Войти
Войти через социальные сети
Войти как пользователь «Ридус»

У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Забыли пароль? Восстановить

Свернуть меню

Фотопутешествие в очаровательный край, где нужно опасаться людей

05 декабря, 00:21 | Павел Глазунов
Свернуть описание Показать описание

Хочу продолжить, некогда начатую фотоисторию о сказочном о красоте своей регионе.

Если вдруг вы решите приехать на летний отдых в Туву, то вам просто необходимо будет посетить базу Рубена Ыныылай, что на озере Тора-Холь в Эрзинском кожууне.

Дорога в Эрзин
Виды на озеро неповторимы!

Здесь можно снять домик, а можно и юрту. Где еще вы сможете почувствовать себя хоть на несколько дней в роли кочевника?

Пару ночей в первую свою поездку на Торе Холь мы с друзьями провели именно в юрте. Они рассчитаны на четыре-шесть человек.

Вам предоставят здесь и печку, и мангал — все, что только необходимо для комфортного отдыха на природе.

Юрты на Торе Холь

Если вы не стремитесь к экзотике, то вам предложат деревянный домик, рассчитанный на четверых гостей.

Деревянные домики

Есть еще несколько летних домиков — тоже четырехместные, но не отапливаемые. Впрочем, поверьте — вы не замерзните. На базе большое кафе, где вы можете попробовать суттуг-шай (соленый зеленый чай с молоком — национальный напиток степняков), иззиг-хан (кровяные колбаски), кара-мун (аналог шурпы) и другие национальные блюда. Причем качество блюд на высоте.

Но чем же заняться отдыхающему на Торе-Холе? Это озеро — место гнездования нескольких видов краснокнижных птиц — тут и всякие красавки, японские журавли и прочая птичья экзотика, встретить которую в другом каком месте проблематично…

А вообще, две из трех моих поездки на Торе-Холь были связаны с желанием порыбачить. Нет, не моим желанием. И вот, ради рыбалки-то мы сюда и приезжали.

Рыбачить с берега, где стоит база, не совсем удачная идея. Чтобы наловить рыбы, нужно проехать несколько километров вдоль западного берега в сторону монгольской границы. Там стоянка Алдын-оола. Он не только скотовод, владеющий несколькими сотнями голов скота, но и… рыбак.

Это довольно неожиданно — ведь как и монголы, тувинцы в большинстве своем зазирают рыбу. Вернее, зазирали до недавнего времени. Сейчас едят.

Уже не редкость встретить в Кызыле тувинского паренька со спиннингом, возвращающегося с рыбалки на Енисее. Вот и Адын-оол — хоть и настоящий степняк, почти не говорящий по-русски арат — еще и рыбак. У него есть все, что нужно для рыбалки — лодки, сети…

Проверять сети

Оба раза рыбалка прошла не очень удачно. Первый раз на озере поднялась высокая волна, что не дало нам возможности пройти проверить сети (признаться, часть сетей ставилась вообще на монгольской части озера) с удочкой и вовсе ловить нечего было.

А во второй раз стояла жара под сорок, рыба вся залегла на дно, где прохладней, а потому нам попалась только эта дурная щучка, что у меня в руках на фото.

Автор со свежевыловленной щукой. Кстати, щука тут отличается от привычной нам плоской — здесь она круглая

Первый раз мы приехали на открытие базы, а потому был праздник. А какой праздник у тувинцев без хуреша? Это такая национальная борьба.

Суть схватки заключена в том, чтобы заставить противника коснуться земли третьей точкой опоры — рукой, коленом, задницей, всем туловищем. Пока ты на ногах — ты борешься, как только коснулся земли чем-то еще — ты проиграл.

Хуреш. Схватка начинается

Перед началом и по окончании схватки обязателен девиг — «Танец Орла». Борцы изображают парящего орла, подняв и раскинув в стороны руки, похлапывают себя по бедрам с внутренней и наружной сторон. Девиг — это своего рода предбоевая медитация.

Хуреш — бросок и мгновение до победы

Борцы одеты в специальную одежду — трусы и жилетку из плотной ткани (раньше они были кожаные) и мягкие кожаные сапоги. Вообще, хуреш — это культ у тувинцев. Мальчики начинают бороться с младенчества. Быть может, именно потому мой сын, принявший участие в полудюжине, как минимум, схваток, ни одной не выиграл.

13-летний сын автора борется с 16-летним тувинцем

Все соперники моего сына были старше его на три-четыре года. Тем интересней проходили схватки. В итоге, проиграв все, сын получил приз за волю к победе — не то пятьсот, не то тысячу рублей от одного из организаторов. И да, мой сын тоже исполнял девиг, раз уж хуреш без него не бывает.

Сын автора, одетый в шуудак

Борцы хуреша пользуются среди тувинцев огромным авторитетом. О них слагают песни, им даже ставят памятники. Как, например, памятник в Эрзине Арзылану Кудереку в полный рост.

Этот борец жил сто лет назад и был многократным чемпионом Урянхая и Монголии по хурешу. О нем ходят легенды. Старики рассказывают молодежи, что Арзылан Кудерек был такой силы, что мог переломить человека, обхватив его руками. Впрочем, и памятник ему впечатляет.

Памятник чемпиону хуреша Арзылану Кудереку

Но вот что больше всего впечатляет в степи — это тишина. Она воистину оглушающа!

Приехав из города с его непрестанным движением, с его суетой, теснотой, многолюдием, выходишь в степь, проходишь с километр-полтора, и будто ты на другой планете.

Как говорил уже — только цикады нарушают эту тишину. Такого покоя, пожалуй, не испытаешь ни в тайге, ни на море, ни в горах. А как прочувствуешь этот покой, побываешь на стоянке арата, посмотришь на его жизнь, начинаешь понимать степняков. Это не опишешь словами, не перескажешь этих ощущений, чувств. Это надо пережить.

Стоянка аратов близ озера Торе-Холь

За многие сотни лет, пока быт степняка не менялся, у кочевников сложился особый жизненный уклад. Это и есть азиатчина — со всеми своими плюсами и минусами, прелестями и отвратностью для европейца. Роман Федорович фон Унгерн-Штернберг был настолько очарован дикой первобытностью кочевников, что именно на них планировал делать ставку в своей борьбе за освобождение России от большевизма.

Попробуйте сами. Пожить в юрте, например…

Кстати, о юртах. Круглая форма, как говорят, идеальна. А сама конструкция юрты, делающая ее мобильной, чрезвычайно удобна. Общий вес юрты с диаметром 6 метров составляет порядка трехсот килограммов. Я был немало удивлен, узнав, что полностью собирается она всего за каких-то полтора часа.

Сначала выставляется деревянный каркас юрты
Дальше юрта оборачивается теплым войлоком. Зимой тут не замерзнешь — жара от небольшой печи, топящейся сушеными кизяками, вполне хватает, а войлок надежно сохраняет это тепло. Летом же сорокаградусная жара не проникает внутрь юрты, спасая жильцов своих от теплового удара.
В завершение юрта оборачивается и обтягивается. Наверху остается круглое окно в потолке, которое закрывается в случае дождя. Три человека и десятилетний ребенок не спеша за полтора часа поставили нашу юрту.

Удивительный, скажу я вам, комфорт.

Отдыхать на Торе Холь можно долго. Три-четыре дня нужно как минимум. Из неудобств — уборные «типа сортир» стоят в доброй сотне метров от жилья. Электричество тут выдает дизельная станция, и потому включают ее только ближе к вечеру.

Впрочем, оно не особо тут и нужно. Мобильной связи тут нет, а если нужно позвонить, то вам покажут, куда нужно подняться, пройдя пару-тройку километров, чтобы поймать волну «МегаФона».

Как я уже сказал, на Торе-Холь путешественник может чувствовать себя в принципе в безопасности, если приехал отдыхать именно на базу Рубена. Если даже у вас и зреет какая-то конфликтная ситуация с кем-то из отдыхающих тут тувинцев, вам достаточно обратиться к нему или, если Рубена на базе нет, к кому-то из администраторов. За три своих поездки на Торе-Холь я не припомню ни одного конфликта, случившегося на базе. Признаться, это меня даже несколько удивило — я знаю буйный нрав тувинцев, и писал о нем в предыдущей истории.

Озер в Туве множество. Некоторые озера имеют похожие (для русского уха) названия. Торе-Холь, о котором я рассказал и Тере-Холь, например — совсем другое озеро, на котором сохранились остатки уйгурской средневековой крепости.

Есть озера с одинаковыми названиями: минимум два озера Дус-Холь, что в переводе означает просто «Соленое озеро» — Дус-Холь-Сватиково, что в полусотне верст от Кызыла, и Дус-Холь в Тес-Хемском районе, особо далеко от Торе-Холя.

Соленые озера Урянхая обладают уникальными лечебными свойствами. Грязелечебницы можно строить на каждом, пожалуй, соленом озере Тувы. Но ярче всех — это именно Дус-Холь-Сватиково. Быть может, оно просто более развито? Тут несколько пансионатов, из которых я рекомендовал бы «Силбир». Но есть и другие, какие-то более, какие-то менее комфортабельные, с трехразовым питанием и без такового.

Дус-Холь-Сватиково — озеро уникальное. Тут тебе лечение и суставов, и кожи, и просто отдых от забот. Содержание солей выше, наверное, чем в Мертвом море. А красная рапа, пока будешь лежать на воде, отдыхя от городской суеты и хлопот, сделает бесплатный пилинг. От Кызыла всего-то пятьдесят километров. Хоть каждый вечер можно ездить. А уж в субботу…

рязелечение. Вот в таком виде отдыхают на Сватиково. Тут несколько видов лечебных грязей, обмазываться которыми необходимо, следуя определенным алгоритмам. Ну, и исцеление вам обеспечено

Вообще, о туристических прелестях Урянхая можно рассказывать долго. Увы, но сам я мало, где еще успел побывать. И понятно, что картинка, которую рисуют для туриста, не всегда близка к истинному положению дел. В случае с Тувой это как никогда верно.

Еще в первой части своей истории я упомянул, что это край всеобщей ненависти. Страхом тут пропитано все. Условные «девяностые» никогда не покидали эти земли.

Весной средь бела дня напали на Мергена Макаря — начальника департамента культуры, спорта и молодежной политике кызылской мэрии, разрезав ему рот до ушей. Вряд ли здесь хоть один день проходит без того, чтобы кто-то кого-то не покалечил, а то и не убил.

Еще полтора десятилетия назад сотни и тысячи тувинцев от мала до велика работали по сбору… гашиша в Шагонарской долине, а сенатор от Тувы и мать Ксении Собчак Людмила Нарусова вполне серьезно строила планы легализации марихуаны в отдельно взятом регионе.

Когда-то тувинцы обращались к Русскому Царю, чтобы тот взял Урянхай под свой протекторат, и в 1914 году это свершилось. Но тувинцы оказались слабы перед большевистской агитацией. И когда совершилась революция, ораты бросились грабить баев и устанавливать «народную власть».

Не обошлось тут и без русских революционеров. Тувинская Народная республика с радостью согласилась на статус марионеточного государства. Тувинские большевики грабили и убивали русских беженцев, пытавшихся через Урянхай и Монголию уйти в Китай. Естественно, что все прелести советской жизни в виде репрессий, повального доносительства, силой навязываемого атеизма — все эти отличительные черты коммунистического режима нашли свое отражение и в ТНР. Были разрушены практически все буддийские святилища, разорены монастыри. Религия стала практически под запретом. И это все не могло не отразиться на общем развитии народа.

Памятник «Непокоренный» — жертвам политических репрессий. Думаю, что не все кызылчане знают, где именно стоит этот памятник. Он просто затерян во дворах. Судя по всему, когда вопрос о политических репрессиях стал в тренде, решили его поставить. Ну, а поскольку видные места заняты отцами-основателями, воткнули его где подальше…

22 июня 1941 года, едва в Туве узнали об объявлении Германией войны Советскому Союзу, Верховный Хурал объявил войну Германии. Понятно, что оказать какую-то военную поддержку Советскому Союзу Тува не могла — ее армия не составляла и пятисот человек.

Зато вот конями, скотом, мясом, шкурами — это да. Каждый орат обязан был сдать определенное количество шкур, мяса, шерсти. Планы не спускались из Советского Союза — это была целиком тувинская инициатива. А в честь первых одиннадцати (!) добровольцев, ушедших на войну с Германией весной сорок третьего в центре Кызыла установлен памятник. Это потом был еще целый эскадрон…

Кстати, вот как раз по поводу этого эскадрона среди тувинцев ходит такое поверие — немцы, мол, пуще огня боялись тувинских всадников, и бежали от них не видя света…

Как и все маленькие, но гордые народы, тувинцы любят придумывать о себе легенды. Этим они очень похожи на украинцев. Ну, или украинцы на тувинцев.

Так, согласно другой легенде, чеченские боевики, узнав, что против них выехал тувинский ОМОН, побросали оружие и разбежались в ужасе. Тувинцы схожи с украинцами и своим национализмом в смеси с ненавистью к русским. Более того, именно на противопоставлении себя русским и зиждется тувинский национализм. Как и украинский.

А ведь это именно русские дали тувинцам письменность, построили больницы, школы… Так, в Кызыле даже памятник стоит — первым русским учителям.

Памятник первым русским учителям

Урянхайский край — самый ервазийский регион нашей страны. Здесь крайне причудливо переплелись достижения европейской цивилизации и азиатское варварство. Тут можно высокопоставленного чиновника видеть на рабочем месте в национальной одежде. Ну, а уж на улицах национальные халаты, орнаменты — повсеместно.

Дети в национальном платье. Кызыл
Игра в панчык — азартная национальная игра.

В отличие от родной для меня Хакасии, где хакасы давно уже ходят в европейском платье, в Туве национальные наряды выглядят естественно. Как, впрочем, и украинские вышиванки в Черновцах. А вот в Хакасии традиционный национальный костюм уже, видимо, совсем позабыт…

Алкоголь — вот он бич, выкашивающий тувинский народ, приводящий к крайней степени деградации. Алкоголизм тут повсеместный. Окажетесь в Туве — избегайте пьяных застолий с местными.

Там так говорят — если двое тувинцев сели пить, один из них должен умереть. Пьяная поножовщина тут вполне обыденное явление. И так же обыденно происходит заклание барана… в благоустроенной квартире. Да, прямо дома в ванной. И никому дела нет, что от шерсти забьется канализация. Прямо дома, в квартире, в ванной…

А как же в Туве любят праздники! Не знаю другого такого региона, где бы столько и так отдыхали. 

Для тувинцев любой повод подойдет, чтобы не работать. Вот, к примеру, день животновода — Наадым. В этом году он длился практически неделю. И ведь не заставишь тувинца работать, если хоть какой-то праздник.

Но, нужно отдать должное — праздники проходят красиво. Вот, тот же самый Наадым. Вероятно, это главный праздник года. И все районы, все более или менее крупные хозяйства стараются показать все свои достижения за год.

Тут вы будете приятно удивлены, увидев таких вот настоящих красавиц, коих вы никогда не увидите ни в один из обычных будних дней.

Девушка, представляющая Улуг-Хемский кожуун. Наадым-2017
Автор с представительницами Каа-Хемского кожууна. Наадым-2017
Чум оленеводов Тоджинского кожууна. Наадым-2017
Оленеводы Тоджинского кожууна. Наадым-2017

Тоджа — одно из красивейших мест Урянхая, в настоящее время активно разоряемое китайскими предпринимателями, выкупившими концессию на добычу полезных ископаемых. Такими темпами, скоро и не будет на Тодже северного оленя — ни дикого, ни одомашенного.

Внутри чума. Наадым-2017
Представители одного из кожуунов (районов) республики изображая какой-то обряд. Наадым-2017

Ну, и напоследок — несколько слов о собственно Кызыле.

Сложно полюбить этот город. Особенно зимой — тут просто нечем дышать. Летом-то еще куда ни шло — грязные, разбитые и неухоженные улицы (кроме двух-трех центральных) — все это еще относительно терпимо.

Но вот едва начинается отопительный сезон и в городе становится нечем дышать. Сажа стоит в воздухе, оседает на одежде, легких. Такой вот он, тувинский уголь, которым топится местная ТЭЦ. Если бы не эта неприятность, то и 45-градусные морозы не были бы так страшны. Сухой воздух. Сухой мороз. Он переносится довольно легко…

Такси по городу стоит от 80 до 150 рублей, в зависимости от направления поездки. Кроме такси общественный транспорт — это маршрутные «Газели». Ну, это уже песня, грустная песня, которую стоит петь хором.

Представьте «Газель»… ну, сколько в нее может забиться пассажиров? Скажу — тринадцать по документам. В кызылскую же маршрутку умещается и тридцать. При этом водитель ведет себя на дороге так, будто он один и только ему надо спешить.

Останавливаются «Газельки» где угодно — махнул человек рукой и машина подлетает к нему. Сервис! И плевать всем на аварийные ситуации. Не редкость тут и пьяные водители этих самых маршруток.

Несколько слов и об общепите, думаю, стоит сказать. Есть несколько кафе национальной тувинской кухни. Как, например, очень приличное кафе-юрта «У Субедея» в центре города. Если вы хотите насладиться по-настоящему качественной тувинской кухней, то вам сюда. Хоть просто попить суттуг-шай, хоть полноценно пообедать или поужинать.

Юрта-кафе «У Субедея"

Тува… Урянхайский край… Он прекрасен. Он имеет такой богатый туристический потенциал, но… есть одно, НО — это местные жители. Именно так. И пока культивируется в умах молодежи именно такое отношение к жизни, к окружающим как сейчас — Тува так и будет оставаться «Южно-сибирской Украиной». Да, именно так — тувинцы являются главной проблемой Тувы.

Но к счастью, и тут есть молодые люди, которые стремятся к развитию, которые хотят, чтобы Туву перестали ассоциировать с пьяной поножовщиной, криминалом, ненавистью и страхом. 

Есть тут такие, кто хотел бы, чтобы мы все видели Урянхай цветущим краем, где бросаются в глаза не опустившиеся люмпены, а желто-зеленая степь, стоянки аратов, табуны лошадей и несметные отары овец… И пусть таких молодых и не очень людей становится больше.

Но есть там, в Урянхае, и другие места, где живут совсем другие люди. Я говорю о Верховьях… Верховья́х, как говорят там — с ударением на последнем слоге… Но это уже история для следующей части моего повествования. 

Сохранить
в других СМИ

Комментарии (2)

Для комментирования новости авторизуйтесь
или войдите через социальные сети:

Очень познавательно,спасибо.