Глеб Кузнецов

Политолог

Член совета директоров Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ), член Совета Директоров Фонда поддержки социально-ориентированных проектов и программ «Петропавловск». Индивидуальный член Российской ассоциации по связям с общественностью (РАСО).Помимо «Ридуса», колумнист издан ий «Известия», «Российская газета», «Forbes», «Moscow Times», Znak.com, Lenta.ru. По итогам 2016 года занял 36 место в рейтинге упоминаемости в СМИ среди российских политологов (по версии портала «Региональные комментарии» на основе данных поисковой системы «Медиалогия»).

Все статьи автора
автор

Романовский миф в большевистской обработке

32548

Что особенно забавным кажется в дискуссии вокруг памятника Ивану Грозному, так это аргументация, что Ивана Грозного не было на памятнике «Тысячелетие России». Типа это его как-то характеризует. 

«Даже цари считали его мол де упырем!».

Они его не упырем считали, а топливом для своего мифа. 

Романовский миф базируется на двух вещах. «Чудо обретения» и «Другие — хуже!». 

Самая страшная тайна, которую миф этот призван камуфлировать, это то, что не приди Романовы к власти, ничего бы не поменялось. То есть, вообще. 

Шведская династия. Польская династия. Произвольно выбранная русская династия. Любой из Дмитриев Ивановичей («Лжедмитриев»), Федор Борисович Годунов. «Париж стоил мессы» как раз в это время, Москва — очевидно — также стоила бы исполнения любого православного обряда для произвольно выбранного иностранца. 

Мир менялся. Попов от Пиренеев до Урала раскулачивали со страшной силой, но при этом признавали их необходимость в деле управления широкими народными массами. Любой бы царь завел «полки иностранного строя», развивал бы торговлю и строил заводы на импортных технологиях. Боролся бы с соседями за выход на европейские рынки, с Турцией — за осколки Орды, посылал бы казаков на Восток. 

Конструкция «смутное время» — это не крах государства, не балансирование страны и веры на грани полной и окончательной гибели, от которой его «спасли» Романовы, это родовые муки «государства европейского модерна». 

Через ровно те же самые муки прошли все европейские страны в описываемый период. Независимость Нидерландов, религиозные войны во Франции, реформация в Англии и Германии, безумные паневропейские проекты Карла V и Генриха IV, первые значительные успехи в борьбе с Турцией от наших Молодей до их Лепанто, колониальный взлет в Европе (у нас — движение «навстречь Солнцу» на Дальний Восток) — вот контекст правления Грозного и воспоследовавшего «Смутного времени». 

Никакой катастрофы, никакого «ужаса». Все абсолютно в рамках европейской цивилизационной нормы. И монахов под лед, и поляки в Кремле, военные успехи, военные поражения, бесчисленные сожженные города и нарушенные клятвы — на все это нам стоило бы смотреть оптимистично, как какие-нибудь голландцы смотрят на свою Революцию. 

Романовы же поколение за поколением выносили нации и государству мозг ложным абсолютно тезисом про «чудесное спасение страны» непонятно от чего.

И вот вам первый созданный ими мифический Иван Грозный — «царь, приведший государство к ужасам смуты». И сразу же приятным бонусом второй Иван Грозный — царь настолько ужасный и чудовищный, что любой алкоголик, дегенерат, развратник и вырожденец, муже-, брато- и отцеубийца новой династии становится по сравнению с ним вполне приемлемы персонажем. 

И — понятно — контртезис — царь, оболганный, а на деле — спаситель государства, гениальный реформатор и совсем не такой «жестокий», как какой нибудь курфюрст хрюкенбургский в это же время. 

А Иван Грозный? Обычный сын своего времени. Правивший достаточно долго, чтобы на его век пришлись и удачи и неудачи. 

Его даже в том, что династия пресеклась, не обвинишь — его сын Федор правил почти 15 лет — по тем временам вполне долго. 

Кстати, царю Федору Иоановичу, победителю Швеции, устроителю Волги — строителю Саратова, Самары, Царицына, великому московскому урбанисту — создателю Белого Города и человеку, основавшему московскую Патриархию — неплохо бы какой нибудь памятник поставить. Желательно в центре Москвы. 

Так же как и Дмитрию Иоановичу — первому российскому императору, инициатору создания Университета и «спасителю Отечества», умученному боярами из пятой, очевидно, колонны. 

Но нельзя. Вот уж если есть в отечественной историографии что-то вредное, так это романовский миф в большевистской обработке. Он даже памятники с человеческим объяснением и «легендой» не позволяет ставить никому, кроме персонажей этого мифа.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (2)

Нам пока остается дальше следить за провокациями.

В принципе, казаки и были ЧВК своего времени.

Я совсем не завидую Владимиру Путину.

Был такой детский рассказ, «Кале один на свете».

Российский опыт антимонопольного регулирования деятельности Google оказался удачнее европейского.

От бедности на многие десятилетия не убежим никуда.

Нужно ли штрафовать на 5000 рублей за проезд на «красный»

|статья
Роман Рожков

Всё это какой-то страшный сон наяву. Отстаньте от Вани Сафронова.

Как всегда без стука пришли репрессии.

Попробуем оценить статью Los Angeles Times о голосовании по конституционным поправкам.

Результат «за» — очень высокий. Даже выше, чем ожидалось.