+30
Сохранить Сохранено 7
×

60 лет Карибскому кризису: как Америке подкинули «ежа»


60 лет Карибскому кризису: как Америке подкинули «ежа»

По сведениям новостного портала ООН, Генеральная ассамблея с 1992 года ежегодно принимает резолюцию, призывающую США отменить экономические санкции против Кубы. Несмотря на то, что подобные резолюции носят рекомендательный характер и без решения американского Конгресса вряд ли что изменится, из года в год их поддерживают подавляющее большинство стран, а количество воздержавшихся уменьшилось с 71 в 1992 году до трех, включая Украину, в 2021-м.

Традиционно «против» голосуют США, считая санкции «инструментом продвижения демократии», и Израиль. Они были введены в 1960 году в ответ на национализацию собственности американских граждан и корпораций и ужесточены в феврале 1962 года. В этот же период США неоднократно делали попытки по «продвижению демократии» с помощью отрядов кубинских эмигрантов и готовились к силовому вмешательству с применением вооружённых сил по плану операции «Мангуст», но на защиту Кубы встал Советский Союз, оказав экономическую и военную помощь.

С началом 1962 года обстановка в Карибском бассейне стала обостряться. В январе США добились исключения Кубы из Организации американских государств (ОАГ), а в апреле провели учение «Лантфибекс-62» с высадкой десяти тысяч морских пехотинцев на острова с похожим на кубинский рельефом местности. В ответ на эти и другие действия, а также на размещение американских ядерных ракет в Великобритании, Италии и Турции в конце мая 1962 года руководство СССР приняло решение о проведении операции «Анадырь» по развёртыванию на Кубе группировки советских войск (ГСВК).

Как заявил 7 июля 1962 года на совещании в Кремле Н. С. Хрущёв, «мы в ЦК решили подкинуть Америке ежа: разместить на Кубе наши ракеты, чтобы Америка не могла проглотить Остров свободы».

Замысел операции предполагал скрытную передислокацию через Атлантический океан с июля по октябрь судами Министерства морского флота 51-й ракетной дивизии РВСН, составлявшей основу группировки, и войск (сил) её оперативного прикрытия общей численностью от 40 до 50 тысяч человек. Предусматривались и силы ВМФ в составе эскадры подводных лодок (семь ракетных подлодок 18-й дивизии, четыре подлодки 69-й бригады) и эскадры надводных кораблей (два крейсера, два ракетных корабля, два эсминца и 12 торпедных катеров), но от их участия в угоду скрытности предстоящих действий отказались (на Кубу были доставлены только торпедные катера с экипажами).

По данным историко-документального департамента МИД России, желание осуществить план скрытно объяснялось тем, что развертывание ГСВК на Кубе не имело правовой основы. Американские ракеты были размещены в Европе на основании решения Совета НАТО 1957 года, а межправительственный договор о вводе советских войск на Кубу должны были подписать в ноябре 1962 года, то есть по факту завершения этого мероприятия. Подписанные в августе и сентябре соглашения предусматривали поставки на Кубу только оружия и военной техники.

Формирование ГСВК было завершено к 20 июня. Первым судном, которое 10 июля вышло в направлении Кубы с личным составом на борту, был теплоход «Хабаровск» (по другим данным, сухогруз «Мария Ульянова»). Морской трафик из Советского Союза в Карибский бассейн, да ещё и без захода в европейские порты, резко увеличился, что не могло быть не замечено разведками стран НАТО. По имеющимся статистическим данным, к перевозке войск были привлечены 87 грузовых и пассажирских судов, совершивших 149 рейсов. 

 

В связи с этим обстоятельством участились облёты судов боевой авиацией и встречи с кораблями иностранных государств, но в целом передислокация группировки проходила скрытно. Лишь 14 октября по результатам аэрофотосъёмки американцы обнаружили часть советских ракет уже на стартовых позициях, что привело их военно-политическое руководство в шоковое состояние. Вероятно, именно по этой причине решение об ответных действиях было принято только неделю спустя.

22 октября Дж. Ф. Кеннеди выступил по американскому телевидению с публичным заявлением.

«First: To halt this offensive buildup, a strict quarantine on all offensive military equipment under shipment to Cuba is being initiated. All ships of any kind bound for Cuba from whatever nation or port will, if found to contain cargoes of offensive weapons, be turned back. This quarantine will be extended, if needed, to other types of cargo and carriers. We are not at this time, however, denying the necessities of life as the Soviets attempted to do in their Berlin blockade of 1948». Опубликовано в книге Роберта Ф. Кеннеди «Thirteen days: А Memoir of the Cuban Missile Crisis».

Вводился карантин в отношении наступательного вооружения, поставляемого на Кубу. Все суда, направлявшиеся в её порты из любой страны, в случае обнаружения на них таких вооружений подлежали возвращению. Не создавалось препятствий для доставки гуманитарных грузов.

Как следует из официально опубликованных ООН документов, в этот же день США потребовали срочного созыва заседания Совета безопасности под предлогом «рассмотрения серьезной угрозы всеобщему миру и безопасности, вызванной тайным созданием Советским Союзом на Кубе баз для запуска и установки баллистических снарядов большого радиуса действия, способных доставлять термоядерные боевые заряды в большую часть Северной и Южной Америки». С аналогичным требованием, но с обвинением США в «акте войны, совершённом в одностороннем порядке», и в объявлении морской блокады выступила Куба. 23 октября Кубу поддержал Советский Союз, обвинив США в нарушении Устава ООН и угрозе миру, присвоении права нападать на иностранные суда в открытом море.

Заседания Совета безопасности ООН, проходившие с 23 по 25 октября, носили острый характер. Председательствовал постоянный представитель СССР в ООН В. А. Зорин. США пытались обвинить СССР в сокрытии факта размещения наступательных вооружений на Кубе, что отвергалось советской стороной даже при предъявлении материалов воздушной разведки. Следует отметить, что, с одной стороны, эти доказательства добывались путём незаконного вторжения в воздушное пространство Кубы, а с другой, далеко не всем в руководстве Советского Союза было известно о проведении операции «Анадырь», и уж тем более в дипломатическом корпусе.

23 октября на 1022-м заседании Совет безопасности, отмечая недопустимость нарушений норм в отношении свободы судоходства в открытом море, осудил действия США, направленные на нарушение Устава ООН и усиление угрозы войны. Потребовал отмены решения о проверке судов других государств, направляющихся к берегам Республики Куба, и предложил прекратить какое бы то ни было вмешательство в её внутренние дела и дела других государств, создающее угрозу миру. Призвал США, Кубу и СССР установить контакты и вступить в переговоры для нормализации обстановки и устранения угрозы возникновения войны, однако с 24 октября началось функционирование карантинной зоны. В море на удалении до 500 миль от Кубы были развёрнуты около 180 боевых кораблей, в том числе до восьми авианосцев Атлантического флота США. Основные усилия сосредотачивались севернее Багамских островов против советских торговых судов с военными грузами.

 

В этот же день в Совете безопасности ООН на стороне США выступили представители ОАГ, Ирландии, Великобритании, Франции и Китая (Тайвань). На стороне СССР и Кубы — Румыния, заявившая, что «военная блокада Кубы является актом войны, противоречащим целому ряду международных морских конвенций и деклараций, равно как и трём конвенциям об определении понятия агрессии, заключенным в июле 1933 года и признанным Соединенными Штатами». Отдельными обращениями СССР поддержали Болгария, Чехословакия, Венгрия и Монголия. Проблема заключалась в том, что страны социалистического лагеря, обвиняя американцев в агрессии, оперировали понятием «блокада», а её США не объявляли. Конфликтующим сторонам было предложено немедленно начать переговоры, на время которых приостановить поставки оружия на Кубу и карантинные меры в отношении судов, направлявшихся к её берегам.

В результате принятых дипломатических усилий сторонам удалось договориться. 28 октября руководство СССР приняло решение о вывозе стратегического вооружения с территории Кубы. Установленный президентом США карантин и наблюдение за Кубой с воздуха были приостановлены 30 октября на 48 часов. В то же время американцы предприняли практические шаги для усиления карантина в рамках ОАГ. На основании резолюции Совета ОАГ от 5 ноября США, Аргентина и Доминиканская Республика создали Объединенные карантинные силы. В этот же день начался вывоз советских ракет, а 21 ноября карантинные операции были отменены. По требованию Советского Союза американцы отказались от вторжения на Кубу и убрали свои ракеты из Турции.

За период Карибского кризиса самолеты и корабли ВМС США совершили 1600 облетов и 75 попыток остановки советских судов для их досмотра в открытом море, в отношении чего Советский Союз занимал весьма жёсткую позицию. Согласно Конвенции об открытом море 1958 года (ст. 9), «суда, принадлежащие государству или эксплуатируемые им и состоящие только на некоммерческой правительственной службе, пользуются в открытом море полным иммунитетом от юрисдикции государств, не являющихся государством флага».

При её подписании Советский Союз сделал оговорку о том, что принцип, согласно которому «в открытом море судно подчиняется юрисдикции лишь того государства, под флагом которого оно плавает, относится без каких-либо ограничений ко всем государственным судам», а других в СССР и не было… Ни одно советское судно не было остановлено американцами, о чём свидетельствует в своей книге и участник этих событий «из другого окопа» Питер Хухтхаузен.

Действия по облёту на низких высотах и сопровождению кораблями на дистанции в несколько десятков метров оказывали сильное психологическое воздействие не только на экипажи наших судов и «пассажиров», но и на оппонентов. Так, 12 сентября при облёте судна «Ленинский комсомол» (3000 тонн генерального груза и зенитный дивизион) на подходе к порту Никаро один из «американских ястребов» на очередном заходе врезался в море и затонул.

Помимо торговых судов, ещё одной головной болью американцев стали подводные лодки Северного флота, развернувшиеся к берегам Кубы. Первой 29 августа вышла в море «Б-75» проекта 611 (капитан 2-го ранга Н. И. Нантенков) с задачей ведения разведки береговой системы гидроакустического наблюдения вдоль восточного побережья США. В конце сентября по приказанию с управляющего КП «Б-75» заняла позицию сначала у берегов Кубы, а затем в Саргассовом море в целях оперативного прикрытия советских транспортов. 1 октября в поход вышли более современные по тому времени подводные лодки проекта 641 «Б-4» (капитан 2-го ранга Р. А. Кетов), «Б-36» (капитан 2-го ранга А. Ф. Дубивко), «Б-59» (капитан 2-го ранга В. С. Савицкий) и «Б-130» (капитан 2-го ранга Н. А. Шумков) для передислокации в порт Мариэль по плану операции «Кама». Но на заключительном этапе перехода их переразвернули в районы, как и «Б-75».

 

Более подробное описание этих событий можно найти у разных авторов, в том числе критично оценивающих результаты их похода. Но сейчас, особенно для моряков с атомных субмарин, трудно даже представить, в каких условиях приходилось выполнять задачи без систем кондиционирования воздуха, опреснителей и прочих прелестей современной подводной службы. А тогда температура в отсеках доходила до 40–60 градусов, пресную воду для питья выдавали порционно, вместо полноценной гигиены — проспиртованные марлевые тампоны, и так далее. Периодические вынужденные всплытия для зарядки аккумуляторных батарей в зоне господства авиации и кораблей противника лишали командиров возможности скрытно выполнять поставленные задачи. И всё-таки им удалось поставить на уши Атлантический флот США.

Получив 13 октября информацию о высокой активности советских подводных лодок в западной Атлантике, но не имея достоверных сведений об их составе и замысле предстоящих действий, штаб противолодочной войны (ASW) вынужден был организовывать поисковые действия практически во всей зоне объявленного карантина и за её пределами. По стечению обстоятельств первое обнаружение советской подводной лодки произошло в день выступления Дж. Ф. Кеннеди с объявлением карантина («Б-75» при приёме топлива от танкера «Терек»), что подлило масла в огонь. По данным американских источников, с 22 октября по 5 ноября 1962 года противолодочные силы имели 29 контактов с подводными объектами, из которых классифицированы как POSITIVE семь, как PROBABLE — два, как POSSIBLE — 16, как NON SAB — четыре. Нетрудно догадаться, что для их подтверждения и обработки требовалась очень высокая напряжённость противолодочных сил. Например, против «Б-59» действовала АПУГ (авианосная поисково-ударная группа) с авианосцем «Рэндолф» (8–11 кораблей охранения), против «Б-130» — АПУГ с авианосцем «Эссекс» (до четырех кораблей охранения) с применением палубной противолодочной и базовой патрульной авиации (БПА), но не всегда затраченные усилия давали положительный результат. Известно, что 11-я эскадрилья БПА с авиабазы Argentia (Ньюфаундленд) с 22 октября по 14 ноября совершила впустую 9000 боевых вылетов.

С позиции сегодняшнего дня, когда против нашей страны были введены экономические санкции, включая российское морское судоходство, будет уместным отметить, что ничего нового по этому вопросу не изобретено. Санкционеры действуют шаблонно, по клише «Навигационного акта» 1651 года, по которому морская торговля в британских морях велась только под британским флагом. Так и в начале 60-х годов прошлого века США требовали от всех компаний и фирм не предоставлять танкеры для перевозки советской нефти на Кубу, запрещали американским судам (в том числе под «удобным» флагом) заходить в морские порты СССР и других социалистических стран, публиковали чёрные списки судов — нарушителей американского эмбарго. Как отмечает С. Филатов в статье «Стратегическая операция „Анадырь“ глазами очевидца» в журнале «Международная жизнь» от 22.10.2012, к концу 1966 года в этих списках числились 252 судна, из которых 72 ходили под флагом Великобритании, 36 — Греции, 57 — Ливана, 14 — Италии и других стран. Кажется странным, но около половины судов из этого списка принадлежали союзникам по НАТО. Впрочем, даже в нынешних условиях на маршрутах между проливом Босфор и Новороссийском и в Финском заливе в направлении российских портов и обратно находятся танкеры и сухогрузы под флагами Антигуа и Барбуды и Багамских Островов (члены ОАГ и Содружества наций Великобритании), Маршалловых Островов (ассоциировано с США), Островов Кука (ассоциировано с Новой Зеландией, глава которой — монарх Великобритании), Панамы, Либерии, Мальты, Греции, Турции, Германии и так далее. Как говорил король Пруссии Фридрих Вильгельм, война войной, а обед по расписанию...

Проведением операции «Анадырь» с «подкидыванием Америке ежа» впервые была продемонстрирована реальная незащищённость США от ответных мер, и не только в случае развязывания войны против СССР и его союзников. Гарантия защищённости, которую давали пространства океанов, с развитием систем вооружений и технологий в других областях давно перестала быть реальностью, а санкционная война в современном мире, как показывает практика сегодняшнего дня, не ведёт к одностороннему успеху.

 

Нам важно ваше мнение!

+30

 

   

Комментарии (0)