Российские банки погрязли в проблемах на 4,1 триллиона рублей

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

© Игорь Ставцев/Коллаж/Ridus

Совокупный объем потенциальных проблем российского банковского сектора на текущий момент составляет 4,1 трлн рублей, предупреждает рейтинговое агентство Fitch Ratings.

По оценкам агентства, лишь половину этой суммы банки в состоянии найти из внутренних резервов. Вторая половина зависит от милости ЦБ, который будет сам решать, кого спасти, а кому суждено утонуть (вместе с деньгами вкладчиков, разумеется).


За шесть месяцев 2018 года ЦБ отозвал лицензии у 30 банков. Fitch ожидает продолжения чистки российского банковского сектора в 2019 году. И скорее всего, и в 2020-м.

На 1 сентября 2018 года в России оставалось 470 банков.

Расстрелов не будет

У ЦБ РФ достаточно много инструментов, чтобы проблемные банки перестали быть проблемными и регулятор не был бы вынужден прибегать к «высшей мере» — отзыву лицензии, говорит финансовый аналитик Вячеслав Путиловский.

Думать, что Центробанк будет зачищать все проблемные, по мнению Fitch, банки, неправильно. Доводы Fitch совсем не означают, что покрывать недостающие активы этих учреждений, изыскивать эти суммы надо прямо завтра, — сказал он «Ридусу».

Хотя сумма в 4,1 трлн рублей выглядит колоссальной, она не распределена поровну между всеми 470 оставшимися в живых на сегодня банками РФ, а сконцентрирована преимущественно в небольшой группе крупнейших финансовых учреждений.

Так логично думать хотя бы потому, что более половины всех активов банковской системы России приходится на один банк — Сбер. Еще 25—30% приходится на крупные банки с государственным участием. Логично, что ЦБ будет воссоздавать резервы примерно в такой же пропорции, — рассуждает эксперт.

Забыть про Венесуэлу

При этом ЦБ не намерен заниматься постоянным затыканием дыр, если выясняется, что они образовались в том или ином банке из-за его неправильной стратегии инвестирования или кредитования.

Потому что в таком случае через какое-то время эту единовременную «пробоину» снова придется затыкать, и так до бесконечности.

Банк России смотрит, почему эта пробоина возникла. Если причиной стали какие-то внешнеполитические факторы — это смягчающее обстоятельство. Например, банк вкладывался в активы в Венесуэле и прогорел на этом. Тогда ЦБ может пополнить резервы этого банка с условием: больше не работать с Венесуэлой. Или предоставить банку график на несколько лет вперед, чтобы тот попытался эти дыры заткнуть своими силами, и в течение этого срока не применять к банку каких-то строгих мер. Это все очень индивидуально, — говорит Путиловский.

Как правило же, ЦБ предпочитает получить от проблемного банка четкий бизнес-план, как этот институт намерен выходить в плюс. Если на Неглинной сочтут, что план работоспособный, банк отпускают с миром.

Но давать рекомендации или тем более указания, куда конкретному банку вкладывать деньги, не в привычках Банка России. Не царское это дело — управлять текущей операционной деятельностью какого-то коммерческого или даже государственного банка, подчеркивает эксперт.

С этой точкой зрения согласился и профессор факультета финансов и банковского дела Российской академии народного хозяйства и государственной службы Юрий Юденков.

При Эльвире Набиуллиной Центробанк поставил себя в позицию „над схваткой“: это выражается в том, что на Неглинной пассивно наблюдают за происходящими в российской экономике процессами, но не стремятся на них как-то повлиять, не говоря уже о том, чтобы их возглавить, — сказал он ранее «Ридусу».

Практически здорова

Приведенные в докладе Fitch Ratings цифры при этом никоим образом не говорят о каком-то кризисном состоянии российской банковской системы.

Главным показателем здоровья банковской и финансовой систем России является постоянное увеличение числа заемщиков — физических лиц, утверждает коллега Юденкова по РАНХиГС, экономист Владислав Гинько.

Во-первых, ЦБ РФ успешно расчищает банковский сектор от сомнительных кредитных организаций. И при этом конкуренция в этом секторе не уменьшается, как можно было бы ожидать! Это видно из того, что ставки по кредитам не растут, а даже снижаются, несмотря на уменьшение числа игроков. Во-вторых, продолжается стремительный рост кредитования банками как юридических лиц, так и населения и прочих субъектов экономики, — сказал он «Ридусу».

Гинько добавляет, что такая его оценка «непопулярна» среди коллег по экономическому сообществу, но он готов защищать ее с аргументами в руках.

В мае уже сам Банк России известил, что его убытки за 2017 год составили 435,3 млрд рублей — это десятикратный рост по сравнению с 2016 годом. Но, в отличие от коммерческих банков, санировать национальный банк некому, кроме его самого.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)