Константин Долгов

Политический эксперт

Политический эксперт, консультант. Директор Центра евразийской интеграции. Экс-спикер Министерства иностранных дел ДНР.

Все статьи автора
автор

Союзная идентичность

00618

Ни одна страна не может развиваться сама по себе. Ни одна. Даже если страна не ставит перед собой никаких стратегических целей, а просто жаждет «процветания ради процветания». Даже в этом случае стране, государству нужны союзники. Просто такая страна ищет не равных себе союзников, а покровителей, патронов. 

Страны Восточной Европы вступали в Евросоюз именно в поисках патронов. Чтобы привязать этих патронов к себе покрепче. Чтобы показать, что именно они, восточноевропейские страны, — самые верные, послушные и надёжные клиенты Старой Европы.

Если же страна стремится быть чем-то большим, чем зажиточным хутором, и ставит перед собой стратегические цели, без союзников ей не обойтись. Намерена страна занять или сохранить за собой значимое место в мире, быть геополитически, цивилизационно значимой, — нуждается в союзниках. И даже не в союзниках, а в союзе и союзах как таковых. В союзной идентичности.

Для страны это важно не только по соображениям прагматической геополитики. Хотя, конечно, союзники в масштабных, «всемирных» проектах очень нужны. 

Впрочем, некоторые предпочитают обходиться партнёрами, к месту и не к месту вспоминая слова Александра Третьего о единственных верных союзниках России — её собственных армии и флоте. Слова, конечно, яркие, запоминающиеся; однако всякое крылатое выражение слишком легко отрывается от тех конкретных обстоятельств, в которых прозвучало. Не ко всем императорским словам стоит прислушиваться в XXI веке: с императорами нынче вообще конфуз за конфузом. Формула «два верных союзника» легко обрекает государство на жизнь в окружении врагов, которых само государство и пестует по указанной формуле.

Так вот, дело не только во внешней политике, но и в мировоззрении народа. Грамотно выстроенная союзная идентичность способна предупредить очень опасные мировоззренческие заболевания — ультранационализм, фашизм. Никакой контрпример не обладает таким профилактическим действием. Казалось бы, что может быть нагляднее, чем пример сегодняшней националистической Украины? Что ещё нужно, чтобы сформировать в народных массах стойкое отвращение к национализму всех сортов? Однако посмотрите, как много российских граждан отреагировали на украинскую националистическую катастрофу зеркально, таким же пещерным национализмом, только с пометкой «рус». 

Нет, контрпримеров недостаточно, нужна позитивная профилактика. Подчеркну: речь идёт не о стирании идентичности национальной, а о дополнительной идентичности, наднациональной; союз не предполагает «обнуления нации». Наоборот: только в союзе нация и может раскрыться наиболее полно, реализовать себя в мировом масштабе, но уберечься от заболеваний исключительности, избранности и прочей арийскости.

Многим захочется возразить, поспорить: а как же, дескать, Великобритания без союзников неплохо себя чувствовала долгие десятилетия? Или вот США сегодня? 

Не тратьте силы и время, спор будет беспредметным: Великобритания себе вместо союзников создавала и развивала колонии, а США сами по себе — союз. 

Многие «аналитики» с удовольствием рассуждают о скором неминуемом выходе Техаса или Калифорнии из состава Штатов. Эти забавные разговоры дальше от действительности, чем памятные революционеры — от народа, зато они прекрасно иллюстрируют союзную сущность США. И, кстати, «федеральная» идентичность в Штатах функционирует, хоть и с явными перебоями. 

Нам-то, конечно, в глаза бросаются локальные войны фермеров или рабочих с федеральными войсками и ФБР. Но если бы «федеральная» идентичность там не функционировала вовсе, то и Штатов уже не было бы. И, опять же, кто бы расстраивался, только не мы; однако для «вольных штатов», для всех этих алабам, аризон, а равно нью-йорков и нью-джерси самостоятельное существование ничем хорошим не закончилось бы.

Оставим США на их заокеанском месте, пусть с ними Северная Корея разбирается. Вернёмся к нам. Я глубоко убеждён в том, что единственный для наших народов, народов Советского Союза, способ развиваться и достигать стратегических целей — это выстраивать наднациональную союзную идентичность. 

Ещё раз подчеркну: не «вместо» национальных идентичностей, а вместе с ними. И вариантов у нас не так много. На что можно опереться? Исторически — конечно, на СССР. Это — фундамент, достаточно прочный и достаточно перспективный. Не буду сейчас касаться социалистической и коммунистической составляющих этого фундамента. Не потому, что они не важны, а потому, что разговор о них нужен отдельный — хотя то, что у социализма и коммунизма есть будущее, тогда как будущее капитализма вызывает «глубокую озабоченность» своим отсутствием, для меня представляется очевидным. Но давайте оставим этот вопрос на будущее, извините за каламбур.

Констатируем: фундамент есть, он актуален сегодня, и не только в России, но и в порабощённых и оккупированных агрессивным олигархатом бывших союзных республиках, от Молдавии до Украины. Если бы не этот фундамент, то, думаю, никакой «русской весны» на Украине не было бы. 

Она ведь и «русской» называлась в сугубо советском, не-этническом, смысле, по языку межнационального общения. Кстати, советский вариант соотношения национальных и наднациональной идентичностей не подразумевал никакого «растворения», «подавления» и прочих неприятностей, о которых так любят кричать националисты. В советских паспортах личные данные дублировались национальным языком, в информационной и культурной республиканских сферах национальные компоненты отчётливо доминировали. Безусловно, были нюансы, колебания как в национально-местечковую, так и в противоположную сторону, но — только нюансы, не более.

Итак, советский фундамент — фундамент исторический — есть. А фактический фундамент, есть ли он? На что можно сегодня опереться, выстраивая наднациональную союзную идентичность, на какой союз? Ответ очевиден: на Союзное государство России и Белоруссии. И этот очевидный ответ немедленно порождает ряд очевидных вопросов. У меня один из этих вопросов назрел очень давно. Уставом Союзного государства предусмотрены флаг, гимн, герб. Видели вы флаг или герб Союзного государства России и Белоруссии? И я не видел. А гимн слышали? И я не слышал. При этом нельзя сказать, что проект Союзного государства — это «бумажная реальность». Есть удачные примеры эффективного союзного сотрудничества — например, общая программа ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. Их пока не так много, этих удачных примеров, но они есть. А государственной символики — нет.

Между тем житель какой-нибудь Австрии, например, ежедневно видит на официальных зданиях не только австрийскую символику, но и символы Евросоюза. И звёздный круг на синем полотнище ничуть не мешает австрийскому флагу. 

Сколько бы наши бравые публицисты ни писали об утрате европейскими нациями «собственных корней», но австриец продолжает чувствовать себя австрийцем, чех — чехом, голландец — голландцем. А европейская идентичность — это приложение к национальным. По крайней мере, на символическом уровне; в экономических и политических взаимоотношениях Евросоюз далёк от «идеального союза». Я и не привожу его в качестве однозначно положительного примера; я просто показываю, для чего нужна наднациональная символика. Для того, чтобы объединение и союз воспринимались как норма. Как обязательный элемент повседневной жизни. Как естественная среда обитания, наконец.

Украина с 2014-го года главными врагами назначила «сепаратистов». А между тем ни крымский, ни донбасский, ни харьковский и одесский варианты сопротивления киевскому перевороту сепаратизмом не назовёшь. 

Скорее это запоздалая реакция на сепаратизм Киева образца 1991 года. На тот сепаратизм, который обрушил советские народы в постсоветскую пропасть. Ответом на такой сепаратизм точно не может быть изоляционистский национализм, поскольку они ничем не отличаются. Перестроечные листовки украинского «Руха» и аналогичных движений в других республиках все строились по принципу: «наш вклад в общий пирог — самый большой, давайте сами его есть!». 

А уже вокруг этого принципа наворачивались разнообразные этнические (и этнографические) глупости. 

Опасные глупости, ведущие к разрушению.

Союзная идентичность и союзное мировоззрение способны уберечь как от этих глупостей, так и от бездарного самодержавного сверхцентрализма. Это вовсе не самоцель, это — средство и инструмент. Точно такой же, как символика союза, расположенная рядом с национальной. В нашем случае, к сожалению, не расположенная. Хотелось бы верить, что только пока.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)

Высокотехнологичная корпорация почему-то не хочет делиться многомиллиардными доходами.

Теперь корпорация залезла в медкарты.

|статья
Вис Виталис

Все-то вам понятно, все-то вы прошарили и вынесли все вердикты.

Колумнист «Ридуса» рассуждает о ситуации на IT-рынках России и Запада.

В США за нарушения в работе с личными данными платят миллионы долларов.

|статья
Юй Чжочао

В последние месяцы в Гонконге произошло немало событий, которые заставили задуматься.

Алгоритм поддержания доверительности отношений на уровне госадминистрации.

В Каталонии происходит крушение идеи мультикультурного космополитичного Евросоюза.

|статья
Юй Чжочао

Сегодня мало кто сомневается в необходимости культурного сотрудничества с Китаем.

Почему маловато? Да ведь все очень просто.

|статья
Юй Чжочао

Несколько месяцев беспорядки в Гонконге шокируют не только весь мир, но и самих его жителей.

По поводу закона о домашнем насилии.