.

Результат известен. Из этого произрастает гипотеза, что экстремальные дозы свинца привели к появлению психических расстройств, агрессии и конфликтам. Хотя версия и с консервными банками, и с опреснителями выглядит правдоподобно, ее научная база неоднозначна. Распределение свинцовых отложений в костях свидетельствует о том, что он поглощался в течение жизни, а не только в последние три года. Внятного объяснения этому нет.

Сторонники еще одной гипотезы настаивают, что в консервы попала спорообразующая палочка, выделяющая ботулотоксин. При попадании токсина в организм развивается ботулизм. Он поражает нервную систему, приводит к кишечному расстройству, потере зрения, параличу. Без компетентного лечения наступает смерть, вызванная остановкой дыхания.

Затонувшие суда нашли лишь в 2014-м («Эребус») и 2016-м («Террор»). Как видно, произошедшее с экспедицией Франклина уникально, даже современная криминалистика не может с точностью реконструировать причины гибели моряков. Вероятнее всего, это была сумма туберкулеза, цинги, пневмонии, деформации психики, переохлаждения и голода. «Свинцовая гипотеза» остается спорной.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)