Деньги в баране и цемент: что требуют с заключенных за спокойную жизнь в ИК

© Дмитрий Серебряков/ТАСС

© Дмитрий Серебряков/ТАСС

Мать одного из отбывающих наказание в сургутской колонии № 11 рассказала о постоянных поборах сотрудников исправительного учреждения.

«Сотрудники уверены в своей безнаказанности, творят такое в колониях! Требуют деньги за „спокойную жизнь“, а если не платишь, то гнобят в карцере и СУСе», — говорит Гюльнара Тагиева.

Сын Тагиевой уже 12 лет сидит за убийство, свою вину не признает до сих пор. Два года назад Назир, не имеющий ни одного взыскания, решил, что у него хорошие шансы на УДО. Он подал прошение и стал дожидаться суда. Незадолго до заседания работники колонии намекнули ему, что положительное решение суда стоит денег. Например, за досрочное освобождение нужно положить новый асфальт на территории ИК.

Тагиев отказал в этой просьбе сотрудникам колонии. Вскоре и осужденному отказали в УДО.

После этого, по словам осужденного, один из оперативников снова предложил «заплатить»: «Хочешь спокойно жить? Кушать все хотят».

Последующие два месяца условия отбывания наказания ухудшались с каждым днем. Началось с карцера, потом он сидел в СУС (участок строгих условий содержания).

«Они максимально осложняли ему жизнь», — говорит друг заключенного.

Как утверждает Тагиев, после этого к нему пришел начальник оперчасти Максим Рябов и предложил оплатить «спокойную отсидку». За 4,5 млн рублей оперативники оставили бы заключенного в покое.

«Их, получается, девять человек, каждому оперативнику по 500 тысяч», — цитирует Рябова Тагиев.

Семья осужденного пыталась продать квартиру, но никто свыше трех миллионов не соглашался приобретать жилье.

За эти средства Рябов не гарантировал ему условно-досрочное освобождение. Он предложил другой вариант: за 300 тысяч рублей Тагиев мог бы рассчитывать, что до конца срока его бы на зоне не тронули.

«Меня в ЕПКТ закрыли, там нарушение за нарушением шло, и в сентябре я уже в ШИЗО был. С этого времени больше ни одного нарушения до сегодняшнего дня на меня не было представлено после того, как я согласился заплатить», — рассказывает осужденный.

© Дмитрий Серебряков/ТАСС

Деньги в колонию передал брат Тагиева. Их он положил в тушу барана, так пожелали оперативники.

После этого семья Тагиева была вынуждена заплатить еще 300 тысяч рублей. На этот раз средства переводили на карту посредников. А под Новый год доставляли в колонию двух баранов, три упаковки гирлянд, четыре обогревателя и цветной принтер.

История Назира Тагиева не единственная. Другой заключенный ИК-11 по имени Александр постоянно платил за «спокойствие».

«Купишь что-нибудь — они недели две-три на тебя глаза закрывают, иногда месяц… Потом опять тянут», — говорит он.

По словам осуждённого, у его семьи ежегодно примерно уходит полмиллиона рублей на «гуманитарную помощь» для ИК.

«В последний раз они просили, чтобы я им коридор покрасил — купил водоэмульсионку, валики, кисточки, побелку, цемент. Тысяч пятьдесят вышло, я думаю» — вспоминает Александр.

«Микроволновка, посуда, чайники электрически, сервизы, заварники — это тоже было постоянно», — рассказала Би-би-си жена осужденного.

Ранее «Ридус» писал про шикарную камеру чеченского вора в законе.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)