Вторая ступень падения: российская космонавтика перешагнула опасный рубеж

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

Авария второй ступени ракеты-носителя, которая должна была доставить на МКС международный экипаж, означает, что российская космическая индустрия перешагнула качественный рубеж — и перешагнула вниз, а не вверх.

Аварии на стартах стали в XXI веке для Роскосмоса делом почти что штатным. Но до сих пор как-то удавалось избегать таких ЧП при запусках именно пилотируемых миссий.


И хотя система спасения ракеты «Союз» сработала штатно, это не отменяет самого факта: в крышку гроба российской пилотируемой космонавтики вбит первый гвоздь.

Старт был посвящен столетию завода экспериментального машиностроения (ЗЭМ) ракетно-космической корпорации «Энергия», на котором изготавливают «Союзы».

На борту «Союза МС-10» находились российский космонавт Алексей Овчинин и американский астронавт Ник Хейг.

Сегодняшняя авария — первая с глубоких советских времен, в которой под угрозу оказались поставлены не грузы, а жизни членов экипажа, напоминает член Российской академии космонавтики имени К. Э. Циолковского Александр Железняков.

Последний неудачный старт именно с пилотируемым кораблем произошел еще 26 сентября 1983 года — тогда при запуске первая ступень взорвалась на стартовом столе. К счастью, обошлось без жертв. Перед этим была авария третьей ступени в 1975 году. Но в именно российской космонавтике сегодняшний инцидент — первый, — напомнил он «Ридусу».

Это уже не просто тревожный звоночек для Роскосмоса. Это громогласное требование к руководству не только космической отрасли, но и страны сделать далекоидущие выводы. «Очень далекоидущие», — подчеркивает академик.

На самой МКС в ее российском сегменте 30 августа произошла утечка воздуха. По горячим следам сообщалось, что причиной могли быть преднамеренные действия кого-то из членов американского экипажа.

Конечно, сейчас различные комиссии будут разбираться, что именно произошло и почему. Станет ли и сейчас кто-то утверждать, что это американец нарочно просверлил дыру во второй ступени носителя, потому что не хотел отправляться на орбиту?

Предыдущая авария при запуске на орбиту произошла в декабре 2016 года — тогда до МКС не добрался грузовой «Прогресс МС-04» по вине отказавшего бустера РД-0110 третьей ступени ракеты-носителя «Союз-У».

«Ридус» тогда писал, что самое тревожное в той аварии заключается в том, что если бы в качестве полезной нагрузки был установлен не беспилотный «Прогресс», а пилотируемый «Союз», то последствия были бы намного более стрессовыми.

Получается, мы как в воду глядели.

Всего за последние пять лет сорвались запуски четырех (включая сегодняшний) российских космических кораблей.

Ситуация, когда происходит отказ ступени ракеты-носителя, является своего рода «нештатно-штатной», рассказал «Ридусу» летчик-космонавт Антон Шкаплеров.

К подобным ситуациям космонавты готовятся на тренажерах и в зависимости от того, на каком этапе выведения произошел отказ двигателя, принимают различные решения, — рассказал он.

У космонавта на этапе выведения в руках находится планшет, где все десять минут полета расписаны посекундно и каждая прошедшая секунда светится зеленым светом. Если происходит сбой той или иной системы, пилот видит это в прямом смысле слова в ту же секунду: она высвечивается красным.

В четверг авария произошла на 300-й секунде, то есть ровно на полпути до выхода на орбиту.

В случае отказа двигателя пилот принимает решение исходя из крена и тангажа ракеты: либо возвращаться на Землю по баллистической траектории, либо в управляемом режиме. Решение за командиром, — говорит Шкаплеров.

Поскольку экипаж благополучно приземлился, все его действия были совершенно правильными. А вот что и когда пошло не так в действиях изготовителей ракеты «Союз», будет выяснять госкомиссия. С возможными, как сказал Александр Железняков, далекоидущими выводами.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (25)