«Мемный кодекс»: что изменят поправки Путина к статье об экстремизме

© Сергей Савостьянов/ТАСС

© Сергей Савостьянов/ТАСС

Президент России Владимир Путин внес в нижнюю палату парламента законопроект, частично декриминализующий 282-ю статью Уголовного кодекса. Поправки главы государства касаются содержания первой части статьи: за нарушения по этой статье будет допускаться административная ответственность, так как уголовная не всегда обоснованна.

Анализ правоприменительной практики показывает, что не во всех случаях привлечение к уголовной ответственности за деяния, предусмотренные частью первой статьи 282 „Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства“ Уголовного кодекса Российской Федерации, является обоснованным, — говорится в документе.


Итак, глава государства выступил за замену уголовного наказания на административное — если преступление по 282-й статье совершено однократно и не представляет серьезной угрозы для основ конституционного строя и безопасности государства. «Ридус» выяснил у экспертов, как на практике это отразится на правоприменении «антиэкстремистского» пакета статей УК РФ.

О необходимости частичной декриминализации статьи 282 УК РФ юристы и обитатели Сети твердили более года — с начала волны громких дел «за лайки и репосты»: только в 2017 году к уголовной ответственности было привлечено около полутысячи россиян, несмотря на то, что их действия едва ли представляли серьезную угрозу для основ конституционного строя и безопасности государства.

Официальный представитель Генпрокуратуры РФ Александр Куренной признал, что проблема кроется в существенном отставании российского законодательства от развития интернета:

Конечно, законодательство не успевает за тем, как развивается эта сфера, а это самая динамично развивающаяся сфера в мире. Законодательство не может возникать ситуативно: оно возникает на основе какой-то правоприменительной практики, общей статистики, на предложениях о том, что можно скорректировать, — и только потом рождаются законотворческие инициативы, — подчеркнул Куренной.

А по мнению управляющего партнера московской коллегии адвокатов «Железников и партнеры» Александра Железникова, проблема зачастую кроется даже не в самом законе: «Должна быть верно сформирована правоприменительная практика. Что плохого в 282-й статье? По-сути, любое действие можно экспертно „подтянуть“ к ответственности. Но нельзя сажать за мысли», — отметил юрист в беседе с «Ридусом».

Железников положительно воспринял инициативу Путина о либерализации законодательства, однако посетовал на то, что перемены наступили только после сигнала от главы государства.

Президент действительно давно и пристально следил за развитием этой темы. В ходе последней «Прямой линии» к Путину обратился писатель Сергей Шаргунов, который предложил пересмотреть практику применения 282-й статьи.

«Есть некоторые исполнители, которые с особым рвением берутся за так называемый экстрим, это некоторые хостинги в социальных сетях, лайки, репосты. И речь идет не о прямых призывах к насилию, что я категорически осуждаю, а просто о зачастую нелепых или резких суждениях, с чем можно не соглашаться. Но не преследовать же. Доходит буквально до маразма», — утверждал Шаргунов.

«Не нужно доводить все до маразма и до абсурда», — согласился с писателем Путин, вместе с Общероссийским народным фронтом инициировав процесс либерализации резонансной статьи. Итогом этой работы и стали предложенные поправки, которые депутаты Госдумы рассмотрят уже 8 октября.

«Бывает, самый грамотный и полезный закон применяется на практике совершенно извращенно, — напомнил в беседе с „Ридусом“ адвокат Шота Горгадзе. — Понятно, какова была суть закона и для чего он был необходим. Но когда, видимо, для повышения раскрываемости или из излишней ретивости стали привлекать к уголовной ответственности за один репост — это уже был перегиб».

К сожалению, иногда за буквой закона теряется дух закона: мы это очень часто видели, пока не были внесены эти поправки. Эта статья начнет работать так, как она изначально и задумывалась. Поэтому я как юрист, адвокат и гражданин эти поправки приветствую. Считаю, что они изменят ситуацию в лучшую сторону.

Вместе с тем юрист подчеркнул, что вторая часть 282-й статьи, которая касается преступлений экстремистского толка, осталась без изменений:

Если мы репостнем, образно говоря, шутливый пост или разместим информацию о том, как необходимо действовать для насильственного свержения власти — это поступки совершенно разных категорий. Неудивительно, что вторая часть статьи осталась неизменной: по ней вопросов никогда и не было, критики статьи говорили об освобождении от уголовной ответственности за репосты — и это всегда было громкой историей. Но когда человек целенаправленно размещает противозаконные материалы, призывы к нарушению закона, то это, конечно, должно караться Уголовным кодексом — иначе не бывает.

Иными словами, поправки Путина устраняют неоправданное ужесточение антиэкстремистского законодательства, при этом не допуская чрезмерной его либерализации. «Президент выступил в роли толкователя закона: Путин расставил точки над „i“, теперь все стало на свои места, стало очень логичным и понятным», — заключил Горгадзе.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)