Кино: завершён документальный проект «Русские евреи»

Кадр из документального фильма «Русские евреи. Фильм третий. После 1948 года»

«Русские евреи. Фильм третий. После 1948 года»

Россия, реж. Сергей Нурмамед, автор и ведущий — Леонид Парфёнов, документальный.

Страница фильма

Послереволюционная эйфория прошла — и теперь «национальность стала судьбой». Забыто, что даже сам Карл Маркс был евреем по происхождению, но немцем по языку; отныне национальность определяется исключительно по крови. И одно уже наличие пятого пункта в анкете указывает, что при всём многообразии одна национальность среди всех — «ущербная», «по сути — позорная».

Трейлер документального фильма «Русские евреи. Фильм третий. После 1948 года»

«После 1948 года» — достойное завершение уже хорошо известного цикла, масштабного проекта, в котором очень сложная и подчас даже взрывоопасная тема подаётся увлекательно, живо, совсем не так, как на временами скучных уроках истории. Финальная часть трилогии — столь же объёмная, столь же громадная по количеству вмещаемого материала. Это фильм, после которого говоришь сам себе: «Ну, теперь я знаю всё по заданной теме».

Охватываемые здесь четыре десятилетия — это время, когда евреев в нашей стране перестали любить. И точка отсчёта нового официального отношения советской власти к евреям — январь 1948 года, когда в Минске был убит Соломон Михоэлс, не просто выдающийся артист, но глава Еврейского антифашистского комитета, который теперь, когда необходимость в нём отпала, следовало, по логике тогдашнего времени, разгромить, но сперва — обезглавить. Михоэлсу устроили пышные похороны, его убийцы-чекисты получили ордена, прочие члены комитета были посажены или расстреляны — и даже жена самого Молотова, Полина Жемчужина, была сослана в Казахстан (её же первой освободили сразу после смерти Сталина).

Кадр из документального фильма «Русские евреи. Фильм третий. После 1948 года»

«Антиеврейская кампания разрастается до нового государственного патриотизма: борьба с космополитизмом», — рассказывает Парфёнов, приводя в пример переименование ленинградского кафе «Норд» в «Север». Как обычно, автор ловко оперирует устоявшимися штампами, отчеканивая аксиому описываемой эпохи: «СССР снова — крепость в кольце врагов, а евреи — пятая колонна».

И дальше идёт строго по списку: послевоенные заморозки, оттепель, дело врачей («Коварные евреи-врачи травят своих доверчивых русских пациентов»), скандал вокруг романа Бориса Пастернака «Доктор Живаго», другой скандал, тоже страшный, вокруг поэмы Евгения Евтушенко «Бабий яр» и написанной на её основе 13-й симфонии Шостаковича («Возмутительно само обращение к табуированной теме»).

Отдельный сюжет — противоречивые отношения с Израилем: новую страну СССР признал первым в мире (Сталин поверил, что еврейское государство станет просоветским), но уже вскоре в отечественной пропаганде закрепилось мнение об Израиле как о «марионетке США». А уж после Шестидневной войны 1967 года и последовавшего затем реванша, также проигранного арабскими странами, Израиль и вовсе «худшая страна мира», дипломатические отношения с которой окончательно разорваны.

Кадр из документального фильма «Русские евреи. Фильм третий. После 1948 года»

«Даже оттепель не восстанавливает евреев в политических правах», — говорит Парфёнов, подмечая, что «еврей уже никогда не войдёт в руководство страны» (хотя позднее особо бдительные будут подозревать в еврейском происхождении Андропова). Но совсем уж без евреев, конечно, было не обойтись.

Эмиль Гилельс — главный пианист, Давид Ойстрах — главный скрипач: «Знаменосцы советского многонационального искусства». Михаил Ботвинник — первый советский чемпион мира по шахматам, величаемый в прессе «патриархом шахмат» («Ну не верховным же раввином», — шутит Парфёнов).

Легендарный ныне хореографический ансамбль «Берёзка» создан еврейкой Надеждиной, первые советские телевизоры КВН получили своё название в честь трёх создателей, двое из которых — евреи. Даже атомная и водородная бомбы — это дело рук не только Курчатова и Сахарова.

Кадр из документального фильма «Русские евреи. Фильм третий. После 1948 года»

Балетная прима СССР — Майя Плисецкая («В области балета мы впереди планеты всей»), поэт Борис Слуцкий своим стихотворением «Физики и лирики» обозначает широчайшую общественную дискуссию, отозвавшуюся и в «Девяти днях одного года» Михаила Ромма («Программный шестидесятнический фильм», — подчёркивает Парфёнов).

Основоположники соц-арта Комар и Меламид, Эрик Булатов и Илья Кабаков (который в XXI веке окажется самым дорогим нашим современным художником). Аркадий Райкин — «главный советский комик, исполнитель самых острых разрешённых шуток», и его автор — Михаил Жванецкий. Евреи-переводчики: Самуил Маршак, Семён Липкин, Лилианна Лунгина, Борис Заходер. Профессор Розенталь — автор 150 учебников и пособий по стилистике русского языка, «главный прикладной русист XX века».

Отмечая, что «в официальной общественной жизни евреев больше не видно», Парфёнов тут же признаёт, что «в лёгкой музыке еврейское участие даже усилилось», напоминая нам, что главные песни о России написаны именно ими (исторический анекдот: песню «Русское поле» объявляли на концертах как просто «Поле» из-за еврейских фамилий авторов).

Кадр из документального фильма «Русские евреи. Фильм третий. После 1948 года»

Как водится, Парфёнов лично представляет избранные адреса — хотя на сей раз география его перемещений может показаться даже «скромной». Вот он у Московской хоральной синагоги; вот на Тверской — указывает на дом валютного спекулянта Яна Рокотова, подпольного миллионера конца 50-х годов; вот на проспекте Мира — здесь жил когда-то Высоцкий.

Вот он выходит на Красную площадь с плакатом «За вашу и нашу свободу», иллюстрируя демонстрацию протеста против ввода войск в Чехословакию (из семи вышедших тогда правозащитников четверо — евреи). Вот по примеру «инакомыслящих» демонстрантов снимает шапку на Пушкинской. Вот повторяет «подвиг» художника Оскара Рабина на «бульдозерной выставке» — и сам хватается за ковш бульдозера, проезжая так несколько метров.

Кроме того — Минск, Одесса, могила Александра Меня, музей танковых трофеев близ Тель-Авива. Самая дальняя командировка — Нью-Йорк, где ведущий присаживается на ступеньки дома Иосифа Бродского, а затем прогуливается по Брайтон-Бич, когда речь заходит о советско-еврейской эмиграции в США.

Кадр из документального фильма «Русские евреи. Фильм третий. После 1948 года»

Разительные отличия третьей части «Русских евреев» от предыдущих двух связаны с близостью к нашему дню. Отсюда масса естественных заимствований из исторического цикла «Намедни» — отчего рассказ теперь идёт не только о евреях, но и обо всей стране в целом (что очевиднее всего в тех местах, где евреи упоминаются лишь по касательной).

Отсюда увеличившийся хронометраж хроники и как следствие — сокращение визуальных изысков и постановок, которые оживляли, конечно, повествование, но были всё же в первую очередь необходимы ввиду естественной нехватки иного материала (самая яркая игровая линия данной серии показывает типичную советскую семью из коммуналки, которая сперва вслух зачитывает газетные статьи про «американских наймитов», а спустя время дивится их опровержению).

Отсюда — интервью с живыми свидетелями и участниками событий. В кадре — вдова Синявского Мария Розанова, правозащитники Павел Литвинов и Людмила Алексеева, автор книги о карательной медицине Александр Подрабинек, лицо протестного движения советских евреев-отказников Натан Щаранский…

Кадр из документального фильма «Русские евреи. Фильм третий. После 1948 года»

Чего не следует ждать от «Русских евреев», так это, к сожалению, книги: Леонид Парфёнов, успешно перенёсший на бумагу многие свои телевизионные проекты, на сей раз полагает, что это именно «экранный» рассказ — и по отдельности обо всём об этом давно и много уже написано и без него (эпиграф к серии, например, взят из работы Александра Солженицына «200 лет вместе»). В остальном же и этот фильм, и вся трилогия в целом — образцовая познавательная документалистика, сделанная по-настоящему мощно — на годы, на десятилетия, на века.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (1)

  • Small 4b79a851aa
    Грибы с Альфа Центавра 35600+ / 7-ая экспедицыя.21 сентября 2017, 11:04

    1. Парфёнов - он *джыдай*, то есть соцыальный паразит. Соответственно, фабула этой фильмы - это искажённая субъективно-паразитическим видением *джыдая* картина мира.
    2. Теперь о *евреях*. Сие понятие размыто заинтересованными сторонами настолько, что можно одни и те же факты действительности, где присутствует (вставляется) термин *еврей*, толковать как угодно.
    Что же делать?
    Включать мозги, в первую очередь.
    Вот Мы включили и получилось следующее:
    МНЕНИЕ ГРИБОВ:
    1. Парфёнов, являясь *джыдаем*, правду о *евреях*, с которыми он, несомненно, повязан, никогда не скажет. А будет только брехать, искажая реальную картину мира.
    2. Мы, опираясь на Наше Учение *О соцыальных организмах и соцыальных паразитах*, щитаем что у понятия (термина) *еврей* есть два уровня:
    а) личность отдельного организма, ходящего в синагогу, это организм с поведенческим кодом (софтом) еврея в голове. Эти организмы, сами по себе, никакой опасности для соцыума по имени Русский мир не представляют. Живут себе, и пусть жывут. женятся, размножаются. Лишъ бы законы не нарушали и не вредили окружающим. Кароче, люди как люди.
    б) *еврей* как член сообщества организмов, не обязательно ходящих в синагогу, но называющих себя *евреями*, исходя из каких-то своих туманных понятий. Это так называемые *еврейские* организацыи. Как правило это организацыи - *иностранные агенты*. И как правило, эти организацыи имеют абсолютно недружественные намерения по отношению к государственному организму по имени Россия. Вот тут-то, при таких обстоятельствах, их и надо глушыть. Ибо это враги русского мира. Однозначно.
    Грибы.

В других СМИ:

Картина дня

Бездна новостей
Все новости
распахнутьcвернуть

гражданская журналиcтика

Как привить любовь к русской кухне и отеческим привычкам?

В ходе разбирательства были исследованы доказательства.

интересное

Сценарием займется писатель, работавший над «Скайуокер: Восход».

Увольнение произошло на фоне активной разработки грядущих проектов студии.

Ученые сравнили результаты с прошлой эпидемией SARS.

полезное

Пагубное влияние может оказать даже незначительное количество алкоголя.

развлечения

Аквапарк — не только источник веселья и радости, но и очень опасное место.