7 великих архитекторов России с трагической судьбой

Слава и всеобщее признание — самые непостоянные явления в жизни гениальных людей. Жестоко судьба подчас обходилась и с теми, чей вклад в мировое искусство сегодня не оставляет сомнений. Как пишет «Культура.РФ», обычно чем влиятельней был зодчий, тем трагичней обрывалась его карьера и судьба. 

Петр Еропкин

(1698—1740)

Петр Еропкин

© wikimedia.org

Судьба улыбнулась талантливому архитектору еще в молодости, когда его выдающиеся способности заметил сам Петр I. Император отправил способного юношу обучаться в Голландию и Италию, а по возвращении тот стал главным архитектором Санкт-Петербурга. Вместе с коллегой Иваном Коробовым Петр Еропкин в составе Комиссии о Санкт-Петербургском строении создал первый генеральный план города, особенностью которого стала трехлучевая система улиц с Адмиралтейством в центре. А его трактат «Должность архитектурной экспедиции», разработанный вместе с архитектором Михаилом Земцовым, стал настольной книгой для всех российских зодчих того времени. Блестящую карьеру Еропкина погубило родство с известным государственным деятелем Артемием Волынским, который в бытность правления Анны Иоанновны был обвинен в заговоре и казнен. Петр Еропкин также был приговорен к высшей мере наказания путем отсечения головы как соучастник Волынского.

Дмитрий Ухтомский

(1719—1774)

Дмитрий Ухтомский

© wikimedia.org

Окончив Школу математических и навигационных наук, Дмитрий Ухтомский попал в ученики все к тому же Ивану Коробову. Под его началом он создавал свои первые работы — триумфальные арки и временные павильоны. Однако признание современников и потомков Дмитрий Васильевич получил за создание Дворцовой школы. Именно в ней получили образование многие архитекторы, ставшие в будущем гордостью России: Иван Старов, Матвей Казаков, Александр Кокоринов и другие.

Восхождение Ухтомского к славе прервали обвинения в растратах, из-за которых его отстранили от службы и от руководства созданной им школой. Он был вынужден оставить профессию и вернуться в свое имение в Ярославской области. И хотя на суде о растрате Ухтомского оправдали, к прежней работе он больше не возвращался.

Жан-Батист-Мишель Валлен-Деламот

(1729—1800)

Предположительно, портрет Жан-Батиста Валлен-Деламота (определен только по чертежам)

© wikimedia.org

Валлен-Деламот родился во французском городе Ангулем. В молодости окончил Французскую академию в Риме и вскоре приехал в Санкт-Петербург, чтобы представить своей проект здания Академии художеств. Это и стало первым шагом французского архитектора на пути к великим свершениям.

Валлен-Деламот стал первым в России профессором архитектуры. Он преподавал в учрежденной им Академии художеств, в итоге став ее адъюнкт-ректором по архитектуре. Важнейшее влияние он оказал на русскую школу классицизма, фактически став ее родоначальником. В этом стиле он перестроил расстрелиевский барочный Гостиный двор, а также сконструировал арку Новой Голландии.

Успешную жизнь Валлен-Деламота в России прервала страшная весть о смерти его отца. Архитектор решил отправиться на историческую родину. Вопреки уговорам друзей и близких, он решил остаться в Ангулеме, где долгое время жил, получая пенсию от Академии художеств. Во Франции его заслуги не были столь очевидными, поэтому новых заказов Валлен-Деламот не получал.

Точку в этом тихом, хотя и сытом существовании поставила казнь Людовика XVI, после которой Россия прервала отношения с Францией. С тех пор деньги от Академии художеств Валлен-Деламоту приходить перестали. Он скончался в бедности в родном Ангулеме, ослепший и разбитый параличом.

Василий Баженов

(1737—1799)

«Архитектор В. И. Баженов в кругу семьи», худ. И. Т. Некрасов

На основе истории жизни Василия Баженова вполне можно было снять остросюжетную драму. Зодческий талант сына простого дьячка позволил ему сделать блестящую карьеру и услышать заветную фразу «мой архитектор» из уст Екатерины II. Для своей госпожи он взялся за сложнейший проект усадьбы в готическом стиле. Огромный парк с двумя дворцами и многочисленными постройками должен был расположиться в Царицыно, и архитектор смело принялся за дело.

Однако быть фаворитом капризной императрицы Баженову довелось недолго: вскоре он был ею отвергнут и фактически обречен на прозябание. В самый разгар строительства усадьбы в Царицыно она прекратила финансирование проекта. Баженов не сдался и вложил в проект собственные средства. Для этого ему пришлось продать дом и влезть в серьезные долги. Когда же через десять лет непрерывной работы Екатерина II посетила новую резиденцию, то осталась ею чрезвычайно разочарована. Раскритиковав усилия Баженова, она перепоручила работу его главному конкуренту — Матвею Казакову.

Василий Баженов остался без гроша в кармане. Он занялся преподаванием и ради заработка занимался малоинтересными частными заказами.

Александр Витберг

(1787—1855)

Александр Витберг

© wikimedia.org

Этот архитектор имел все шансы стать величайшим творцом своего времени. В 1814 году Александр I поручил ему строительство ключевого сооружения того времени — храма Христа Спасителя, который должен был прославить победу в Отечественной войне 1812 года. Проект Витберга до глубины души поразил императора. «Вы отгадали мое желание, удовлетворили моей мысли об этом храме, — говорил Александр. — …Я рассматривал до 20 проектов, в числе которых есть весьма хорошие, но все вещи самые обыкновенные, Вы же заставили камни говорить».

Ради утверждения проекта Витберг, будучи лютеранином, даже перешел в православие. Строительство велось на широкую ногу, было выделено около 16 миллионов рублей. Сам талантливый архитектор регулярно получал награды с царского плеча — от Владимирского креста до дворянского титула для его отца. Но внезапно все планы пошли под откос: уже при Николае I выяснилось, что при строительстве храма был расхищен миллион рублей. Витберг оказался среди обвиняемых — не имея опыта руководства такими огромными проектами, он просто не сумел обеспечить должного контроля за расходом средств. Процесс длился восемь лет, и в итоге Витберга приговорили к выплате штрафа размером в миллион рублей и ссылке в Вятку.

Через несколько лет архитектор вернулся в Петербург, но карьера его уже не сложилась. Он умер в нищете, разбитый параличом. А храм, который стоил ему карьеры, так и не был достроен.

Карл Росси

(1775—1849)

Карл Росси

© wikimedia.org

Архитектор номер один в эпоху правления Александра I, ему поручались все ключевые проекты. Его авторству принадлежат ансамбли Дворцовой и Сенатской площадей. За свои труды он получал большие гонорары, награды и ордена. В 1820-е годы его жалование составило 15 тысяч рублей в год — непомерная в те времена сумма.

Все изменилось после восшествия на престол Николая I. Однажды Росси уехал на несколько недель в отпуск, а когда вернулся в Петербург, то с удивлением узнал, что его проектом — реконструкцией помещений в Зимнем дворце — вовсю занимается Огюст Монферран.

Конфликт с генералом и инженером Пьером Базеном, главой Комитета строений и гидравлических работ, окончательно погубил карьеру великого архитектора. Проблемой стало то, что Росси отказался подписывать бумагу, которая обрекала на арест некоего архитектора, который допустил грубую техническую ошибку, повлекшую серьезные последствия.

Авторитет Карла Росси постепенно таял, а с ним и его гонорары. За перестройку Сената и восстановление Сенатской площади он не получил ни копейки. В итоге талантливый деятель погряз в долгах, оказался на улице и вскоре закончил дни в одном из самых бедных районов Северной столицы.

Лев Кекушев

(1862—?)

Лев Кекушев

© wikimedia.org

Первоначально Лев Кекушев прославился среди московского купечества, занимаясь оформлением интерьеров. Он много активно строил особняки, железнодорожные станции, а затем и собственные доходные дома.

Поворотным моментом стала революция 1905 года, произошедшая в том числе и во вкусах публики. Величественный стиль Кекушева становился все менее востребованным, но сам он не пожелал подстраиваться под новые веяния моды. В итоге архитектор отошел от своей профессии.

Последние дни он провел в психиатрической лечебнице, где и скончался. Дата смерти и место захоронения талантливого зодчего до сих пор остается загадкой, отмечает портал «Культура.РФ».

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)

В других СМИ:

Картина дня

Бездна новостей
Все новости

А пациентам — не беспокоить медиков без угрозы для жизни.

распахнутьcвернуть

гражданская журналиcтика

Узнала об удивительном, но очень приятном событии.

Заяц — это еще и запретная пища много веков назад.

Поговорим о том, как игровые механики проникают в нашу повседневную жизнь.

интересное

«Нет смысла носить перчатки, если вы продолжаете трогать лицо».

Часы для спортсменов, которые работают до двух недель от одного заряда.

Само собой, у нас уже появились фавориты для будущего кастома.

полезное

Жалобы не могут ничего изменить к лучшему, а только мешают сосредоточиться на решении проблем.

Мечта многих — квартира с индивидуальным планировочным решением.

развлечения

«Надеюсь, они заставят вас улыбнуться в это страшное время».