Дмитрий Тараторин

Историк

Писатель. Автор книг «Пляски макабра», «Русский бунт навеки. 500 лет Гражданской войны», «Демократия для белых», цикла «Вирус восстания».

Все статьи автора
автор

Святые коллаборанты

111058

Одно из самых роковых для судьбы Балкан событие известно гораздо меньше, чем легендарная битва на Косовом поле.

Все, кто худо-бедно учился чему-нибудь и как-нибудь знают о геройском сербском витязе Милоше Обиличе, зарезавшем султана Мурада в собственном шатре. Знают, что это, впрочем, не спасло войско князя Лазаря Хребеляновича от разгрома. А его самого от гибели.

Но борьба на Балканах продолжалась. Так, болгарский царь Иван-Шишиман сопротивлялся долго и упорно. Но когда его столица Никополь пала, стало ясно, что только внешняя сила может остановить экспансию османов, которые уже приближались к границам Венгрии. Реальная угроза нависла и над Венецией. Не говоря уж о том, что Империя ромеев вовсе сжалась до Константинополя и пригородов.

В этой ситуации в 1394 году Папа Бонифаций IX объявляет крестовый поход против наступающих сил ислама. Государства Запада, впрочем, как и всегда, были заняты войной друг с другом. На этот раз не какой-нибудь одной из, а Столетней.

In article 03681f2e80
1
Финальная битва под Никополем.
© иллюстрация из «Хроник» Жана Фруассара

Тем не менее, французские и бургундские рыцари довольно таки массово откликнулись на призыв. В войске, двинувшемся на Балканы, были такие знаменитые воители как будущий маршал Бусико и сам герцог Бургундии Жан Бесстрашный. Крупное соединение было сформировано рыцарями госпитальерами. Присутствовали отряды из Англии, Германии, Чехии.

Разумеется, к этому воинству примкнула армия Венгерского королевства.

Тут, важно, заметить, что вопреки антизападным инсинуациям, европейские рыцари далеко не всегда руководствовались корыстью и грубым расчетом. Вот, спрашивается, что кроме чести искал в этом походе Жан Бесстрашный и его соратники?

И они ее нашли. Гибель за крест — какая честь выше?

Битва началась успехом немецко-французских рыцарей, погнавших турецкую пехоту, но та вывела их под удар свежих отрядов конницы султана Баязида.

Кто-то из европейцев бросился бежать. Но значительная часть рыцарей, во главе с самым пожилым (55 лет) в этом походе витязем, адмиралом Жаном де Вьеном осталась, чтобы принять смерть. Сам Жан Бесстрашный чудом не был убит, однако оказался в плену.

На помощь погибающим рыцарям ринулся резерв — венгерская конница короля Сигизмунда. И тут во фланг ей ударили сербы Стефана Лазаревича, сына того самого геройски павшего на Косовом поле князя Лазаря. По мнению рядя исследователей, этот удар и решил исход битвы, завершившейся полным разгромом европейских рыцарей.

Все пленные османами были обезглавлены. Лишь триста самых знатных были позже отпущены за внушительный выкуп.

Стефан Лазаревич отличился не только в этой битве. Он был настолько верным вассалом убийц своего отца, что участвовал буквально во всех битвах Баязида, который «почтил» его тем, что взял в гарем младшую сестру князя.

Можно подумать, что только католики были так немилы Стефану. Но его воинство сражалось и в знаменитой битве при Ровине, где армия Баязида сошлась с витязями валашского (предки румын) господаря Мирчи Старого.

Но тут, оказалось, что и против «турецкого лома бывают приемы». Валашские лучники, скрывавшиеся на поросших лесом высотах, буквально расстреляли турецкую пехоту. А затем в бой ринулся сам Мирча Старый со своими всадниками. И страшные турки «непобедимого» Баязида были отброшены вместе со своими сербскими союзниками.

В этом походе погиб даже Мирко-королевич, в будущем герой сербского фольклора. Только в народных сказаниях он борец с турками, а в реальности пал в бою с православными.

Наследник Стефана, Георгий Бранкович продолжал коллаборантскую линию дяди. Его, например, считают виновником катастрофы под Варной.

Битва под этим болгарским, ныне прославленно-курортным городом состоялась в 1444 году. В войске христиан были поляки, венгры, болгарские повстанцы, хорваты и даже рыцари Тевтонского ордена. Не было только на тот момент вассала венгерского полководца Яноша Хуньяди — Георгия Бранковича. И тому есть причина.

За несколько месяцев до боя, сыновья Бранковича, взятые султаном в заложники, были ослеплены им, как последнее предупреждение против недружественных действий…

Крестоносцы были разгромлены. Но, тем не менее, еще через 4 года тот же Хуньяди попытался объединиться с албанским христианским правителем, ненавистником османов Георгием Скандербегом.

План сражения на Косовом поле
2
План сражения на Косовом поле

Однако на пути к нему был встречен османами на роковом Косовом поле и вновь потерпел поражение. На этот раз сербы Бранковича тоже остались верны мусульманским хозяевам.

Георгий даже позже послал сербское подразделение на помощь Мехмеду II, штурмовавшему Константинополь. Не лишне вспомнить, что последним императором Византии был наполовину серб Константин Палеолог-Драгаш.

В итоге, правда, сколько веревочка не вилась, а умер Георгий от раны, полученной в одном из сражений с венграми.

Характерно, что и Лазарь, павший, защищая свободу Сербии и сын его, Стефан, верно служивший ее поработителям, причислены к лику святых.

О последнем даже сохранились во множестве благочестивые рассказы. Например, о том, что нищим раздавал он милостыню щедро и всего чаще тайно; иногда ночью, не зримый другими, обходил он приюты бедности и оставлял деньги то на окне, то в другом месте хижины. Один нищий ночью четыре раза подходил к нему за подачкою. В последний раз деспот сказал ему: «возьми, вор, и перестань красть». Тот отвечал: «и ты — вор, но умнее меня, — за землю крадешь себе небо».

Впрочем, и у нас святой Александр Невский выбрал путь коллаборации с монголами.

Не нам их судить. Были ли у этих государей другие шансы, из XXI века реально не разглядишь.

Однако, нельзя забывать и о тех, кто может, и не стяжал святости, но сражался до последнего на чужой для него земле за крест. И только за него. Таких, как адмирал де Вьен или обезглавленные госпитальеры.

Да, и еще не стоит забывать о Варне, о Никополе, о двух очень разных Косовских битвах, чтобы понимать, отчего так непросты бывают отношения между вроде бы братьями, вроде бы славянами…

Нам важно ваше мнение!

+0

Комментарии (1)

Последствия антироссийских санкций раскалывают европейское общество.

|статья
Роман Юнеман

Налицо асимметрия рисков для России и Казахстана.

Сейчас все сфокусированы на войне и на наших результатах.

Читайте книги, господа, а не только Telegram-каналы.

Новые вызовы сформировали и новую политическую реальность для всего мира.

Одна из самых странных и страшных историй Ветхого Завета — Книга Иова.

Ездили с военными по освобождённым территориям ДНР.

Сильная Турция — как никогда раньше выгодна России.

Мне довелось наблюдать некоторые действия военных ДНР...

Ультрапатриоты рисуют себе образ идеальной России.