Владимир Блинов

Политолог

Ведущий научный сотрудник Института общественных наук и международных отношений Севастопольского государственного университета. Кандидат политических наук (МГУ, 2007г.). Эксперт в области изучения политических ценностей, идеологии, массового сознания, идеолог традиционализма, автор канала @vovinochka

Все статьи автора
автор

Цензура в Рунете и ее разоблачение

90597

Еще в 2009 году Россию поставили на «почетное» четвертое место в рейтинге стран с самым несвободным интернетом — после Китая, Северной Кореи и Беларуси.

Тем, кто сейчас подумал что-то вроде «ничего удивительного»: следом за нами оказались Великобритания и США.

Сейчас российские регуляторы отслеживают и блокируют потенциально опасные интернет-ресурсы, связанные с терроризмом, украинским вопросом, оппозиционные материалы и все, что имеет отношение к наркотикам, суициду, детской порнографии, азартным играм и казино. По информации «Левада-Центра» более половины соотечественников считают эти меры необходимыми, и со временем такое мнение только укрепляется в обществе.

Заставы

1. Первым предвестником блокировок стал вышедший в 2006 году закон «О персональных данных». Он обязал все интернет-ресурсы хранить информацию о гражданах РФ на ее территории. Много кто получил предупреждение, мало кто требование исполнил, однако показательно был наказан только LinkedIn.

2. В том же 2006 году вышел еще один закон — «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». Тогда его вообще мало кто заметил, зато более поздние поправки и дополнения сделали его основным инструментом интернет-регулирования:

2012 год — создание реестра запрещенных сайтов.

2013 год — разрешение на изъятие пиратского контента.

2013 год — закон Лугового: блокировка экстремистских материалов.

2014 год — закон «О блогерах», приравнивающий их к СМИ. В 2017 признан неэффективным и отменен.

2017 год — законопроект, предписывающий социальным сетям с аудиторией в России более 2 миллионов человек в течение суток удалять по обращению пользователей любую недостоверную информацию, а также «направленную на пропаганду войны, разжигание национальной, расовой или религиозной ненависти, порочащую честь, достоинство и репутацию другого лица» (находится на рассмотрении). За неисполнение предусмотрен штраф в размере от 30 до 50 миллионов рублей. Еще одно важное требование закона — иметь официальное представительство на территории России. Чтобы было куда направить приглашение в суд. Представитель ВКонтакте уже назвал закон «атакой на интернет» и заявил, что «его невозможно исполнить».

3. Более того в 2017 принят закон о запрете обхода блокировок с помощью анонимайзеров, прокси-расширений для браузеров, VPN-сервисов и TheOnionRouter (Tor). Тот же закон обязывает поисковые системы не показывать в выдаче ссылки на запрещенные ресурсы и перечисленные средства.

Казалось бы, государство завязывает сеть в тугой узел, но при внимательном рассмотрении видно, что эффект мер можно свести к нулю.

Обходной путь

Прежде всего, сами анонимайзеры и VPN никто не запрещает. Теперь с их помощью нельзя заходить на заблокированные ресурсы из списка РКН. Причем нельзя с помощью тех сервисов, администрация которых сотрудничает с властью, например, Cameleo и 2ip. Opera тоже выразила готовность следовать букве нового закона, поэтому пользоваться ею как браузером с уже встроенным прокси — не получится.

По личному заявлению главы Роскомнадзора Александра Жарова, изменения коснутся наиболее популярных инструментов — это около 30 проксирующих и VPN-сервисов. А кроме них существуют еще тысячи менее популярных. Как заметили в Институте исследований интернета, полная блокировка всех сервисов невозможна в принципе: «Придется в ручном режиме блокировать работу VPN на каждом устройстве, буквально останавливая людей на улице и проверяя их смартфоны».

1. Поэтому сегодня пользователям достаточно поискать, какие ресурсы еще дают доступ и не заблокированы. Так, у РосКомСвободы есть свой список рекомендованных VPN. Также легко найти зарубежные сервисы, которым нет дела до российского законодательства.

2. Сегодня поисковикам запрещено давать ссылки на запрещенные сайты и сервисы анонимного доступа. Часто запрещенные сайты скрываются в «зеркалах» — своих точных копиях, расположенных на других серверах. Они имеют другой URL и другой IP. Искать зеркала можно с помощью специальных сервисов. Правда, в основном, они платные.

3. В законе упоминаются анонимайзеры, VPN и Tor — то есть сервисы, у которых есть хоть какая-то администрация. С ней можно сотрудничать, слать ей предписания или предупреждения о блокировке. Если же пользователь сам прописывает прокси в настройках браузера, то блокировать вроде бы некого. Трафик некоторых приложений тоже можно перенаправить через прокси. Например, такую функцию предусмотрел Telegram.

4. В законе отдельно оговаривается, что его действие не распространяется на корпоративные VPN-сервисы. Они нужны для объединения всех компьютеров в филиалах компании в единую защищенную сеть, а также создания каналов между главной сетью и домашними компьютерами удаленных работников. Такие VPN-сети рассчитаны на определенное число пользователей (по числу сотрудников компании). Их Роскомнадзор блокировать не будет. Однако пока не понятно, как он собирается их отличать от остальных.

5. Даже если все известные пользователю сервисы не показывают нужный сайт — для пытливых существует выход. Берутся два VPN: первый подменяет адрес на какую-нибудь Зимбабве, второй законопослушно дает зимбабвийцу доступ на сайт Навального. Только если уж от одного VPN скорость заметно падает, то от двух и вовсе урежется раза в четыре. Ну и шанс напутать с настройками тоже сильно возрастает.

6. Tor браузер остается рабочим решением для обхода блокировок даже в 2018 году. Забанить его уже несколько лет пытаются Китай и Белоруссия. У соседей даже получилось закрыть 6000 из примерно 7000 публичных узлов. Тем не менее полностью заблокировать Tor нельзя — у него есть закрытые сетевые подключения. Пользователь может получить доступ к сайту через них, используя «мосты». Если те, что уже встроены в браузер не подходят, можно запросить новые, отправив письмо с текстом «get bridges» на электронный адрес.

Вариант для упрямых

Для тех, кому недостаточно только периодически поглядывать запрещенные сайты, и нужны более серьезные методы защиты информации, существуют анонимные ОС.

Самая известная из них Tails — это как Tor, только целая операционная система. Разработана на основе Linux с уклоном в защиту данных. Она использует криптостойкое шифрование, «луковую» маршрутизацию, стенографическую защиту и другие шпионские алгоритмы. Ее даже на компьютер ставить нельзя. Нужно скачать ISO образ с офсайта на установочную флешку, запустить систему с нее, выполнить копирование на другую, а установочную съесть отформатировать. Вряд ли стоит упоминать, что такие меры не очень подходят рядовому пользователю.

Цензура по-взрослому

Как бы ни возмущались поборники свободы слова, ситуация с цензурой в России — «розовенькие цветочки». Настоящие «оттенки черного» в восточно-азиатских и арабских странах: Северной Корее, Китае, Иране.

КНДР

В Северной Корее, например, интернета нет вообще. Вместо него с 2000 года функционирует интрАнет с супергеройским названием Кванмен, никак не связанный с внешней сетью. По слухам, доступ во всемирную паутину выдается только по личному разрешению Ким Чен Ына: службе безопасности, партийным лидерам, МИДу, некоторым организациям, которые занимаются внешней торговлей или научно-техническими разработками. Простые смертные могут попробовать поймать южнокорейский 3G с контрабандных китайских смартфонов, но если их самих поймают — накажут по всей строгости.

КНР

Проект «Золотой щит» или в народе «Великий китайский файервол» — частый герой мемов. С 2003 года эта система блокирует сайты из черного списка по IP и URL и фильтрует весь внешний трафик по ключевым словам, таким как «права человека», изымая даже соответствующую поисковую выдачу. В стране заблокирован Google со всеми своими Gmail-ами и Gmaps-ами, Facebook, Twitter, YouTube, Instagram. Для всех ресурсов созданы местные аналоги. Неплохие, надо признать. Закрыт доступ ко всем иностранным СМИ на китайском языке. Так, жители поднебесной могут зайти на англоязычный BBC, а про существование китайской версии большинство даже не подозревает. Переписка в мессенджерах не шифруется, содержание сообщений проверяется. Хотя китайцев вполне устраивает их великий, могучий и рекомендованный правительством WeChat — пересесть на какой-нибудь анонимный Telegram они даже не пытаются.

Иран

В Иране все примерно так же: с 2011 года действует система инспекции внешнего трафика FilterNet (аналог «Золотого щита»), созданы свои поисковики (Yooz, Parsijoo), свои email-операторы и даже своя операционная система (Sharif Linux). Заблокирована почти половина из 500 самых популярных сайтов мира, включая, естественно, Facebook и Twitter. Доступ в интернет в принципе является государственной монополией — частные провайдеры могут только арендовать мощности у Телекоммуникационной компании Ирана. Более того, все это происходит в соответствии с законом: цензура в Иране закреплена Конституцией. А после беспорядков 2009 года был принят еще и закон «О компьютерных преступлениях», разрешающий блокировать контент, противоречащий «порядочности и общественной нравственности».

Интересен опыт Ирана в плане запрета VPN-сервисов. После нескольких лет безуспешной охоты, власти решили: если нельзя заблокировать, так хоть подзаработаем. Теперь в стране есть несколько одобренных правительством VPN, для подключения к которым граждане должны предоставить удостоверение личности и оплатить пошлину.

ОАЭ

В Арабских Эмиратах гоняться за сервисами обхода блокировок даже не стали. Просто запретили законодательно с наказанием в виде ареста или штрафа до 9 миллионов дирхам (больше 30 миллионов рублей). Причем правила распространяются и на туристов. Хоть прокси и VPN можно использовать в легальных целях, с точки зрения правительства ОАЭ любой, кто стремится скрыть свое реальное местоположение, вызывает подозрение.

Европа

Если вы думаете, что цензура в интернете — удел всяких недемократических государств, то зря. Европейский Союз тоже пристально следит за онлайн активностью. Например, в ноябре 2017 Европарламент одобрил документ (Consumer Protection Cooperation), позволяющий национальным организациям по защите прав потребителей блокировать сайты без заключения суда. Вы вдумайтесь: те, кто раньше искал на прилавках тухлое мясо, теперь решают, какой контент европейцам можно потреблять.

В Германии много шума наделал вступивший в полную силу в январе этого года закон, аналогичный нашему законопроекту о соцсетях. Он обязывает такие веб-ресурсы как Facebook, YouTube, Twitter, Reddit, Tumblr, Flickr, Vimeo и даже VK удалять неправомерную информацию под угрозой штрафов. Также он требует наличие законного представителя таких сервисов в Германии для направления пользовательских исков и запросов информации от следователей.

Белоруссия

Цензура у братьев белорусов началась в 2001 году, когда во время выборов президента «Белтелеком» заблокировал десятки политических ресурсов. Прежде всего, оппозиционный сайт Хартия'97. В 2010 Оперативно-аналитический центр при Президенте получил право контролировать интернет-трафик. В том же году указ № 60 обязал провайдеров идентифицировать пользователей по паспортным данным, а владельцев компьютерных клубов и интернет-кафе хранить информацию о доступе посетителей к интернету. Также в стране действует постановление, запрещающее средства обхода блокировок. В «БелГИЭ» уже потратили около 2,5 миллионов (в российских рублях) на систему автоматизированного поиска таких средств. Тем не менее более 70% белорусов считают, что цензура в интернете нужна. Из них половина поддерживает блокировку сайтов оппозиции.

Информационный мир стремительно меняется. Еще вчера дети мечтали стать космонавтами, как Гагарин, а сегодня — криптовалютными миллионерами, как братья Винклвосс. Интернет, медиа и технологии наполняют все наше пространство и время. Они как атомная энергия — могут созидать и могут разрушать. Так что же такое цензура в современном онлайн-пространстве: неизбежное зло или правила игры, рабские оковы или необходимая защита? Как считаете вы?

Владимир Блинов, digital-агентство «Интериум»

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)

Контакты между Генштабом ВС РФ и военным комитетом НАТО — это хороший сигнал.

Пока финансирование здравоохранения будет устроено так как сейчас, не будет нормальной медицины.

На днях исполнилось 98 лет со дня смерти поэта Николая Гумилева.

Ровно 29 лет назад, 24 августа 1990 года, в Нью-Йорке умер Сергей Довлатов.

Корреспондент КП рассказал о разрушенных храмах северных регионов России.

У командира воздушного судна очень интересная судьба.

Выживание отрасли переработки мусора в условиях усиления налогового администрирования.

Не могу понять всеобщих восторгов от Тарантино.

Почему ретейлу так нужна эта самая «избыточная» упаковка?

Кредитование физлиц коммерческими банками стало самым динамичным сегментом рынка банковских услуг.

В чем проблема нашей политической культуры.

Бывшие бойцы спецподразделения в столице — идея так себе.

|статья
Вис Виталис

Шукшинского культа я не поддерживаю. Понимаю, откуда он взялся, но не вижу в нем смысла.

Почему в Израиле нет обманутых дольщиков

|статья
Вис Виталис

Хотят сделать «Бригаду» и «Брата», но в уме-то явно держат «Лицо со шрамом» и «Крестного отца».