Павел Шипилин

эксперт по международным вопросам и геополитике

Блогер, эксперт по международным вопросам и геополитике. Имеет опыт работы начальником управления информационной политики в одном из министерств, а также редактором и руководителем в федеральных изданиях. Блог Павла Шипилина посвящён разоблачению популярных русофобских мифов о России. Павел Шипилин является сторонником сильной России, полагает англосаксов опасными врагами нашей страны и считает, что Путин ведёт Россию в нужном направлении. Начинал журналистскую деятельность с газеты «Московский комсомолец» в начале 80-х, в годы перестройки был заведующим отделом в «Московской правде». В 90-е работал заместителем генерального директора «Российской газеты», в 2000-х — начальником управления информационной политики в одном из федеральных министерств. В 2008-2010 годах Павел Шипилин работал шеф-редактором оппозиционной «Особой буквы» и провёл за это время ряд бесед с российскими политиками и общественными деятелями, преимущественно оппозиционными.

Все статьи автора
автор

Имеют ли право «понаехавшие» критиковать Россию?

021459

Эмигрировавший с Украины Олег Капустин, который устроился в Воронеже и вот-вот получит гражданство, позволил себе высказаться критично о российских проблемах в своем видеоблоге. Я не смотрю его регулярно — как по мне, он не очень интересен.

Несколько лет назад, вскоре после Майдана, мне попался его ролик, в котором он сравнивал свою жизнь на Украине (то ли в Днепропетровске, то ли в Харькове, точно не помню). Но он человек эмоциональный, аргументов у него мало. В общем, на любителя.

И вдруг по весне Олег записал ролик с обшарпанной школой в Воронеже с призывом к российским чиновникам полюбоваться и немедленно исправить подмеченные его зорким глазом недостатки.

То есть постарался быть объективным.


Реакция превзошла ожидания — от него стали массово отписываться. О чем он сильно пожалел, сильно расстроился и даже собрался закрывать блог. И вскоре записал ролик «Подзажрался я что-то в России», в котором фактически извиняется перед подписчиками и признаётся, что за годы проживания в Воронеже почти превратился в россиянина и забыл об украинских реалиях. И даже поделился мыслями о том, что с ужасом представляет, как ему пришлось бы вернуться на родину, в это болото с праздниками вышиванок, бездорожьем и принуждением говорить на певучей мове. 

Не знаю, поможет ли покаяние Олегу Капустину вернуть подписчиков. Но подумал я вот о чем: а имеют ли право «понаехавшие», в том числе с Украины, критиковать нашу житуху? 

Возможно, имеют. У меня, например, глаз наверняка замылился, я уже настолько привык к хорошим дорогам, постоянным стройкам эстакад, развязок и мостов, к появляющимся то тут, то там паркам и скверам, что просто перестал концентрироваться на тех местах, до которых у властей не дошли руки. 

Летом ездил во Владимирскую область, так жуткие дороги в Струнино и Александрове (как и трасса между ними) меня скорее удивили, чем вызвали негодование. Подумалось: о чем вообще думает местная администрация, ведь посадят же! 

И наоборот, в сентябре к моей даче в Дмитровском районе Подмосковья (70 км от столицы, если что) начали подводить асфальт. Десятикилометровую дорогу, которая теперь проходит мимо садового товарищества, соорудили недели за три, открыли без всякой помпы и перерезания ленточек. Просто она теперь есть, и всё. 

Дорога проходит через весь дачный поселок Орудьево, соединяя два шоссе. Снимок двухнедельной давности, еще нет обочины. Ее при мне насыпали и укатывали катком, именно в этом месте

Оказывается, по программе губернатора ко всем дачным поселкам в Московской области должны проложить асфальтированные дороги. Наверное, проложат не ко всем. Но к большинству. 

Понимаете, к чему я веду? Меня перестали удивлять улучшения — я привык к тому, что все время что-то происходит, меняется, становится удобнее. Скажу больше: почти уверен, что мои дачники-соседи через несколько лет будут бухтеть по поводу того, что новая дорога до сих пор не освещена. 

В общем-то, я понимаю, почему публика стала отписываться от Олега Капустина. Дело не в том, что он указал на болячку, а в том, что он не то и не с тем сравнивает. 

Кто-то из комментаторов ему справедливо заметил: «А с планами реконструкции школ Воронежа вы знакомы? До этой руки пока не дошли, но — дойдут. Она в плане». 

То есть народ знает точно, что деньги не украдут, как это до сих пор принято на Украине. Кто бы что ни говорил, но появилось доверие к власти, пока еще, конечно, робкое — боимся спугнуть. Признаюсь честно, для меня это чувство совершенно новое. 

Конечно, «понаехавшие» имеют право на собственное мнение по любому поводу. Как и все мы. Вот только чисто украинская попытка Олега настроить народ против чиновников многих возмутила. Не потому, что мы их так уж сильно любим или нам все в нашей жизни нравится. А потому, что бдительно следим за тем, чтобы в нашем обществе не возобладали майданные настроения. 

Что-что, а госперевороты и революции нам точно не нужны — и собственный опыт, и особенно украинский надолго привили нам страх перед бессмысленными и беспощадными бунтами, которые способны только разрушать, но никогда — создавать.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (2)

Фэйсбук изменил правила по сексуальному и околосексуальному контенту.

Слушайте, кажется, у нас появился новый крутой режиссер.

Основная локальная причина пробок в Москве — стройкомплекс

Возмущений по поводу административного ареста Льва Пономарева много, и они справедливы.

Меня удивляет, как легко, мы, русские, разбрасываемся гениальными соотечественниками.

Задача сложная, но у Бразилии частично получилось.

Современники уверены, что свобода слова — важное условие расцвета творчества.

Банки стали требовать от клиентов обоснований экономического смысла операций на небольшие суммы.

Как бы поступили опытные американские стратеги, окажись сейчас в нашей шкуре?

Для страны с таким количеством дорогих ресторанов число сирот неприлично.

Действительно, многие российские бизнесмены возвращают деньги в Россию.

Опять раздаются голоса: а вот не надо было трогать украинские корабли.

Своя жизнь? Амбиции? Свершения? Нет, не слышали.