«КАМАЗ» выпускал автомобили «КАМА» и «МИШКА»

Легковушки на автогиганте пытались делать до «ОКИ». Первый генеральный директор автогиганта Лев Васильев лично испытал автомобиль «КАМА»: после «Волги» в микроавтомобиле оказалось не очень комфортно. «Вести КАМАЗа» цитируют записки директора музея КАМАЗа, блогера Александра Чухонцева.

Осенью 1975 года, наряду с другими проектами, на «КАМАЗе» появилась идея создания направления легкового автостроения. На автогиганте в те годы активно использовались для технологических нужд польские заднемоторные микролитражки ФИАТ-126Р. Именно его компоненты: силовой агрегат и многое другое, было решено взять за основу в проектировании будущей перед неприводной микролитражки, — сообщают «Вести КАМАЗа».

Вспоминает Сергей Варламович Екимов:

«Весь силовой агрегат с коробкой передач просто переставили вперед, конечно пришлось кое-что переделать и поменять. После непродолжительных поисков вариантов исполнения кузова и за неимением достаточных мощностей и спецоборудования, пришли к решению создать утилитарный универсальный каркасно-тентовый кузов, для широкого использования в домашнем хозяйстве, и отдыхе. В июле 1978 года макет был готов и мы его привезли на берег Камы для „натурных“ фото-испытаний. Автомобиль имел 4−5 местный салон и его можно было легко трансформировать из открытого в закрытый тентом кузов с помощью набора кузовных элементов. В основе кузова было практически герметичное, стеклопластиковое „корыто“. Конечно, макет был сделан из фанеры и древесины и других подручных материалов. Дуга безопасности разделяла салон так, что в задней части можно было организовать грузовой отсек. Двери могли сниматься и заменяться легкой поворотной штангой обеспечивающей безопасность».

«Вспоминаю, как первый генеральный директор „КАМАЗа“ Лев Васильев проехал на нашей машине только по заводу, и так как он был мужчина значительно выше среднего роста, ему наша машина не очень была комфортна, особенно после служебной „Волги“. А если учитывать „спартанское“ оформление интерьера, то пересадка с „Волги“ была для него неким „контрастным“ душем! Тем не менее, проект не был закрыт и работа над ним продолжилась», — рассказывает Сергей Екимов. Зимой и весной 1979 года проходили испытания машины, а также велось изготовление второго образца, названного «МИШКА».

Такое название пошло то ли по названию талисмана приближающейся Московской Олимпиады-80, то ли по похожести автомобиля на медвежонка… Скорее всего, второе, так как он действительно был похож на медвежонка, а урчащий фиатовский «воздушник» усиливал образ! Если «КАМА» была покрашена в простой желто-оранжевый цвет, то «МИШКУ» покрасили в перламутровый металлик, а сиденья обшили более дорогой тканью от легковых автомобилей, сделали хорошую термо-шумоизоляцию всего салона. От этого автомобиль, конечно, смотрелся значительно выгодней предшественника.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)