Дмитрий Тараторин

Историк

Писатель. Автор книг «Пляски макабра», «Русский бунт навеки. 500 лет Гражданской войны», «Демократия для белых», цикла «Вирус восстания».

Все статьи автора
автор

Ультрас против императора

001093

И вот парадокс — свою карьеру он начал с того, что во главе готских наемников перебил несколько тысяч константинопольских ультрас…

Дело в том, что в Византии тоже были фанаты. Не футбольные, разумеется. Там главным увлечением были скачки на Ипподроме. И вообще, само это сооружение долгое время было самым значимым общественным местом, где на состязаниях непременно присутствовал и глава государства, и вся элита.

И соответственно, фанаты, а точнее партии Ипподрома, имели возможность к ним напрямую (порой неполиткорректно) апеллировать. Для регулирования этого вида политической борьбы еще император Константин Великий в 331 году издал «эдикт об аккламациях», допускавший выражать в форме ритмических, коротких «кричалок» свое отношение к тому или иному решению власти.

Изначально функционал у фанатов был чисто организационно-спортивный — всячески взаимодействовать с возницами и хозяевами колесниц, организовывать «праздник», ну и болеть естественно. Группировок было четыре — белые, красные, синие и зеленые. Есть, версия, что они соотносились с временами года.

Но в исторических анналах остались в итоге только самые боевые — синие и зеленые — венеты и прасины. Объединения эти назывались димы, имели свои боевые отряды, и надо сказать, что по степени влиятельности и беспредельности они далеко превосходили нынешних своих собратьев.

Фактически, в Империи ромеев существовала несколько сотен лет своеобразная двухпартийность. Ведь главу государства там очень часто именно выбирали. Правда, отнюдь не всенародным голосованием. Выбор становился итогом борьбы различных группировок, апеллировавших к венетам и прасинам. Механизм передачи власти в таких случаях нередко был простым — физическая ликвидация предшественника.

Вообще, склонность греков к междоусобицам отмечалась еще римскими историками. Так, Геродиан, рассказывая о вспыхнувших распрях в малоазийских провинциях, последовавших после победы Септимия Севера над Песценнием Нигером, говорит: «…и это не вследствие какой-либо вражды или, напротив, расположения к воюющим государям, но из ревности, зависти, ненависти друг к другу и желания уничтожить своих же соплеменников. Это — старинная болезнь эллинов, которые, постоянно находясь в раздорах и стремясь истребить тех, кто казался выделяющимся из других, погубили Элладу».

Восстание «Ника» (Побеждай!), на котором отличился будущий победитель готов Велизарий, это, пожалуй, звездный час византийских ультрас. Случился он в царствование Юстиниана Великого. Тот, еще, будучи в статусе официального преемника своего дяди василевса Юстина, изрядно фанатов подраспустил, уповая на их поддержку, в случае чего.

Вот, что пишет о творившемся тогда в Константинополе современник событий Прокопий Кесарийский:

«Юстиниан, перетянув на свою сторону, венетов, которым случалось и ранее ревностно ему содействовать, сумел все привести в смятение и беспорядок. И подобным образом он довел государство римлян до полного изнеможения. Однако не все венеты сочли подобающим для себя следовать желаниям этого человека, но лишь те из них, которые являлись стасиотами (ультрас). …Не пребывали в бездействии и стасиоты прасинов и творили преступления, как только им представлялась такая возможность, хотя их-то как раз постоянно наказывали. Но это лишь придавало им решимости.

Стасиоты прежде всего ввели некую новую моду в прическе, ибо стали стричь волосы совершенно иначе, чем остальные римляне. Они совершенно не подстригали усы и бороду, но постоянно следили за тем, чтобы те были у них пышными, как у персов. Волосы на голове они спереди остригали вплоть до висков, а сзади, словно массагеты, позволяли им свисать в беспорядке очень длинными прядями. По этой причине такую моду назвали гуннской. …

Почти все они по ночам открыто носили оружие, днем же скрывали под одеждой у бедра небольшие обоюдоострые кинжалы. Как только начинало темнеть, они сбивались в шайки и грабили тех, кто поприличней, по всей агоре и в узких улочках, отнимая у встречных и одежду, и пояс, и золотые пряжки, и все прочее, что у них было. Некоторых же во время грабежа они считали нужным и убивать, чтобы те никому не рассказали о том, что с ними произошло. Так как преступления продолжались, а стоящая над народом власть не обращала на злодеев никакого внимания, дерзость этих людей постоянно возрастала…

Так обстояло с венетами. Из стасиотов противоположной стороны многие склонились к ним, охваченные желанием совсем безнаказанно соучаствовать в преступлениях, другие же, бежав, укрылись в иных местах. Многие, настигнутые и там, погибали либо от руки противника, либо подвергнувшись преследованиям со стороны властей. Юстиниан совершал злодеяния не только потому, что менее всего жаждал принять сторону обиженных, но и потому, что отнюдь не считал недостойным быть явным покровителем венетов. Он отпускал этим юношам огромные деньги, многих держал при себе, а некоторых счел справедливым удостоить власти и других почестей».

Ничем хорошим такой явный беспредел закончиться не мог. И однажды из-за несправедливого судейства на Ипподроме началась буза. Причем, весьма масштабная. Пролилась кровь. За организацию беспорядков было арестовано 7 человек. Четверых приговорили к отсечению головы, что тут же и исполнили. А троих — к повешению. И тут случилась незадача, в процессе исполнения приговора, виселица сломалась.

Причем, выжили один венет, другой — прасин.

Партии объединились и потребовали освобождения тех, кого сам Бог помиловал. Их отбили у стражников, но на этом не успокоились, а совсем наоборот …

Был подожжен Ипподром, общественные бани, город погрузился в анархию.

На второй день погромов Юстиниан вышел к восставшим с Евангелием и попробовал урезонить. Ответом был общий крик: «Ты лжешь осел».

И тут императору реально стало страшно. Страшно до такой степени, что он решил бежать из города. Но его жена Феодора (бывшая ипподромная проститутка, кстати) произнесла историческую фразу:

«Тот, кто появился на свет, не может не умереть. Но тому, кто однажды царствовал, быть беглецом невыносимо. Да не лишиться мне этой порфиры, да не дожить до того дня, когда встречные не назовут меня госпожой. Если ты, желаешь спасти себя бегством, государь, это не трудно: у нас много денег, и море рядом, и суда есть. Но смотри, чтобы, спасшемуся, тебе не пришлось предпочесть смерть спасению. Мне же нравится древнее изречение, что царская власть — лучший саван».

И тут настал час командира гвардейцев Велизария. Дождавшись, когда основные силы ультрас собрались на Ипподроме, чтобы провозгласить нового императора, он ворвался туда с отрядом готских наемников, которые принялись рубить всех направо и налево. Восстание было утоплено в крови.

Но роль прасинов и венетов не уменьшилась. Когда Юстиниан, (поддерживавший, как мы помним последних) умер, чуть не вспыхнула новая межфанатская война. Страсти удалось успокоить примирительным официальным заявлением. Венетам было приказано сказать: «царь Юстиниан для вас умер»; а прасинам: «царь Юстиниан для вас жив». Тем самым, давалась гарантия, что ни одной из партий не будет теперь поблажек.

Политическая активность димов еще долго не снижалась. Так они принимали активное участие в свержении Маврикия узурпатором Фокой в 602 году. А Юстиниана II потерял власть, по мнению современников, потому, что собирался истребить дим венетов.

Однако постепенно двухпартийность угасла. Во-первых вооруженные подразделения димов были просто включены в армейские структуры.

А во-вторых, чем дальше от античности, тем меньшую популярность имели скачки.

Но фанатская двухпартийность, как явление абсолютно беспрецедентное, конечно останется в веках.

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (0)

Последствия антироссийских санкций раскалывают европейское общество.

|статья
Роман Юнеман

Налицо асимметрия рисков для России и Казахстана.

Сейчас все сфокусированы на войне и на наших результатах.

Читайте книги, господа, а не только Telegram-каналы.

Новые вызовы сформировали и новую политическую реальность для всего мира.

Одна из самых странных и страшных историй Ветхого Завета — Книга Иова.

Ездили с военными по освобождённым территориям ДНР.

Сильная Турция — как никогда раньше выгодна России.

Мне довелось наблюдать некоторые действия военных ДНР...

Ультрапатриоты рисуют себе образ идеальной России.