Дмитрий Тараторин

Историк

Писатель. Автор книг «Пляски макабра», «Русский бунт навеки. 500 лет Гражданской войны», «Демократия для белых», цикла «Вирус восстания».

Все статьи автора
автор

«Искал хуже, но не нашел»

372088

При этом они напрочь не видят, что у высшей власти есть одна не свойственная даже генеральным директорам функция — посылать, в случае надобности, на смерть людей. Во все времена. И самой платить за ошибки не лишением премии, а гораздо дороже…

После Великого Юстиниана в Византии к власти пришел его племянник Юстин. Но на порфиру претендовал и другой Юстин, сын Германа, двоюродного брата императора. Поначалу тезки пришли к согласию, что один займет престол, а второй получит следующий в иерархии пост. Но случилось иначе. Юстин II «одержимый двумя пороками — наглостью и малодушием» (Евагрий) снял родственника с поста командующего дунайской армией и отправил в Александрию. И туда же, следом — наемных убийц.

И уже вскоре он и его супруга (дочь Феодоры, что немаловажно) гоняли голову несчастного как мячик по императорским покоям. В подобной не слишком адекватной реакции впервые проявилась некоторая психическая странность нового василевса.

Впрочем, потом он террором не увлекался. Он просто, в отличие от трудоголика дяди, наслаждался. Евагрий пишет: «Он совершенно утопал в роскоши и постыдных удовольствиях, был страстный любитель чужого имущества, так что все употреблял как средство для беззаконной корысти и не боялся Бога даже в раздаянии священных степеней, которые продавал кому случалось, открыто полагая их предметом торговли».

Во внешней политике он был дерзок, но неудачлив. С бранью прогнал аварских послов, пришедших за данью. И те, впечатленные, больше не приходили. Однако на других фронтах византийцы терпели поражение за поражением.

Мавры громили их в Северной Африке, вестготы в Испании. Захватывали новые территории персы. Весь север Италии был оккупирован новыми варварами — лангобардами.

Вследствие неудач и расстроившегося здоровья, василевс реально помешался и, по настоянию жены, передал власть полководцу Тиверию, зявив тому: «Если ты хочешь, я существую, если не хочешь — я не существую». Через несколько дней он и, правда, вполне естественным образом умер.

«Тиверий телом был очень высок и, при высоте роста, статен более, чем кто [либо] другой, так что, прежде всего по виду достоин был владычествовать. При этом … душа его была кроткой и человеколюбивой, и уже первый взгляд располагал к нему всех», — сообщает Евагрий. Поэтому не удивительно, что императорская вдова София имела на него виды.

Но Тиверий оказался человеком морально устойчивым, верным законной супруге, и отверг Софию. А когда та вздумала интриговать, просто гуманно удалил ее от двора.

Ему пришлось воевать и с неизменным персами, и с «проклятым народом склавинов» (в которых обычно видят славян, хотя некоторые историки в этом уже сомневаются), и с аварами. Двух последних ему удалось удачно стравить между собой, но проблему это решило очень ненадолго.

Иоанн Эфесский сообщает: «Они (склавины) стремительно прошли всю Элладу, области Фессалоники [Фессалии] и всей Фракии и покорили многие города и крепости. Они опустошили и сожгли их, взяли пленных и стали господами на [той] земле. Вот в течение четырех лет и доселе, по причине того, что василевс занят персидской войною и все свои войска послал на Восток — по причине этого они растеклись по земле, осели на ней и расширились, пока попускает Бог. …Вот и до сего дня, они остаются, живут и спокойно пребывают в странах ромеев — люди, которые не смели [раньше] показаться из лесов и … не знали, что такое оружие, кроме двух или трех лонхидиев [дротиков]".

На Западе он тоже попробовал действовать „дипломатией золота“ и натравил франков на лангобардов. Но и это не помогло решить итальянские проблемы. В 579 году напомнили о себе авары. Их каган Боян, взяв город Сирмий, в уплату за мир добился крупной дани.

В общем, Тиверию хронически не везло, хотя человек он был неплохой и по отношению к подданным не лютовал. Вершиной невезения стало то, что василевс отравился некими ягодами, вследствие чего и умер.

Впрочем, успел назначить наследника — магистра войск Востока Маврикия, которому перед смертью сообщил: „будучи философом, считай, что порфира — дешевая тряпка, которой ты обернут, а драгоценные камни твоего венца ничем не отличаются от камешков, лежащих на берегу моря… Императорский скипетр говорит не о праве на полную свободу действий, но о праве жить в блестящем рабстве“. Глубокий был человек Тиверий, жалко умер рано…

Маврикий начинал карьеру на абсолютно гражданской должности простого столичного нотария. Однако, в Византии у талантливых людей реально были шансы продвигаться, и не только благодаря интригам и заговорам.

Позже, пойдя уже по военной линии, он достаточно удачно сражался с персами и повысил в армии дисциплину, стремясь вернуть ее к древнеримским стандартам. Евагрий пишет о Маврикии: „Это был муж благоразумный и предусмотрительный, всегда во всем тщательный и постоянный, в образе жизни и нравах твердый и разборчивый. От чревоугодия воздерживался и употреблял пищу только необходимую и самую доступную, вообще избегал всего, чем украшается жизнь изнеженная. Беседовать с народом простым он не любил, да и не распускал ушей, зная, что первое ведет к презрению, а последнее располагает к человекоугодию, поэтому вход к себе он позволял изредка, да и то лишь в случае дел важных, а для речей излишних затыкал себе слух … Невежества, порождающего дерзости, и трусости, которая отлична от него, хотя и близка к нему, он так отвращался, что осторожность была в нем благоразумием, а медлительность безопасностью“.
Кроме того, он был очень благочестив, но при этом ценил и изящные искусства. Казалось бы идеал…

Однако, при всем при этом, он слишком любил деньги и родственников. И вне зависимости от их заслуг и талантов, раздавал им ключевые должности. Казалось бы, что тут такого? И чем это может быть чревато? А самыми печальными последствиями.

Качество управления, а главное руководства войсками стало стремительно снижаться. Начало расти раздражение в обществе. А император принялся совершать фатальные ошибки.

В 595 году он назначил главнокомандующим фракийской армией своего бездарного брата Петра. И снова ромеи стали терпеть поражения от аваров. Когда осенью 601 года случился голод, император взялся спекулировать государственным хлебом. И хуже всего — василевс отказался выкупить из аварского плена несколько тысяч византийских солдат.

Раздражение армии выплеснулось в бунт, когда Маврикий приказал остаться на зимовку в лагерях за Дунаем. Для суровых древних римлян в этом не было бы ничего удивительного. Но войска, собранные из самых разных народов и племен, не пожелали таких лишений. Их возглавил простой центурион Фока, двинувший мятежников на Константинополь.

А там уже бузили фанаты, главным образом прасины. Организовать оборону в таких условиях было невозможно, и Маврикий бежал. Но буря прибила его корабль к берегу. Василевс, теперь уже бывший, был схвачен вместе с близкими.

Фока короновался при полном восторге толпы. И вскоре после этого определился с судьбой предшественника. В Халкидоне, на молу Евтропия, на глазах Маврикия были обезглавлены все пятеро его сыновей. И только после этого казнен был и сам обезумевший от горя отец. Головы для народного увеселения были выставлены на Ипподроме.

Резонен вопрос: как православное население Византии не только допускало казни василевсов, но и вообще, столь регулярно нарушало вроде бы заповедь покорности властям? Как мог регицид — цареубийство стать столь часто применяемым способом смены власти?

Между тем, некогда Иоанн Златоуст дал исчерпывающее объяснение сей заповеди:

«Всякая душа да будет покорна высшим властям“; хотя бы ты был апостол или евангелист, хотя бы ты был пророк и кто-либо другой, но подчинение власти не подрывает благочестия. И (апостол) не просто сказал — да будет послушна, но — „да будет покорна“. Первое основание такого законоположения, удовлетворяющее и правильным рассудочным доводам, состоит в том, что власти учреждены от Бога. „Ибо нет власти не от Бога“, — говорит (апостол). Как это? Неужели всякий начальник поставлен от Бога? Не то говорю я, отвечает (апостол). У меня теперь идет речь не о каждом начальнике в отдельности, но о самой власти. Существование властей, причем одни начальствуют, а другие подчиняются, и то обстоятельство, что все происходит не случайно и произвольно, так чтобы народы носились туда и сюда, подобно волнам, — все это я называю делом Божьей Премудрости. Потому (апостол) и не сказал, что нет начальника, который не был бы поставлен от Бога, но рассуждает вообще о существе власти и говорит: „Нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены“. Так и Премудрый, когда говорит, что „от Господа сочетается жена мужу“ (Притч. 19:14), разумеет здесь, что брак установлен Богом, а не то, что Бог сочетает каждого вступающего в брак, так как мы видим, что многие вступают в брак с дурным намерением и не по закону брака, и этого мы, конечно, не можем вменить Богу».

Так что, конкретный начальник и даже император, может быть совсем и не от Бога. А заповедь просто обличает анархию.

Но, вот, как раз Фока, при всей безумной лютости этого персонажа, был от Бога…

Своей беспредельностью и хамством он был известен давно. За несколько лет до бунта, он в составе армейской делегации был на аудиенции у Маврикия. И разговаривал настолько грубо и дерзко, что некий сенатор оттаскал его за бороду.

То есть, нрав его ни для кого не был секретом. И народ приветствовал именно беспредельщика, хама и садиста. Даже внешне — низкорослый, рыжебородый, он никак не соответствовал высоким представлениям о роли василевса.

Правление он начал сразу с серии казней аристократов. Просто на всякий случай… Но вскоре террор коснулся и простого народа.

При этом, как управленец он был совершенно бездарен и в гражданском, и в военном плане. Так, вскоре персы отняли у Византии всю Армению.

Но вольнолюбивые ромеи даже в атмосфере террора плели заговоры. В 605 году группа аристократов планировала убить тирана на ипподроме во время праздника. Но замысел стал известен Фоке, и он с присущей ему изобретательностью наказал врагов. Анастасий, комит дворцовых щедрот, и Феодор, префект претория, были обезглавлены, еще одного участника использовали как мишень для лучников на загородном стрельбище, а начальника арсенала Елпидия с отрубленными конечностями, выколотыми глазами и отрезанным языком посадили в лодку и, пустив в море, сожгли живьем.

Вскоре возмущаться начали и приведшие его к власти фанаты, выкрикивая по своему обыкновению оскорбительные лозунги на ипподроме. Фока не терялся — в ответ массово рубил головы или сбрасывал протестантов зашитыми в мешок в море.

В конце концов, взбунтовалась армия. Прославленный военачальник Ираклий, экзарх Африки отказался посылать в столицу хлеб. Фока немедленно арестовал его жену и невесту сына. Однако власть его уже висела на волоске. Женщин освободили ультрас-прасины. Они же подняли восстание, когда к городу подошел флот мятежников.
И в этот час, практически никто уже не хотел умирать за тирана. Он был схвачен и приведен к Ираклию.

«Так-то ты управлял государством!», — воскликнул победитель. «Попробуй лучше!», — и в последние минуты, не изменив себе, рявкнул Фока. Ираклий ударил его ногой и приказал казнить.

У хронографа Дорофея Мономвасийского записано такое сказание о Фоке: «Один богоносный муж, имеющий дерзновение к Богу, слыша о царских злодеяниях, возопил к Господу: Господи Боже! За что ты прогневался на народ свой и послал такого царя-тирана? За что такое наказание? Чем провинился народ Твой, что Ты предал его во власть такого кровожадного волка? И было этому богоносному мужу от Бога откровение: много Я старался найти царя похуже, чтобы наказать народ за его своеволие, но не мог найти хуже Фоки. А ты впредь не искушай судеб Божиих».

Здесь сам Господь говорит нам — это наивная ошибка полагать, что в злодействах повинен исключительно тиран. Даже в тираническом, ну совершенно не демократическом обществе, между народом и властью теснейшая духовная связь. Они всегда друг другу конгениальны. И всегда отвечают друг за друга. Просто сначала общество, ну, а потом — тиран.

Конечно, самое удивительное в Византии то, что при таких чудовищных эксцессах власти, да еще на фоне вечного внешнего давления, государство выживало и даже периодически возрождалось к новым успехам и достижениям. Для материалиста здесь нет ответа. Но он, на самом деле очевиден. Мы помним из Библии, что Бог обещал Аврааму помиловать Содом, если найдет там хотя бы десять праведников. В Византии были многие тысячи молитвенников, пустынников, исповедников. Ими и жила империя.

И по молитвам праведников свергались тираны.

Но, кстати, еще языческий император-философ Марк Аврелий весьма остроумно высказался о самом феномене смены власти путем переворота. Когда его стали упрекать в снисходительности по отношению к поднявшему мятеж Авидию Кассию и спросили: «А что если бы он победил?, — Марк Аврелий ответил, — Не так плохо мы почитали богов, и не так плохо мы живем, чтобы он мог победить». Затем он перечислил всех погибших от рук заговорщиков императоров и отметил, что каждый это, так или иначе, заслужил…

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (7)

  • Small 899497671e
    coyoteOdin17 октября 2015, 20:19

    Фока эпичнейший был злыдень! 10 баллов из 10 по шкала Зла. Приодеть, добавить вундервафель и войско ОБЧР - эпичный бы сверхзлодей вышел для любого фильма!

    К слову - любопытный факт - когда уже падение дворца было неизбежно, Фока приказал утопить в мое всю императорскую казну (по принципу "так не доставайся же ты никому"). ИЧСХ, утопленное в море золотишко так в итоге и не нашли (походу, у меня большие сомнения в том, что те, кому было поручено ликвидировать государственные финансы империи это таки сделали, я думаю, что золотишко у них-то и осело (хотя для отчетности некую толику могли и отправить к рыбам на украшения))

  • Small 899497671e
    coyoteOdin17 октября 2015, 20:25

    " В Халкидоне, на молу Евтропия, на глазах Маврикия были обезглавлены все пятеро его сыновей." - вообще-то не всех сыновей Маврикия тогда убили. Старший сын Маврикия -престолонаследник Феодосий, таки успел бежать в Иран, где и умер между 607 (последнее его упоминание) и 610 (к моменту смерти Фоки Феодосия в живых уже не было)

  • Small 19eca831b6
    Бобринский17 октября 2015, 22:56

    Фока, Феодора, Юстиниан это в общем дежурный либеральный салат на византийскую тему. Дескать, вот кому вы, ватники, наследуете в духовном плане.

Последствия антироссийских санкций раскалывают европейское общество.

|статья
Роман Юнеман

Налицо асимметрия рисков для России и Казахстана.

Сейчас все сфокусированы на войне и на наших результатах.

Читайте книги, господа, а не только Telegram-каналы.

Новые вызовы сформировали и новую политическую реальность для всего мира.

Одна из самых странных и страшных историй Ветхого Завета — Книга Иова.

Ездили с военными по освобождённым территориям ДНР.

Сильная Турция — как никогда раньше выгодна России.

Мне довелось наблюдать некоторые действия военных ДНР...

Ультрапатриоты рисуют себе образ идеальной России.