Польша испугалась нового пакта Молотова — Риббентропа

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

© Оксана Викторова/Коллаж/Ridus

Ранее Ридус в статье «Майдан в Варшаве приготовлен по украинскому рецепту» уже сообщал о конфликте, который возник в Польше между правоконсервативным правительством партии «Право и справедливость» (ПиС) и фондом Джорджа Сороса «Открытый диалог».

В середине августа этого года, ровно через год после массовых антиправительственных протестов, польские власти нанесли ответный удар по «Открытому диалогу», включив данные главы фонда Людмилы Козловской в Шенгенскую информационную систему, что автоматически повлекло ее высылку из ЕС. После данного оповещения активистку задержали в аэропорту Брюсселя и депортировали в Киев.

Позже проправительственные польские СМИ инкриминировали Козловской работу на Кремль и назвали ее «спящим агентом ФСБ».


В ответ либеральная оппозиция во главе с «Гражданской платформой» развернула кампанию в поддержку активистки, а польские власти, в свою очередь, также были обвинены ею в деятельности в пользу России. Впрочем, подобные взаимные обвинения в работе на Кремль являются в Польше обыденным делом, где власть с оппозицией постоянно устраивают соревнования по выявлению агентов Путина в рядах оппонентов.

Оповещение, внесенное польским правительством в Шенгенскую информационную систему, предполагает запрет на пребывание во всех странах Евросоюза. Несмотря на это, 11 сентября Людмила Козловская прибыла в Берлин, где приняла участие в слушаниях в Бундестаге, посвященным нарушениям законности в Польше и Венгрии.

Активистка была приглашена группой немецких парламентариев, в числе которых был Франк Швабе, влиятельный политик Социал-демократической партии Германии. Основанием для выдачи ей краткосрочной визы, по информации польского издания Onet, явился «национальный интерес Германии».

Оказавшись в Германии, Козловская обвинила польские власти в организации травли фонда «Открытый диалог». По ее словам, ее личный пример демонстрирует «системный метод атаки властей в Польше на гражданское общество, независимые СМИ и верховенство закона».

«Польская демократия движется к гибели», — заключила Козловская.

Крым и Риббентроп связались в сознании

Приглашение Козловской в Германию вызвало официальную негативную реакцию Варшавы.

Заместитель главы МИД Анджей Папеж встретился с немецким послом и уведомил того, что, «по мнению польской стороны, выдача краткосрочной визы типа LTV госпоже Людмиле Козловской была необоснованна». Сам глава МИД Яцек Чапутович отметил, что Польша не рассматривает произошедшее «в качестве особенно дружественного жеста».

Заместитель главы МВД Ярослав Зелиньский вообще оценил действия Германии как провокационные:

«Не первый раз мы имеем такую ситуацию, когда наш сосед с нами не солидарен. Жаль, мы ожидали бы от Германии солидарности с Польшей и другими странами, потому что если кто-то представляет угрозу для интересов данного государства в той же зоне ЕС, Шенгенской зоне, это должно соблюдаться всеми странами. Это провокационное поведение, мне кажется, что в будущем этого следует любой ценой избегать», — подчеркнул он на канале TVP.

Однако реакция на это событие со стороны польских провластных деятелей и журналистов была гораздо более резкой. В частности политолог Ежи Таргальский приравнял действия Германии к объявлению войны, грозящей Польше новым пактом Молотова — Риббентропа.

«Немцы всего лишь защищают свой национальный интерес. Впрочем, так они оправдали приглашение Козловской — государственный или национальный интерес Германии. Это доказывает одно: Германия объявила нам войну. Это означает, что суть пакта Молотова — Риббентропа по-прежнему, актуальна. Но только меняются декорации», — заявил он в эфире телеканала TVP Info.

Политолог отметил, что на данный момент у Германии нет необходимости «отправлять танки» в Польшу.

«Достаточно того, что 1/3 избирателей из Польши готовы проголосовать за политических фольксдойчей, и есть Козловская, которая является россиянкой из Крыма, а на самом деле российской коллаборационисткой. Она поехала в Германию благодаря помощи человека, который похвалил российскую оккупацию Крыма. Что это за украинская патриотка, которая сотрудничает с человеком, хвалящим русскую оккупацию Крыма? Это предательство Украины», — подчеркнул он, говоря о немецком парламентарии Франке Швабе.

Стоит отметить, что подобные обвинения в адрес немецкого депутата выглядят довольно странно, т. к. тот известен своими антироссийскими высказываниями. В частности, он осуждал Россию за «изменение границ путем военных действий» на Украине и призывал расследовать «катастрофическую ситуацию с правами человека на Северном Кавказе из-за преследований представителей ЛГБТ-сообщества в Чечне». Тем не менее по каким-то одному ему известным критериям Таргальский отнес парламентария к «прокремлевским политикам».

«Действия Германии — это конкретный пример российской коллаборации со стороны Козловской и немецко-российского сотрудничества против Польши. Это суть всего дела», — заключил он.

По мнению депутата Сейма от правящей партии ПиС Кристины Павлович, этим поступком Германия также продемонстрировала свое сотрудничество с Россией.

«Германия, нарушая оповещение своего официального союзника, то есть Польши, о высылке из Польши и ЕС Людмилы Козловской и пригласив ее, несмотря на это, как своего гостя, только подтвердила свой антипольский союз с Россией и обоснованность высылки из Польши человека, столь важного для России», — написала она на своей странице в Twitter.

Слова Павлович прокомментировал проправительственный журналист Витольд Гадовский.

«Пани попала в самую суть дела», — констатировал он.

Эту тему журналист развил в комментарии для издания wPolityce, заявив, что здесь «обнаруживается очень важный факт: отчетливый союз России с Германией». Это не только «Северный поток». Как полагает Гадовский, Козловская «становится и нитью, связывающей Кремль с рейхстагом».

Издание wPolityce также опубликовало интервью с экспертом в области информационной войны Рафалом Бжеским. Эксперт приравнял выдачу визы Козловской к выдаче визы начальнику Генштаба Валерию Герасимову и спрогнозировал новые совместные атаки Германии и России на нынешнее польское правительство:

«Мы не можем рассчитывать на какие-либо поблажки. Вся осень будет одной большой российско-немецкой атакой на Польшу. Либо Польша прогнется и отступит от всего, выйдет среди прочего из „Троеморья“ и будет полем для грабежа, либо будет свергнуто это правительство. Если так не произойдет — тогда это ущерб для национальных интересов Германии и России. Меня смущает утверждение „национальный интерес государства“ в отношении виз и допуска людей на территорию страны. Пожалуйста, обратите внимание, что пару недель назад, перед встречей Путин — Меркель, в Берлине был Валерий Герасимов, начальник Генерального штаба, на которого распространяется запрет на въезд на территорию ЕС и все возможные санкции. Потом он был второй раз в делегации с президентом Путиным. Это опасные случаи», — сказал он.

По мнению Бжеского, приглашение Козловской никоим образом не связано с проблемами демократии в Польше.

«Речь не идет о демократии, преследовании, никаком открытом или закрытом диалоге. Речь идет о том, подчинится ли Польша, которая блокирует путь до великого стратегического чмоки-чмоки Берлина и Москвы», — резюмировал он.

В свою очередь евродепутат от ПиС Кароль Карский считает, что данные события демонстрируют, как «с Германии спала маска и постепенно мы видим то имперское государство, которое мы знаем на протяжении веков». При этом, с его точки зрения, большую опасность представляет тесное сотрудничество России и Германии.

«Мы сейчас столкнулись с проблемой очень близкого немецко-российского сотрудничества, без соблюдения принципов европейской солидарности и интересов соседей. Трубопровод Nord Stream 2, а ранее Nord Stream 1 — это бизнес, который немцы делают с Россией при полном осознании, что это вредит безопасности Центрально-Восточной Европы и ее стабильности», — подчеркнул он.

В то же время в связи с поездкой Козловской в Берлин на провластном портале wPolityce вышла статья под заголовком «Польша была жертвой „гибридной войны“ весь XVIII век. История любит повторяться». Характерно, что в самом начале материала была размещена фотография Владимира Путина на военных учениях.

Автор статьи журналист Гжегож Гурный пишет о том, что методами «гибридной войны» Россия действовала в отношении Речи Посполитой еще в XVIII веке. Русские подкупали представителей польской правящей элиты, вели против страны долгосрочную разведывательную, диверсионную и подрывную деятельность и делали все возможное, чтобы Польша не стала сильным государством.

Аналогичным образом действовала и Пруссия. Русские и немцы совместно вели подрывную деятельность против польского государства и всячески ослабляли его. При этом усыпляли бдительность поляков, которые воспринимали Москву и Берлин в качестве своих союзников. В результате, когда страна окончательно ослабла, все закончилось разделом Речи Посполитой.

В финале материала журналист проводит параллели между произошедшим в XVIII веке и нынешними действиями России и Германии: «История имеет такое свойство, что любит повторяться, хотя и в несколько иных вариациях. Сегодня не требуется военное вторжение, чтобы подчинить волю противника, лишить его субъектности и подчинить своим интересам. Методы, однако, остаются те же: агентура влияния, подкуп элиты, пропаганда, манипуляция, дезинформация, внушение комплекса неполноценности и т. д. Это просто работает».

В целом же подобный нарратив о том, что поездка Козловской в Берлин является свидетельством немецко-российского сговора против Польши, который может окончиться новым пактом Молотова — Риббентропа, господствует в провластных польских медиа.

Русофобия как государственная идеология

С просьбой прокомментировать ситуацию обозреватель «Ридуса» обратился к польскому журналисту и члену партии «Смена» Конраду Ренкасу. Последний изложил вопрос развернуто и последовательно, мы публикуем его мнение без купюр.

— Проправительственные польские медиа и политики кричат про то, что Козловская работает на спецслужбы России, а ее визит в Берлин свидетельствует о сговоре Германии и России против Польши. Фактически, согласно этому нарративу, получается, что Фонд Сороса действует в стране в интересах России. Что как минимум является просто глупостью, так как, например, деятельность фондов Сороса, согласно решению Генеральной прокуратуры, запрещена в России с декабря 2015 года, — сказал Ренкас.

По сути Россию зачем-то пытаются втянуть во внутриполитические разборки между властью и оппозицией в Польше. Зачем польские власти это делают? Верят ли простые поляки в «российский след» во всей этой истории?

— Последние два года государственная политическая пропаганда в Польше металась между антинемецким и антироссийским векторами. Первый использовался исключительно во внутренних играх, против политических конкурентов в пределах одного и того же истеблишмента и для укрепления доверия правящей партии (ПиС) в глазах собственного патриотического электората.

Это было примитивное разграничение: «посмотрите, те — пронемецкие (оппозиция из „Гражданской платформы“), а мы — антинемецкие, то есть патриоты». Конечно, как это принято в Польше, за словами не следовали поступки, так как ни одно правительство Польши пока не ставило под вопрос саму принадлежность нашей страны к западному блоку, потому что никто не в состоянии реально противостоять немцам, которые контролируют около 90% польской экономики.

Правительство ПиС поэтому использовало антинемецкую риторику во внутренней политике, но во внешней политике на немецком направлении было не менее зависимым, чем предыдущие кабинеты.

Русофобия, поднятая недавно до ранга государственной идеологии в Польше, прежде всего имеет для поляков ощутимое финансовое измерение, т. е. была выдумана и по-прежнему проповедуется просто для того, чтобы оправдать дальнейшие расходы из польского бюджета в интересах США: на покупку американского газа, оружия, оборудования, нефти от указанных Вашингтоном саудовских и иракских партнеров и т. д.

Это уже даже не столько «доказательство патриотизма», а скорее чьи-то обычные бизнес-интересы и незаконное лоббирование в пользу Америки.

Дело Козловской привело к тому, что появилась возможность объединить оба этих нарратива (ранее они уже пересекались в некоторых пунктах, как, например, в вопросе Nord Stream 2). И так появилась история про «очередную российскую агентку, используемую Германией против Польши».

Эта карикатурная история, которая никак не стыкуется с биографией главы фонда «Открытый диалог», является доказательством того, что те, кто руководит пропагандой в Польше, глубоко убеждены, что управляют народом идиотов.

Как иначе объяснить ситуацию, когда в качестве «агента Путина» объявляется активистка, которая до недавнего времени пользовалась безусловной поддержкой политиков ПиС?

Каким образом организация, открыто участвующая и организующая акции в поддержку постмайданной Украины и отметившаяся в качестве врага России, вдруг после этого неожиданно стала агентурой и ячейкой России?

Только уверенность в том, что никто не помнит вчерашних новостей, что читают только заголовки и что на самом деле почти никто не понимает информационных передач и, конечно, над ними не задумывается, позволила столь нагло осуществить такой резкий разворот.

Тем не менее верят ли в это на самом деле люди? Разве не замечают лжи, когда вчерашний союзник и друг — уже сегодня стал предателем и «всегда был агентом»? Это зависит от людей, о которых идет речь.

Нужно понимать, что в современной Польше обвинение «российско-немецкой агентуры» является самым серьезным, которое можно использовать в публичных дебатах, — и его используют часто и охотно. Сторонники ПиС считают немецко-российскими агентами всю парламентскую и так называемую демократическую оппозицию.

В свою очередь «демократы» глубоко уверены, что это руководство ПиС в действительности работает на… Путина.

Словом, в польской политике активно действуют исключительно российские агенты, которые для отвлечения внимания называют других российскими агентами. Это в целом демонстрирует уровень абсурда, при котором мы живем в Польше.

И, наконец, казус Сороса. То, что происходит в Польше, — это тоже отчасти горькая пилюля для тех немногих наблюдателей в России, которые еще с участием интересуются нашей страной, однако в связи с этим имеют тенденцию воспринимать происходящее там слишком серьезно.

Ведь еще два года назад я слышал от моих русских друзей голоса надежды, что если в Польше к власти пришли силы, обращающиеся к патриотическим ценностям, то с ними проще будет договориться на основе наших национальных интересов. Что раз правительству в Варшаве, как представляется, противостоит тот же Сорос, который тоже хотел бы свергнуть власть в Москве, это создает дополнительные возможности для договоренностей. Я предупреждал тогда и по-прежнему предостерегаю от такого наивного оптимизма.

В Польше как нынешняя власть, так и официальная оппозиция происходят из одной и той же корзины, которую Сорос и ему подобные персонажи подложили полякам еще в 1989 году. Их взаимная борьба является фикцией, местные «майданы» инсценированными, а декларации полностью фальшивыми.

В таком мире даже обвинить Сороса в том, что он агент Путина (и наоборот), — проще простого, ведь на самом деле ничего не происходит. Это просто цирк, который за счет моей страны устраивают себе американцы и другие внешние силы. Это что-то типа кошмара, от которого поляки не могут очнуться, потому что он снится без конца".

Чем Польша схожа с постмайданной Украиной

Обозреватель «Ридуса» также пообщался с экспертом международной организации CIS-EMO Станиславом Бышком, задав политологу пару вопросов.

Такое рядовое событие, как поездка представителя Фонда Сороса Людмилы Козловской в Германию, вызвало явно неадекватную реакцию проправительственных польских медиа. Провластные журналисты и политики в один голос заговорили в сговоре Германии с Россией, новом пакте Молотова — Риббентропа и новом разделе Польши. В чем причины такой неадекватной реакции?

— Польша в чем-то становится похожей на этакую постмайданную Украину, у которой получилось вступить в Евросоюз, но которая не смогла перебороть свой посттравматический стресс, связанный с трагическими событиями прошлого века. В данном конкретном случае сошлись две распространенные в польском политическом мейнстриме фобии, одна — историческая, другая — современная.

Историческая относится к выработанному в силу ряда причин чувству постоянной опасности, исходящей от более сильных соседей с востока и с запада. В этом контексте наибольшей интенсивности страх достигает при мысли о возможном альянсе, конечно — всегда антипольском, между Москвой и Берлином.

Такие национальные чувства Польши, впрочем, имеют иррациональный характер, поскольку ни у России, ни у Германии не существует территориальных претензий к Варшаве, не говоря уже о том, что Польша — член НАТО, в которое входит Германия и на военную конфронтацию с которым никогда не пойдет Россия.

В Польше в действительности опасаются повторения событий, произошедших в 1939 году?

— Говоря о современных фобиях, нельзя не упомянуть связанные с Джорджем Соросом структуры, которые во многих восточноевропейских (и не только) странах, включая, кстати, Россию и Белоруссию, считаются в той или иной степени «подрывными», то есть представляющими опасность для государственности как таковой.

Если Москва воспринимается как мощный авторитарный Левиафан, уничтожающий национальный суверенитет и желающий подчинить независимые нации воле Кремля, то Сорос — это Левиафан леволиберальный, также уничтожающий национальный суверенитет, но в угоду мультикультурализму, открытым границам и транснациональным корпорациям.

Польские власти весьма успешно играют в «осажденную крепость», играя на тонких струнах народной души или же «подстраивая» их на нужный лад. Будучи «осажденной крепостью», гораздо проще заниматься и закручиванием гаек при выстраивании своей собственной вертикали власти.

«Мы вовсе не антидемократичны и не авторитарны, мы, наоборот, боремся с этими явлениями как на внешнем, так и на внутреннем периметре», — так можно было бы сформулировать гипотетическое внутреннее кредо правящей в Польше партии «Право и справедливость».

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (2)