+75
Сохранить Сохранено 7
×

Как война обнажает людскую мерзость даже при отдалении от боевых действий


Как война обнажает людскую мерзость даже при отдалении от боевых действий

© Михаил Салтыков / Коллаж / Ridus.ru

Написала мне возмущенное письмо дама, с которой знакомы почти 36 лет. То есть я ее помню с пелёнок, наши родители дружили. А с ее братом мы хулиганили в советском детстве, подкладывая спички под трамвай (если не в курсе — они хлопают, когда колеса трамвая их давят), и катались с горки на железных ящиках для бутылок, которые таскали с заднего двора вино-водочного магазина.

Так вот, дама возмущена тем, что якобы на Украине расцвел нацистский режим, угрожающий православию, России и всему миру. И что там гибнут мужественные российские воины. И в этот трагический для всего мира момент я, понимаешь ли, по Европам катаюсь. А должен Родину поддерживать, ну хотя бы словом или текстом. Свое письмо она завершила тем, что страшно разочарована, поскольку считала меня «своим», можно сказать братом, близким человеком. А я оказался фашистом, агентом бандеровцев, и, если меня повесят, она горевать не будет. Вот прямо так и написала и в итоге заблокировала в соцсетях.

Её письмо совпало с другим письмом, от украинки, с которой знакомы не 36 лет, а где-то 15.

Она раскрыла мне глаза на то, что я оказался лживым путинским пропагандистом, я, скорее всего, офицер российской разведки, сепаратист (то ли донбасский, то ли карабахский — не уточнила), и вообще я представитель нации, которая всегда предает всех. На этом девушка не остановилась и пожелала мне мучительной смерти.

Война
Война.© Pixabay.com

Знаете, что двух этих дам объединяет? Одна русская, другая украинка. Одна москвичка, другая киевлянка. Объединяет их не только то, что они классические жертвы пропаганды ненависти, идущей с обеих сторон конфликта, но и не менее классические образцы цинизма и эгоизма. Обе они ответили вот буквально одинаково, почти слово в слово на мои вопросы.

Где ты была, когда нас бомбили в Израиле в августе 2006-го, где были хотя бы слова поддержки и сочувствия моей маме, на чьих руках ты, можно сказать, выросла? В случае с украинкой заменим «выросла на руках мамы» на «гостила в нашем доме». Обе они ответили, что, вероятно, в тот момент было не до нас (работа, семья), и это мерзко — вспоминать былые обиды в такой трудный для Родины момент. И вообще, вас, конечно, там бомбили в Израиле, но это другое.

На мой вопрос, почему они обе никак не помогли и не поддержали мою семью, когда меня арестовали и едва не убили в Азербайджане, обе ответили тоже почти одинаково: это другое, не сравнивай свою никчемную жизнь с судьбой мира.

Тогда я спросил, где были они обе, когда в Карабахе творился геноцид армян буквально полтора года назад. На что обе мне ответили, что не фига везде пихать «ваши» кавказские разборки, когда тут люди гибнут.

Выходит, что у вас гибнут люди, а в Карабахе не люди? На это мне обе ответили матом.

На мой вопрос, правильно ли я вас понял, что ваши жизни стоят больше, чем моя жизнь и жизнь моих близких, я получил удивительно схожий ответ, что евреи (в моем лице), как обычно, думают только о себе. А надо думать о судьбе Украины в одном случае и о судьбе России в другом, соответственно.

Я что хочу сказать?

Нет лучшего лекарства от человеколюбия, чем сталкиваться с такими людьми с обеих сторон войны. Война обострила самые гнилые качества людей, и вдруг оказалось, что среди нас невероятно много мерзавцев, эгоистов и просто преступников. Все они в мирное время удачно маскировались под тихих офисных мышей, а тут прямо как на рентгене вся их сущность повылезала.

Нам важно ваше мнение!

+75

 

   

Комментарии (0)